RSS Feed

Абсурдность

21.08.2014 by petr8512

Верую, ибо абсурдно!

Тертуллиан

Абсурд — утверждение или мнение, явно противоречащее

тому, что думаем на этот счёт мы сами.

Амброз Бирс. Словарь сатаны

Если в первый момент идея не кажется абсурдной, она безнадежна.

Альберт Эйнштейн

Абсурд имеет смысл, когда с ним не соглашаются.

Альбер Камю

     Абсурдность как качество личности – склонность к поведению, которое  по определению не может быть тривиальным, обыденным и объяснимым в рамках привычной человеческой логики, которое окружающие оценивают как проявление  абсурда, нелепости и бессмыслицы.

    Надвигалась гроза. Над горами уже громыхал гром. Через неширокую, но быструю и глубокую речушку собирались перебраться несколько человек. Один был ученик Мастера. Он сообщил, что Мастер посоветовал ему переплыть эту реку пониже, но люди его высмеяли, сказав, что выше есть брод, и не пошли за ним. Ученик видел на первый взгляд абсурдность ситуации, но он был преданным Мастеру и всегда делал то, что говорил ему Мастер. На повороте река вынесла послушного ученика на противоположный берег своим стремительным течением. А что же остальные? Их застиг сель, который сошёл с гор, когда они вброд переходили эту реку. Эти люди знали, что Мастер — это сама Мудрость, Знание, но их разум отверг это. Все погибли!

     Абсурдность может стать как спутницей гениальности, так и бессмыслицы, может превратиться в генератор новых идей, а может стать производителем нелепых ситуаций, может стать следствием страха, с одной стороны, или чрезмерного напряжения, безумного желания всё на свете контролировать, с другой. Словом, абсурдность нужно воспринимать с оглядкой на сотни факторов. Эрнест Цветков в книге «Исцеление абсурдом» пишет: «Люди живут абсурдом, в абсурде, пытаются с этим абсурдом бороться, в результате чего все их попытки превращаются в одну большую и нудную пытку. А с абсурдом бороться не надо. Его надо просто принять — как данность нашего существования. Принять безо всякой тщеты мудрования, «переосмыслений», суесловия и постичь, что в таком принятии кроется, а заодно и раскрывается так называемый секрет счастья». Сергей Довлатов вообще считал что «В любой ситуации необходима минимальная доля абсурда».

     Абсурдность – это сумасшедшая логика. Утром отец говорит сыновьям – какой-то пидар украл у нас ночью корову. Младший говорит: – Раз пидар, значит маленького роста.  Средний сын: – Раз маленького роста, значит из Малиновки. Старший: – Раз из Малиновки, значит Васька-Косой. Пошли в Малиновку, надавали Косому по шее – не отдает корову. “Не крал”, – говорит. Повели братья Ваську-Косого к мировому судье – так, мол, и так, украл корову, а не отдает. По шее надавали – не отдает, по морде надавали – не отдает, даже по шарам дали – все одно не отдает. Судья их спрашивает: – А почему вы решили, что это Васька-Косой? – Как почему? – отвечают братья, – украли корову, значит пидар украл. Раз пидар , то маленького роста. Если маленького роста, то из Малиновки, там все короткие. Ну а раз из Малиновки, то, ясное дело, что Васька-Косой. – Интересная логика, – говорит судья, – ну, да ладно. А вот угадайте-ка, что у меня вот в этой коробке? – Квадратная коробка, – сказал отец. – Значит, в ней круглое, – сказал младший. – Круглое, значит оранжевое, – сказал средний. – Оранжевое – ясен корень, что апельсин, – сказал старший. Судья достал из коробки апельсин и сказал, задумчиво глядя на Ваську: – Косой, блин, верни братьям корову!

      Субъективная оценка поведения другого человека и вынесение вердикта «абсурдность» может быть далека от истины в силу того, что нам зачастую неизвестны мотивы его поведения, у нас недостаточно знаний, чтобы понять как на абсурдное поведение влияет карма, закон справедливости, мы не можем уловить всех причинно-следственных связей жизни, обусловливающих абсурдное, с нашей точки зрения, поведение других.

     Сергей Могилевцев пишет: «И все же, признав человека абсурдным по определению, мы сплошь и рядом замечаем, что одни люди абсурдны в большей степени, а другие – в гораздо меньшей. При этом абсурдность всегда связана с некими выдающимися качествами данного человека, с его нестандартностью, с его оригинальностью, его уникальностью, с тем, что носит общее название креативность.  Люди же, абсурдные в меньшей степени, как правило бесцветны, ничем не проявляют себя, проходят по жизни, не оставляя по себе следа».

      Банки, крупные фирмы специально производят мозговой штурм, чтобы получить от экспертов абсурдные идеи, в которых впоследствии находят рациональное зерно. Возьмем, к примеру, управление банковскими рисками и абсурдность. Как осуществлять мозговой штурм и причём тут абсурдность?  Мозговой штурм чем-то  напоминает процесс обсуждения вопроса знатоками в игре «Что? Где? Когда?», когда в течение обсуждаемой минуты появляются различные, казалось абсурдные версии, множество вариантов ответа на вопрос. По аналогии, банковский мозговой штурм необходимо грамотно организовать и подготовить, чтобы добиться качественных результатов. Целевая установка – посредством абсурдных идей выявить как можно большее число возможных рисков в кратчайшее время. До начала штурма необходимо ознакомить всех участников с перечнем рисков. Данная техника значительно улучшает качественные и количественные результаты идентификации кредитных рисков.

       В западной банковской практике одним из широко используемых и эффективных методов получения группового решения является метод Делфи. От метода Делфи по способу организации работы экспертов принципиально отличается «метод коллективной генерации идей». В ходе последнего метода одновременно решаются дне задачи: выдвигаются все идеи, на первый взгляд абсурдные, в отношении возможных вариантов решения поставленной проблемы; проводится анализ и оценка обоснованности выдвинутых идей.

       В составе участников должны обязательно присутствовать все банковские подразделения, задействованные в управлении кредитными рисками. Мозговой штурм можно проводить в несколько заходов с разными участниками. Необходим ответственный исполнитель, не вовлеченный в мозговой штурм, а только фиксирующий возникающие идеи и соображения. В ходе штурма  необходимо выяснить риски, относящиеся к открываемой рисковой кредитной позиции, кредитному проекту в целом, соответствующие риски для каждой задачи, категории рисков и уровни рисков.

      При мозговом штурме абсурдность незаменима. Но это скорее исключение, чем правило, когда абсурдность выступает как благо. Абсурдность порочна, когда она становится следствием абсурдного желания всё контролировать. Психолог Руслан Нарушевич утверждает, что когда человек перестает верить, что о нем заботятся, на него  обрушивается самая абсурдная идея, которая только может придти в голову человеку, идея о том, что он все должен делать сам. Это самое страшное, абсурдное состояние ума. Никогда более абсурдных вещей не делалось в истории человечества, чем те вещи, которые человек делает с идеей, что все должен сделать я сам или я сама. Если не я, то кто же? Вот такая вот идея. Самая разрушительная. Именно поэтому Библия говорит: «Те, кто не верует, уже наказаны». Нет страшнее состояния, когда человек собственными руками желая предотвратить, то, что ему не по душе, начинает такое в своей жизни городить, генерировать такую абсурдность, что потом его по кусочкам собирать приходится врачам, психоаналитикам, психотерапевтам, астрологам. Даже духовным наставникам приходится посвящать много времени, чтобы собрать этого человека. Его как бомбой разносит от абсурдности.

   То есть сама абсурдная идея о том, что я должен все делать сам, ставит человека на грань психического расстройства, и на начальном этапе человек страдает завышенной ответственностью, позже, истратив силы и разрушив свою психику, он может войти в состояние параноическое: – Я ничего не могу. Я бессилен. То есть сначала сверх усилия, потом бессилие. Иными словами, мы способны довести себя до абсолютного абсурда, до маразма идеей «Я должен контролировать всё».

       Украшение абсурдности – абсурдные анекдоты:

    – Летят по небу два крокодила – синий и красный, особенно красный.

   – Для чего вам зонт? – А вдруг дождь. – Я впервые вижу человека, который боится дождя в помещении. – А я и не боюсь. У меня ведь зонт!