RSS Feed

Алчность

19.02.2013 by petr8512

 

Подарите ему весь мир, и он потребует еще оберточную бумагу

  Жюльен де Фалкенар

       Алчность как качество личности – склонность к ненасытному, неумеренному желанию обладать какими-то благами.

      Алчный человек спрятал золото под деревом в саду. Каждую неделю он выкапывал свой клад и часами любовался им. Вскоре золото украли. Когда хозяин не нашел золота, он стал громко вопить. Сбежались соседи. Когда они узнали, в чем дело, то кто-то спросил: «Удалось ли тебе воспользоваться хоть частью своего золота?» – «Нет, я просто смотрел на него», – ответил несчастный. – «Ну, тогда ничего не потеряно, – ответили ему, – с таким же успехом ты можешь каждую неделю приходить и смотреть на дыру в земле».

     Человека лишь условно можно назвать искренним, честным, неуверенным или жадным. Человек, выражаясь метафорично, – это букет из проявленных качеств души. В нем понемногу присутствуют и другие качества, но неповторимый аромат индивидуальности возникает из уникальной комбинации проявленных качеств. Однако существует одно исключение, которому имя «Алчность». Если человек алчный, то другими его качествами можно пренебречь. Перед гигантскими размерами алчности все остальные качества едва ли можно рассмотреть под микроскопом. На могиле алчущего можно, не кривя душой, написать эпитафию со словами М. Лермонтова: «Я знал одной лишь думы власть. Одну, но пламенную страсть: Она, как червь, во мне жила, Изгрызла душу и сожгла».

      Всепоглощающее желание, маниакальная страсть к обладанию материальных благ извращают душу и помрачают разум. Необузданное стремление к безудержному накопительству уничтожает веру в нравственность и порядочность людей. Душа каменеет. Для алчущего на земле нет ничего порочного. Есть только глупые условности, мешающие его неодолимому влечению. Единственное, что представляет для него неподдельный интерес – это предмет его страсти. Так и хочется вместо предмета страсти поставить золото или деньги, но это наиболее распространенное проявление алчности.

      При этом надо иметь в виду. Алчность не ограничивается только материальной сферой жизни. Она может развиваться в любом направлении. Причина алчности – безграничное желание души быть счастливой. Если у человека жизненная концепция счастья основана на сильном стремлении к материальному счастью, значит, у него и алчность материальная. Но есть и духовная алчность, алчность к слушанию, алчность к знаниям, к истине и множество других.  «Блаженны алчущие правды, ибо они насытятся», – сказано в Евангелии от Матфея. Это можно понимать и так: только духовная алчность  оправдана. Другое дело, когда речь заходит о материальной алчности.

      Жгучее неукротимое не контролируемое сознанием вожделение к обладанию обособляется от личности, становится единственной его жизненной целью, превращая в раба, который и не помышляет о свободе от своей страсти. В этом и состоит сущность материальной алчности. В сети алчности может попасть не всякая личность.  Только страстная, самозабвенная, безоглядная, отрешенная, способная забыть о себе личность может стать ее фаворитом.

      Алчность, как и все качества, имеет свою противоположность – мотовство или расточительство. На шкале Алчность – Мотовство уютно расположились промежуточные по отношению к ним качества личности: скупость, жадность, бережливость, расчетливость и щедрость.  Разница между ними в накале страстей и в стиле по отношению к добыванию и трате денег.  Например, алчность – это стремление наращивать «валюту» своего баланса благ.  Скупость – это «мертвая хватка» того, что имеешь. Никаких трат.  Снега зимой не выпросишь – это про скупость. Самое большое горе для скупости – уменьшение валюты баланса. Жадность разносторонняя натура – она любит в арифметике прибавление и умножение того, что имеешь и ненавидит вычитание и деление того, чем обладаешь. Иными словами, стремится больше получать и поменьше отдавать.

    Ярким представителем алчности является ростовщик Гобсек – герой О. Бальзака. Гобсеку уже под восемьдесят лет. Он снимает две нищие комнатенки в одном из мрачных, сырых домов Парижа.  Питается хлебом и кофе с молоком, ходит в поношенном платье, а в кладовой у него гниют горы снеди, сложены кучи золота и серебра, которые он не доверяет банку. Свою жизненную философию алчущий Гобсек объясняет словами: ««Из всех земных благ, — говорил Гобсек, — есть только одно, достаточно надежное, чтобы стоило человеку гнаться за ним. Это…золото. Мой взор подобен взору господа. Я читаю в сердцах; ничто не скроется от меня, ни в чем нет отказа тому, кто затягивает и развязывает денежный мешок. Я достаточно богат для того, чтобы купить совесть тех, кто управляет министрами, начи­ная от канцелярских служителей и кончая их любовницами. Разве это не власть? Я могу, имея самых красивых женщин, пользоваться их самыми нежными ласками. Разве это не наслаждение?» Обратите внимание, алчности не нужно непосредственное обладание, ей достаточно сознания, что она может в любой момент обладать тем, чего захочет.

   В подтверждение этого утверждения послушаем А. С. Пушкина. Барон в своем монологе настолько здорово раскрывает сущность алчности, что мы воспроизводим его целиком: «Как молодой повеса ждет свиданья с какой-нибудь развратницей лукавой иль дурой, им обманутой, так я весь день минуты ждал, когда сойду в подвал мой тайный, к верным сундукам. Счастливый день! могу сегодня я в шестой сундук (в сундук еще неполный) горсть золота накопленного всыпать.  Не много, кажется, но понемногу сокровища растут. Читал я где-то, что царь однажды воинам своим велел снести земли по горсти в кучу, и гордый холм возвысился — и царь мог с вышины с весельем озирать и дол, покрытый белыми шатрами, и море, где бежали корабли. Так я, по горсти бедной принося привычну дань мою сюда в подвал, вознес мой холм — и с высоты его могу взирать на все, что мне подвластно. Что не подвластно мне? как некий демон отселе править миром я могу; лишь захочу — воздвигнутся чертоги; в великолепные мои сады сбегутся нимфы резвою толпою; и музы дань свою мне принесут, и вольный гений мне поработится, и добродетель и бессонный труд смиренно будут ждать моей награды. Я свистну, и ко мне послушно, робко вползет окровавленное злодейство, и руку будет мне лизать, и в очи смотреть, в них знак моей читая воли. Мне всё послушно, я же — ничему; я выше всех желаний; я спокоен; я знаю мощь мою: с меня довольно сего сознанья…»  Здесь алчность, как генерал всех остальных  качеств, вызывает на «ковер» тщеславие.

        В подвалах барона и в нищих комнатенках ростовщика алчность погребла в золоте и векселях  затравленную глупость, опрометчивость, отчаяние, любовь и сострадание других людей. Своих поставщиков алчность воспринимает актерами, дающими для него театральное представление, а себя неумолимой неотвратимостью судьбы. При этом сама алчность ненавидит наследников и думать не хочет, что кто-то станет владельцем его сокровищ.

         Алчность скрытна, осторожна, раздражительна и подозрительна. Какое надо иметь самообладание и осторожность, чтобы как Гобсек отказаться от собственной золотой монеты, выпавшей из кармана и любезно поднятой соседом. Для всех он нищий, поэтому скрытность превыше всего.

       В христианстве алчность причисляется к одному из семи смертных грехов, ибо побуждает злобу, гнев, зависть, а это приводит к непредсказуемым последствиям. Алчная душа всем бедам начало. Она провоцирует страх потери и изливает гнев на возможных конкурентов и претендентов на богатство. Алчность можно справедливо отождествить с предметом вожделения: человек – вексель, человек – золото, человек – деньги. Алчность – это человек с кассовым аппаратом вместо души. Анекдот в тему. Девушка в гневе: «Я не хочу жить с таким алчным скотом как ты.  Вот твое обручальное кольцо!» – «А где коробочка?»

        Алчность – это порок, болезнь, которая может начинаться в детстве. Послушайте трагическую и поучительную историю из «Острова сокровищ» о мальчике Бобби, который любил …… да, любил деньги: «С рождения Бобби пай-мальчиком был. Имел Бобби хобби – он деньги любил. Любил и копил. Все дети, как дети, живут без забот, а Бобка не ест, Да, не ест и не пьет – в копилку кладет». И так до старости. А что потом? Потом: Старый дедок очень деньги любил, впроголодь жил, все копил и копил. К Богу был призван держать он ответ. Деньги остались, а дедушки нет.

       Перед падением в пучину алчности человеку нужно было бы помнить слова Христа: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».