RSS Feed

Анархичность (Анархия)

14.08.2013 by petr8512

Бей красных, пока не побелеют, бей белых, пока не покраснеют!

Нестор Махно

В тот момент, когда в общество проникает идея, о том, что собственность не является священным и неотъемлемым правом, начинается тирания и анархия.

Адамс Джон

Анархисты — это буйные парни, которые хотят непременно начальствовать, под предлогом, что они неспособны повиноваться.

Поль Декурсель

            Анархичность (Анархия) как качество личности –  стремление жить в обстановке вседозволенности, вне каких-то ограничений;  склонность, проявляя своеволие, систематически отказываться подчиняться всякой власти, авторитету; придавать исключительное значение индивидуальным ценностям, проповедовать ничем не ограниченную свободу каждой отдельно взятой личности.

          Однажды Обезьяны свергли своего царя, и сразу же у них начались распри и анархия. Не в силах сладить с бедой, они отправили посольство в соседнюю обезьянью стаю, чтоб получить совету Старейшей и Мудрейшей Обезьяны на Всем Белом Свете. — Дети мои, — сказала Старейшая и Мудрейшая, выслушав послов, — вы правильно поступили, что избавились от тирании, но ваша стая ещё недостаточно развита для того, чтобы жить совсем без царя. Заманите тирана обратно фальшивыми посулами, убейте и посадите на трон. На костях даже самого неограниченного деспота можно возвести отличную конституционную монархию. Но послы понурились в замешательстве. — Увы, это невозможно, — пробормотали они, пятясь. — У нашего царя нет костей, он был бесхребетный.

         Анархичность – это влюблённость в хаос.  Это желание выловить в мутном водоёме хаоса «рыбину» – право на вседозволенность или свободу от каких-либо ограничений со стороны общества. Творить, что угодно и ни за что не отвечать – вот «голубая» мечта анархичности. Носитель этого порочного качества печется о свободе личности, разбрасывается высокопарными фразами, но за всей этой внешней мишурой скрывается лишь одно – желание жить в угоду своим ненасытным чувствам и беспокойному уму и при этом быть в стороне от исполнения своих обязанностей  – сына, отца, мужа, гражданина.

         Анархичность – это ненависть к ограничениям. Разумный человек, купив товар, стремится, прежде всего, узнать, как им пользоваться, какие существуют ограничения в его эксплуатации.  Вся наша жизнь – это система ограничений. Например, культура – это система ограничивающих знаков.  Никому не придет в голову построить дом, в котором у лоджий и балконов отсутствуют перила, произвести ружьё без предохранителя, продавать электропилу без инструкции для пользователя. Строители вырыли котлован и, согласно технике безопасности, сразу поставили ограничительные сооружения – забор, столбы для освещения территории. Иными словами, ограничения это благо для человека, ибо они предохраняют его от опасности. Разумный человек всегда проверяет, есть ли ограничения в системе и лишь за тем начинает ею пользоваться. Когда человек приходит к врачу, первое, что ему говорят –  что можно и что нельзя, что можно делать и что нельзя делать. 

       Анархичность – это шоссейная дорога без светофоров,  на которой не действуют правила дорожного движения. Люди делятся на две большие группы – желающие слушать о правах и желающие слушать об обязанностях. Человек, желающий знать только свои права, уверенно идет к деградации. Анархичность уверенно обосновалась в первой группе. Ей по нраву только права. Она не осознает, что суть прогресса личности, его движения вперед – это углубленное понимание и исполнение своих обязанностей. Иллюзия считать, что в жизни много дорог. Дорога всегда одна – либо вверх, либо вниз. Страна будет процветать, если все ее граждане понимают и исполняют свои обязанности. Там, где думают только о правах и забывают об обязанностях, воцаряется хаос и произвол, одним словом, анархия.          Анархичность – это беспорядочность межличностных отношений, это сумбурность и стихийность во всех сферах жизни человека.

       Главный ограничитель анархичности – государство. Поэтому она его люто ненавидит. Только государство с его судами и тюрьмами вмиг прекратит бесчинства похотливых чувств и вожделенного ума анархичности. А так хочется обобществить всех женщин, не морочиться с семьёй и воспитанием детей, не заботиться о родителях, не работать. Ведь анархия – мать порядка. Всё само произведется и сделается. Работа дураков любит. Пусть работает пила, не для того ты меня мама родила. Мы – анархисты, можем только делить и отнимать, а прибавлять и умножать должны простые работяги. Поэтому мы отрицаем необходимость государства для нашего «справедливого» существования и призываем к прямой реализации наших интересов, без посредства власти и государственных учреждений.  Это ж сколько мы будем балдеть, отобрав у государства золотовалютные резервы?

     Все помнят кадры из фильма “Хождение по мукам”, где “помятый” сподвижник батьки Махно с издевкой в голосе допрашивает одного из главных героев, Вадима Рощина: “Я – Лева Задов! Со мной шутить не надо. Я тебя буду пытать, и, если ты мне всю правду не скажешь, я с тобой то сделаю, что Содом не делал со свой Гоморрой”.  Вот как Алексей Толстой характеризует Леву: «Имя Левки Задова знали на юге все не меньше, чем самого батьки Махно. Левка был палач, человек такой удивительной жестокости, что Махно будто бы даже не раз пытался зарубить его, но прощал за преданность…». Еще несколько строчек: «Левка Задов сидел пышно кудрявый, румяный, наслаждаясь властью над человеком, ужасом, который он внушал». Он смотрит на Рощина взглядом, «в котором не было ничего разумного и человеческого…». Так случилось, что имя Задова оказалось прочно связанным с рассказами о зверствах махновской контрразведки. В первом томе антологии «Литература русского зарубежья» есть такие строки: «Случайно застигнутая у моста женщина с девочкой, оказавшаяся женой какого-то неместного профессора, успевшего уйти с добровольцами, была отправлена в махновскую контрразведку, и когда Лева Задов, начальник контрразведки, услышал, что муж ее там, на той стороне, он сразу, в упор пальнул из тяжелого нагана. Не зная, как поступить с рыдавшим над трупом матери ребенком, Задов произвел еще один выстрел, и у трупа матери калачиком навеки свернулся минуту назад плакавший ребенок».

          Лев Яруцкий пишет: «В 1924 году румынская сигуранца создала террористическую группу для заброски ее в СССР. Л.Н. Зиньковский-Задов согласился эту группу возглавить. Переправившись через Днестр, Задов воскликнул: – Ребята, ну его к черту, этот террор. Пошли сдаваться. С братьями Задовым и Зотовым (в Румынии Даня взял себе этот псевдоним) чекисты обошлись более чем любезно. Подержали, правда, немного в тюрьме: потерпите, пока проверим ваши показания. Через каких-нибудь три месяца освободили. Мало того: обеспечили жильем, трудоустроили. На приличные должности с неплохим жалованьем. И где? В ГПУ. Невероятно! Но факт. Человеку с такой громкой известностью на Украине, какой пользовался Лева Задов, сразу же «за просто так» простили все прегрешения против советской власти! Его арестовали 3 сентября 1937 года. Обвинили в связях с иностранными разведками, прежде всего с румынской. Однако никаких доказательств следствие представить не сумело. Даже такой не церемонившийся орган, как особое совещание НКВД СССР, не утвердил обвинения и направил дело на доследование. Тогда следователь Я.М. Шаев-Шнайдер применил к Зиньковскому «особые методы», и Лев Зиньковский признал, что он работает на румынскую, английскую и еще какие-то разведки. Самого Шаева-Шнайдера расстреляли в 1939 году, установив, что тот занимался фальсификацией следственных дел. Но к тому времени Лев Николаевич Зиньковский-Задов уже год лежал, расстрелянный, в земле сырой».