RSS Feed

Аристократизм (Аристократичность)

22.10.2014 by petr8512

Человек — аристократ среди животных.
Генрих Гейне

Независимость мысли — самый благородный вид аристократизма.
Анатоль Франс

Всякое общество держится на аристократии, ибо суть аристократизма является

требовательность к самому себе, а без такой требовательности любое общество гибнет.
Альбер Камю

       Аристократизм (Аристократичность) как качество личности – склонность проявлять особую манеру поведения, отличающуюся утончённостью, благородством, изысканностью, обычно свойственной аристократам.

   Разговор двух потомственных аристократов. – Я смог установить своих предков вплоть до Рюрика! А как обстоит дело с твоим генеалогическим древом? – Не могу сказать – наши родовые бумаги были утеряны во время Всемирного потопа.

    Ребята, – говорил один парень, – если я женюсь, то возьму себе такую красотку, которая будет экономна на кухне, аристократка в гостиной и страстной в кровати. И вот он женился на девушке, которая отвечала всем его требованиям, но несколько в другом порядке: она ведет себя как аристократка на кухне, проявляет страсть в гостиной, когда его нет дома, и весьма экономна с ним в кровати.

       Аристократизм – приз за благочестие в прошлых жизнях. Настоящий аристократизм – это обладание самыми лучшими качествами личности. Прежде всего, это высокая требовательность к себе и к другим, собранность, сдержанность, чувствование истинных культурных ценностей, способность хранить культурные ценности и передавать их детям, ученикам.

        Нувориши или «новые аристократы», нахапав в ходе прихватизации, народного добра мнят себя «голубой кровью», аристократами, не понимая, что истинный аристократизм как качество личности является отражением, прежде всего, аристократичности внутреннего мира человека.

       Аристократизм не мыслим без совести. Многие духовные традиции, в частности Веды, считают, что аристократизм человека определяется, прежде всего, его способностью контактировать со своей совестью. Иными словами, истинный аристократизм всегда опирается не на пустоту, а на твёрдое: совесть, благородство, честь и достоинство.

      Чтобы понять, кто такие новые аристократы достаточно прочесть о них несколько анекдотов:

       Новые аристократы в Большом театре на балете. Жена – мужу:- Все чувства в балете – любовь, страсть, желание – выражаются в движении. – Ну, не скажи! У меня недавно кореш на “Лебедином озере” бабки заплатил, так балерина спела.

    Беседуют двое новых аристократов: – Вчера был на «Свадьбе Фигаро». Супер! Все наши были. Полный гламур! Тебя что-то не встретил? – Не смог, дела. Пришлось ограничиться поздравительной телеграммой.

     Аристократизм – это пришедшее из прошлого благочестие. У каждого человека есть свой небесный счет благочестия, куда зачисляются его добрые дела и производятся вычеты за сделанное зло.  Благочестивый человек имеет большие шансы родиться в новом воплощении в семье аристократов. В Ведах говорится,  что рождение в хорошем роду, или хорошей династии, благородной семье, это благочестие из прошлого. Если вы что-то жертвовали на духовное развитие человечества, в следующей жизни будете богаты с самого рождения. Родитесь в семье богатых благородных аристократов. Или вторая опция, второй вариант рождения – родиться в семье, которая не отягощена материальными нуждами. То есть, благочестивые люди не должны тяготиться материальными нуждами. Им более присущи духовные потребности. Поэтому они и рождаются  в семье богатых аристократов. То есть, эти люди состоятельны, но их жизнь не посвящена обогащению. Они утончённые аристократы. Они, может быть, не заняты духовной практикой, но человеку, рожденному в такой семье, даются возможности, будучи неотягощенным какими-то материальными нуждами заняться осознанием каких-то более высоких целей.

     Аристократизм в материальном плане уже осуществлен. Давид Самойлов пишет: «Отличительная черта аристократа — отсутствие зависти. Плебей всегда завидует. Ему кажется, что он мог бы осуществиться лучше. Аристократ уже осуществлён».

     Аристократ, как считает психолог Руслан Нарушевич, –  никогда  не станет желать  стиральную машину Indesit, или автомобиль BMW. Он не станет желать, это всё уже есть. Он родился там, где материальные желания неуместны. Всё, как при коммунизме, есть. В доме стоит. Прошлое благочестие избавило его от необходимости думать, как что-то купить. У нас много желаний всяких, и мы думаем: «Вот если бы это было у меня, я б, наверное, был бы счастливее». Он сразу рождается в семье, где все достаточно уже несчастливы, но все имеют. И ему дается шанс понять: – Смотри, вот родители, они в полном достатке. Ты вырос с бассейном, с лужайкой, с теннисным кортом за домом. Да? Но при этом ты видишь, как бы ничего не происходит, какого-то особенного счастья нет. Отец очень состоятелен, у него хорошо налажен бизнес. Мама – красавица. То есть, родился в идеальной семье. Но особенного счастья нет. И человеку дается шанс: – Подумай! Во-первых, тебе не надо самому все это достигать, оно уже есть. Во-вторых, подумай, надо ли тебе к этому всему привязываться. Не лучше ли тебе заняться духовной практикой? 

    Аристократизм – это способность сохранять и передавать культурные ценности по цепочке ученической преемственности. Аристократ, обладая тонким художественным вкусом, как никто способен видеть в произведениях искусства, течениях моды, обычаях, нравах те лучшие образцы, которые по праву можно назвать культурными ценностями.

   Аристократичность как прямое следствие благочестия в прошлом не может считаться врожденным качеством. Рождение в семье аристократов – это награда, посредством которой  ребёнок получает соответствующее аристократам воспитание. То есть аристократизм – приобретённое, выхоленное качество личности. Раз уж человек родился в семье аристократов, то он, скорее всего, усвоит особую манеру поведения аристократов, отличающую благородным изяществом, утончённостью и изысканностью, ему привьют сдержанность, обходительность, вежливость, учтивость и почтительность.

     Психологический портрет аристократа: одинаковое поведение на людях и дома, невозможность выйти за рамки своего этикета, даже если он устал, расстроен, рассержен и т.д. Он корректен и вежлив как на работе, так и дома. Аристократ не сбрасывает на домашних накопившуюся энергию раздражения, усталости, не навешивает на других свои трудности и проблемы. Он стремится все решить внутри себя, он противник фамильярности и панибратства. Аристократ умеет держать людей на дистанции, не позволяя им вторгаться в своё личное пространство. Он не позволяет людям проявлять по отношению к себе хамство, грубость, нахальство и развязность. Аристократы – хорошие воспитатели и учителя.

     Аристократизм таит в себе некоторые опасности. По мнению психологов,  аристократы – люди установочные. Если что-то принято, то поменять это им очень трудно. Аристократов отличают жесткие рамки поведения, четкие каноны этикета, незыблемые ценности, за которые они крепко держатся и начать менять что-то, играть роли, все перестраивать, как это часто бывает необходимо для духовной эволюции, им очень трудно. Снимать установки, чистить подсознание от чужих программ – все подобные виды психической работы даются аристократам очень нелегко.

    И еще один крупный недостаток – аристократы склонны общаться с подобными себе, что приводит к созданию избранного круга. Это может проявляться от размеров семьи до целого сословия в государстве. Казалось бы – что плохого? Но дело в том, что на тех, кто не имеет аристократизма или не входит в круг избранных, у аристократов часто идет сильное презрение. Оно может носить глухой, не выставленный характер, но меньше от этого не становится. При этом сильно возрастает гордыня – это бич большинства аристократов. У них гордыня может стоять в стержне психики, во всех клеточках тела, она как бы несёт защитные функции, т.е. не позволяет им забыть, что они избранные, белая кость, не позволяет смешаться с другими людьми. При духовной работе аристократам приходится очень тщательно отслеживать это качество и долго, терпеливо убирать из своего подсознания гордыню, ставшую следствием ложного аристократизма.

     Не зря Франсуа Шатобриан говорил: «Аристократия проходит через три последовательных возраста: возраст превосходства, возраст привилегий, возраст тщеславия; она вырождается во втором и угасает в третьем».

      Какой же должна быть аристократичность? Великий русский философ Николай Бердяев писал: «Прирождённый аристократизм, аристократизм духа отрицает иерархические чины и положение в обществе, связанные с принадлежностью к какому-то целому. Государство и так называемые аристократические организации общества есть плебейские организации. Духовной аристократии, возвышающейся над всякой общественно-классовой и групповой нравственностью, должны принадлежать первые толчки к дальнейшему прогрессу, без неё наступило бы царство застоя и стадности».