RSS Feed

Барство

19.07.2013 by petr8512

Барство-то — как оспа… и выздоровеет человек, а знаки-то остаются.

Максим Горький. На дне

      Барство как качество личности  –  склонность проявлять пренебрежительно-спесивое, высокомерно- избалованное отношение к людям, занимающим более низкое общественное положение.

      Барство – это российский вариант рабства. Барство – это разгул прихотей, вседозволенности, возможностей поглумиться над «маленьким человеком». Это раздолье для барских проказ.  Многие баре бесчеловечно использовали своё право владельца крепостных душ, полного хозяина и господина. Это оттуда, из крепостного права: «жизнь хуже собачей», «шапку ломать», «право первой ночи» и так далее. Некоторые из так называемых крепостников отличались такой жестокостью, что вошли в историю. Яркий пример тому Дарья Николаевна Салтыкова, получившая от дворни прозвище Салтычиха.

        День начинается. Дарья Николаевна вновь проснулась в недобром расположении духа. Вызвала девку, чтоб та ее одела. Вскоре утренний туалет оказался законченным. Придраться было не к чему. Тогда барыня без всякой причины оттаскала крепостную за волосы. Затем помещица пошла по комнатам проверять, все ли чисто убрано. В одной из них она увидела маленький, желтый, осенний листочек, который залетел в окно и прилип к половице.Салтычиху прорвало. Она визгливым голосом потребовала ту, которая убирала комнаты. Ни жива – ни мертва вошла Аграфена. Салтычиха схватила увесистую палку и стала нещадно бить «провинившуюся», пока девица, истекая кровью, не повалилась на пол. Позвали священника, но Аграфена не могла даже слова вымолвить. Так и умерла без покаяния. Подобные сцены в московском доме на углу Кузнецкого моста и Лубянки повторялись чуть ли не каждое утро, а затем и в течение дня. Те, кто покрепче, побои выдерживал. Других же постигала участь Аграфены. Всего Салтычиха замучила 139 душ. Среди забитых самой барыней в основном молодые женщины, есть также и несколько малолетних девочек.

      Барство не умерло с освобождением крестьян от крепостного права, превратившись в ярко проявленное качество личности людей, находящихся у власти и высокомерно-избалованно относящихся к своим подчиненным. В российской среде зажить на широкую ногу, разбарничаться можно было и  при царе и при советской власти. Партийная номенклатура, провозглашая лозунги о равенстве и братстве, пренебрежительно относилась к гегемонам. Новые баре оставили далеко позади себя помещиков в смысле алчности и жадности. Один генерал-полковник докладывал Сталину положение дел. Сталин казался очень доволен и даже раза два одобрительно кивнул. Окончив доклад, генерал-полковник попросил: – Товарищ Сталин, в Германии я отобрал кое-какие интересующие меня вещи, но на контрольном пункте их задержали. Если можно, я просил бы вернуть их мне. – Это можно. Напишите рапорт, я наложу резолюцию. Генерал-полковник вытащил из кармана на всякий случай заготовленный рапорт. Сталин наложил резолюцию. Генерал-полковник, очень довольный, горячо поблагодарил Сталина и прочитал резолюцию: “Вернуть полковнику его барахло. И.Сталин”. – Тут описка, товарищ Сталин. Я не полковник, а генерал-полковник. – Нет. Тут всё правильно, товарищ полковник.

     Классическое проявление барства описано в рассказе «В бане», необоснованно приписываемому народной традицией перу либо Льва Толстого, либо (чаще всего) Алексея Толстого: «Фроська  тихо вошла в баню и в нерешительности остановилась. Барин лежал на лавке, на животе, а две девки, Мелашка и Наташка, тоже голые, стояли с боков, по очереди ожесточенно хлестали его мокрыми  березовыми  вениками  по  распаренной, багрово-красной спине, блестевшей от пота. Барин слаженно жмурился и одобрительно крякал при  особо  сильных ударах.  Наконец  он  подал знак остановиться, и громко отдуваясь, сел, опустив и широко раздвинув ноги, на пол.   –  Квасу”  – хрипло прохрипел он. Быстро, метнувшись в угол , Наташка подала ему квасу. Напившись, барин заметил тихо стоявшую у дверей Фроську и поманил ее пальцем. Медленно,  переступая  босыми  ногами  по мокрому, скользкому полу, стыдливо прикрывая наготу руками, она приблизилась и стала перед ним, опустив глаза. Ей было стыдно смотреть на голого  барина,  стыдно  стоять перед ним. Она стыдилась того, что ее без тени смущения разглядывают, стоя рядом, две девки, которые не смущаются своей наготы.   – Новенькая!”- воскликнул барин, – “хороша ничего не скажешь.  Как зовут?:- скороговоркой бросил он, ощупывая ее живот, ноги и зад.   –  Фроськой”-  тихо ответила она и вдруг вскрикнула от неожиданности и боли: барин крепко зацепил пальцем левую грудь.  Наслаждаясь  ее живой  упругостью,  он  двигал  рукой вверх и вниз, перебирая пальцами, вздувшуюся между ними поверхность груди, туго обтянутую гладкой и  нежной  кожей.  Фроська  дернулась и отскочила назад, потирая грудь. Барин громко засмеялся и погрозил ей пальцем. Вторя ему, засмеялись угодливым смехом и Мелашка с Наташкой».

     Прошло сто лет, и думаете, что-то принципиально изменилось в формах проявления барства? Нисколько. Достаточно вспомнить некоторые эпизоды из жизни Бориса Ельцина. Генерал – лейтенант Александр Коржаков – начальник Службы Безопасности Президента в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» вспоминает: «Первый официальный визит Ельцина в Казахстан накануне “путча” был пышно организован. В краеведческом музее произошел занятный случай. Местные девы пели народные песни и играли на домрах. Назарбаев тоже взял в руки домру и показал, что прекрасно играет и поет. Ельцин решил аккомпанировать коллеге ложками. Рядом с ним в этот момент оказался начальник хозяйственного управления президента РФ товарищ Загайнов. Места в музее располагались как в амфитеатре – под уклоном. Шеф уселся на более высокую ступеньку вместе с Назарбаевым. А начальник хоз.управления оказался на пару ступеней ниже. И когда Ельцин заиграл на ложках, ему очень понравилось постукивать по пышной седой шевелюре хозяйственника Сначала шеф ударял по своей ноге, как и положено, а затем с треском лупил по голове подчиненного. Тот обижаться не смел и строил вымученную улыбку. Зрители готовы были лопнуть от душившего их смеха. А шеф, вдохновленный реакцией зала, все сильнее и ритмичнее охаживал Юрия Георгиевича… Если у Ельцина возникало желание поиграть на ложках, то оно было непреодолимым. Когда не было деревянных, он брал металлические … Загайнову повезло – в Казахстане нашлись деревянные ложки. Творческая находка запомнилась Ельцину: потом он всегда стучал ложками по соседним головам. Один раз ударил металлической ложкой даже по президентской голове Акаева … После Казахстана можно было всегда наблюдать такую картину: как только Ельцин собирался поиграть на ложках, сопровождающие тихонечко отсаживались подальше или вежливо просили разрешения выйти покурить».