RSS Feed

Бесчинственность (Бесчинство)

30.10.2013 by petr8512

Свиньи, склонные к бесчинству,
На земле, конечно, есть.
Но уверен я, что свинству
Человечества не съесть.

                                                                                               Самуил Маршак

Чем дольше здравомыслящие молчат, тем больше безрассудные бесчинствуют.

Александр Журавский

      Бесчинственность (Бесчинство) как качество личности – склонность к скандальному, безобразному поведению, к грубому нарушению морали, к презрительному отношению к общепринятым нормам поведения.

    Бесчинственность – поклонница беспредела. Корень  «чин» – означает правило, порядок. Поэтому в современном русском языке бесчинство связано по смыслу с беспорядком, беспределом. Слова «чин» и «бесчинство» не имеют единого  смыслового стержня, ибо бесчинный семантически  не выводится из слова «чин». Семантическое родство, ранее, безусловно существовавшее между словами «чин» и «бесчинный», практически потеряно.

      Тем не менее, многие духовные традиции продолжают рассматривать бесчинство как сестру гордыни и неуважительности к людям, не признающим слово почитай. “Любовь не бесчинствует”. Любовь относится к высшим себя с уважением, “отдает всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь“. Любовь повинуется Слову Божию: “Почитай отца твоего и мать…” “Всех почитайте, братство любите…” “Почитайте один другого выше себя” (1 Петр. 2 гл.; Фил. 2 гл.; Рим. 13 гл.).

       Помимо этого, духовные культуры говорят еще о двух видах бесчинства, а именно: бесчинство, не знающее своего места, и бесчинство, вмешивающееся не в свои дела. Бесчинный человек обожает лезть не в свои сани, совать нос в чужие дела.

    Придворная дама, имевшая доступ к королю Фридриху Великому пожаловалась ему на своего мужа: – Ваше величество, – сказала она, – мой муж очень плохо обращается со мною! – Это не мое дело! – ответил король. – Да, но он также плохо о Вас отзывается, Ваше величество! – продолжала обиженная. – Ах, это? Ну, это, пожалуй, не твое дело, – спокойно ответил король. – Да, Ваше величество, но ведь подумайте., этим он может повредить себе, своей собственной карьере! – не унималась просительница. – А это уж его личное дело, – спокойно ответил Фридрих, и на этом, аудиенция закончилась.

    – Как вы сумели нажить такое огромное имущество? – спросили одного богача. – Первую половину моего состояния я нажил, не разрешая никому вмешиваться в мои дела, а вторую – не вмешиваясь в дела других людей, – мудро ответил тот.

      Бесчинство набирает силы, когда видит, что власти ей попустительствуют. Так произошло в Германии. «История Гитлера — это история его недооценки»,— писал германский либеральный историк В. Валентин. Тому, что многие современники не восприняли всерьез нацистское движение и его фюрера, в немалой степени способствовал жалкий конец первого значительного политического выступления нацистов. В самих определениях: «пивной путч», «мюнхенский политический карнавал», «опереточный переворот» — отразилось пренебрежительное отношение современников к этому событию.

     В книге «Происхождение фашизма» П. Рахшмир восстанавливает исторические подробности того, как бесчинства нацистов постепенно привели к становлению фашизма. Дебют Гитлера начался с неудачного «пивного путча».  Срок акции был назначен на 8 ноября 1923 года. Силами мюнхенских штурмовиков и подразделений «национальных союзов» под командой Геринга, Крибеля, Вебера, Рема предполагалось захватить склады с оружием, занять главный вокзал и телеграф. Ключевым пунктом операции являлась пивная «Бюргерброй». Вооружившись пистолетом и нацепив на сюртук железный крест, Гитлер к 20 час. 30 мин. подъехал к «Бюргерброй». Вестибюль был набит людьми до отказа. Гитлер обратился к полицейскому с требованием немедленно очистить помещение. Полиция повиновалась и расчистила путь подоспевшим вскоре штурмовикам из «ударной бригады Гитлера». Они, не мешкая, заняли вестибюль и установили там пулеметы. К Людвигсбрюкке (мост через Изар) подвезли орудие. Здание было блокировано. Когда один из полицейских позвонил в управление, начальство дало краткую инструкцию: поддерживать порядок на улице и не вмешиваться. Инструкция исходила от Фрика, которого Гитлер через час назначил главой мюнхенской полиции, а через десять лет министром внутренних дел «третьего рейха».

    В 20 час. 45 мин. с пистолетом в руке во главе вооруженных до зубов штурмовиков Гитлер ворвался в переполненный зал, где значительная часть присутствовавших спокойно дремала, убаюканная докладом генерального комиссара. «Национальная революция началась!» — провозгласил Гитлер. Прерванный на полуслове Кар застыл в оцепенении. Навстречу глашатаю «национальной революции» поднялся полицейский майор Хунглингер. Гитлер с криком приставил к его груди пистолет. Телохранители мигом убрали полицейского с дороги. В зале раздались возмущенные возгласы. Вскочив на стул, Гитлер выстрелил в потолок, чтобы призвать публику к порядку, затем заявил, что в «Бюргерброй» находится 600 штурмовиков, а рейхсвер и полиция шествуют сюда под знаменем свастики. Присутствующим было приказано оставаться на своих местах, а Кару, Лоссову и Зейссеру — следовать в соседнюю комнату.

   На трибуне Гитлера сменил Геринг, тоже воспользовавшийся пистолетом в качестве председательского колокола. В заключение своей разъяснительной речи начальник СА привел самый убедительный, с его точки зрения, для баварцев аргумент: «А в общем вы можете быть довольны, ведь у вас здесь есть пиво».

    Между тем дела путчистов шли не так уж гладко. Наибольшего успеха добился Рем, овладевший зданием окружного командования. Занять казармы саперов не удалось. К пивной, расположенной на окраине Мюнхена, за Изаром, стекались люди. Из города доходили обнадеживающие сведения о настроении мюнхенских обывателей. Ободренные этим, путчисты, вопреки возражениям павшего духом Гитлера, решили выступить утром. «Мы маршируем!» — повелительным тоном произнес Людендорф, отметая всякие сомнения и возражения. Отставной полководец был уверен, что рейхсвер встретит его так же, как в свое время французская армия встретила вернувшегося с Эльбы Наполеона.

    Образовалась колонна численностью «до трех тысяч человек». Впереди знаменосцы с флагами СА и «национальных союзов». За ними в первом ряду Людендорф, сопровождаемый справа Вебером, а слева Гитлером и Шей-бнер-Рихтером. В арьергарде несколько личных автомобилей и грузовики с тяжелыми пулеметами. Путчисты шли рядами по восемь человек, на более широких улицах ряды сдваивались. Шествие занимало всю ширину улиц, сметая жидкие заградительные цепи полиции.

     Хор, в несколько тысяч глоток распевающий воинственные песни, развевающиеся знамена. У высыпавших на улицы мюнхенцев невольно выпячивалась грудь, перехватывало от восторга дыхание, увлажнялись глаза. Демонстрация путчистов превращалась в триумфальный марш. Людендорф, дойдя до Мариенплац, вместо того чтобы повернуть обратно, приказал продолжать движение, он хотел соединиться с Ремом, осажденным в здании окружного командования. При выходе из узкой Резиденцштрас-се у Фельдхернхалле путчисты заметили полицейский отряд. Не обращая внимания на команду «Стой!», они с возгласами «Хайль!», «Не стрелять!» вплотную подошли к полицейскому кордону. Раздался выстрел, породивший много толков. Большинство историков склонно принять версию главы союза «Оберланд» Вебера. В соответствии с ней один из полицейских направил карабин в грудь знаменосца. Тот отбил его древком. Карабин выстрелил. Сразу же за одиночным выстрелом последовал обмен залпами. Через несколько минут колонна рассеялась. 13 путчистов было убито на месте. Среди них шедший об руку с Гитлером Шейбнер-Рихтер. Тяжело ранен был Геринг. Гитлер же искал спасения на земле. Только Людендорф и отставной майор Штрекк прошествовали сквозь полицейский кордон на Одеонплац, где и были арестованы. Гитлера успели посадить в один из двигавшихся за колонной   автомобилей   и увезли в.Уфинг, на виллу его друга Хапфштенгля. Там помышлявший о самоубийстве будущий фюрер «тысячелетнего рейха» был арестован 12 ноября. Чтобы оправдать свое бегство, Гитлер выдумал историю о мальчике, которого он якобы выносил из-под огня. Несколько лет спустя он даже демонстрировал будто бы спасенного им ребенка на одном из нацистских сборищ.

       Всего несколько часов нацисты и их союзники хозяйничали в Мюнхене, но в их действиях можно узнать тот специфический почерк, который окончательно оформился после 1933 г. Немцев, особенно баварцев, в те времена трудно было удивить актами насилия и террора. Может быть, поэтому современникам не бросились в глаза некоторые зловещие черты путча. Его водевильные моменты вызвали и недостаточно серьезное отношение к декретам «национального правительства» Пенера—Фрика. Так, предполагалось создание национального трибунала, чей суд должен быть скорым и свирепым: смертная казнь или оправдание. Срок приведения приговоров в исполнение — три часа. Утром 9 ноября штурмовики под командой Р. Гесса схватили в ратуше социал-демократов, членов муниципалитета, и бросили их в качестве заложников в подвал «Бюргерброй». От расстрела арестованных спас только случай. Штурмовики грабили и арестовывали граждан, чьи фамилии, взятые из телефонной книги, казались им еврейскими.  Это  была  заявка на  будущее.