RSS Feed

Бесприкрасность

27.06.2016 by petr8512

Умение жить без прикрас – истинная красота и

высшее творчество живущего.

Владимир Кудрявцев

Когда литературное произведение совершенно, оно красиво и без прикрас.

Когда человек совершенен, он велик и без выдающихся достоинств.

Хун Цзычен

О том, что сделал – не кричи,

Что будешь делать – умолчи;

Поведай – только без прикрас,

О том, что делаешь сейчас.

А. Гафуров

                                                 

   Бесприкрасность  как качество личности – способность (склонность) проявлять себя или других в своём истинном, неприкрашенном  виде, быть таким, как есть; выставлять себя либо других во всей своей наготе; правдиво излагать свои мысли.

      Один султан страстно возжелал увидеть жизнь без прикрас. Вызвал Гюльчатай из своего гарема. На ней было скромное белое восточное одеяние, без единого намека на украшения, прямая спина и гордый разворот плеч, у неё была непринужденная поза и простой наряд, правильные черты лица и темные широкие брови, она была само совершенство, сама непринужденность, само спокойствие. Она казалась недоступной, скрытой, спрятанной, хоть и не было на ней паранджи, ни прозрачного шифона, сделанного в виде решетки, но султан чувствовал ее отдаленность, неприступность и вместе с тем она казалась, близкой, родной…

  –  Садись ближе милая, сказал султан, обратив на нее свой благосклонный взгляд… Открой мне свою душу. Как рахат – лукум услащает уста, так ты – услащаешь мой взор, я хочу проникнуть в самые недра твоих тайн, в самую твою сущность, в самую глубину твоих мыслей, твоих чувств. Откройся, милая, иди мне навстречу, не надо мне северных сияний, не надо мне восхитительных узоров ткани на халате, я хочу увидеть тебя без прикрас, без тайн, в чистом виде, такая, какая ты есть!

    –   Султан! Зачем? Что ты хочешь увидеть? Почему ты просишь увидеть меня без прикрас? Почему ты не хочешь прикрас, не хочешь торжества? Почему? Я не понимаю! – взмолилась Гюльчатай, воздев руки к мерцающему звездами небу. Но султан продолжил: – Я хочу видеть твою душу, хочу проникнуть в её бездну, в ее таинство, в ее мир, мир без прикрас, мир без лишних слов, мир без пудрения мозгов! Откройся! Убери все лишнее, только ты! … Я хочу видеть тебя!

  –   Хорошо султан! Ты победил! Пусть будет по–твоему, ты мой господин, и я сделаю для тебя всё, что ты просишь, молвила Гюльчатай, и в тот же миг пропало северное сияние, пропали звезды! Близко к султану, сидела, прилепившись, пиявка! – Ой, что это! – в ужасе и изумлении воскликнул султан, – Ты кто? – Это я, Гюльчатай, ответила пиявка, выпучив на султана свои глазки, и я медленно сосу твою кровь. – Как же так? И что тебе от меня надо? – продолжил султан, – Теперь ты видишь меня без прикрас, мой солнцеликий господин. – Мне от тебя надо кровь! Мне нужна твоя кровь! А знаешь почему? Она у тебя очень сладкая и вкусная! Я не могу жить без твоей крови, иди ко мне! Ближе! Ещё ближе!

    Бесприкрасность требует меры и разумности. Восприятие жизни без прикрас освобождает от иллюзий. Человек, стремящийся действительно познать реальность, осознаёт разумом, что жизнь необходимо воспринимать без прикрас, иначе будет не реальная действительность, а «потёмкинская деревня». Докопаться до истины – значит, абстрагироваться от прикрас. Только нужно заранее подумать, что будешь делать с открывшейся бесприкрасной действительностью.

      Если видеть жизнь в прикрасах, то есть в розовых очках, запросто можно угодить в неприяности.

    Фашисты создали бутафорский концентрационный лагерь, назвали его «Райское гетто» (Терезиенштадт) и пригласили туда представителей Красного Креста для того, чтобы продемонстрировать образцовые условия содержания заключенных. Проверяющим так понравилось, что некоторые изъявили желание там жить на постоянной основе.

      Бесприкрасность  мудра и благостна только тогда, когда она проходит через сито разумности, практичности и доброты. Прежде чем делать стриптиз своего или чужого внутреннего мира, нужно включить разум и сердце. Зрелая, благородная личность перед любым серьёзным решением представляет себя, как на ладошке у Бога, поэтому осознаёт, что мало предстать перед всеми без прикрас, мало обнажить свою душу, нужно чётко понять: действительно ли я действую благородно, порядочно, разумно и благочестиво, действительно ли это доброе дело, не превратилось ли оно в погоне за бесприкрасностью в глупость.

     Перед тем, как выставлять себя или других без прикрас, то есть без определённых социальных масок, нужно крепко подумать, посоветоваться с мудрыми, авторитетными людьми, чтобы ясно осознать, будет наша бесприкрасность благом или вредом, благочестием или греховностью, проявлением своего эго, жаждущего самоутвердиться в своей значимости и важности или нет.  Если не видишь в бесприкрасности благородства и доброты, лучше оставь затею, остановись и подумай, что делаешь.

     Анекдот в тему. – Мама, улыбайся! Сейчас отсюда вылетит птичка! — Сынок! Пришло время увидеть тебе всю нашу жизнь без прикрас. Птички в фотоаппарате нет. Бабы Яги тоже нет. Бабайки не существует. Дедом Морозом каждый год одевался твой дядя. Твой папа не в экспедиции, а в тюрьме. Волчок никогда не укусит тебя за бочок, а в холодильнике не живут гномики. Аист не приносит детей, в магазине их тоже не продают, а в капусте можно найти только гусениц. Твоя любимая группа «Шпильки» поёт под фонограмму, твой дедушка — гей, с соседом мы не боролись, а занимались сексом. Теперь, сынок, ты всё знаешь. – Мама, спасибо, за твою бесприкрасность. Теперь мне и жить не хочется.  Хорошо совершеннолетие отпраздновал!

     Нужно дорожить теми знаниями, которые раскрывают сокровенный смысл духовной жизни без прикрас, без идеализаций, без иллюзий и без показушничества. Бесприкрасность не терпит показушности. Показушничество – это когда на первом плане стоит не эффективность действий, а  произведенный эффект на нужных лиц. Показушничество — это стремление приукрасить действительность, подменить реальность мишурой. Показушник – мастер замылить глаза, сделать вид на Мадрид, представить на всеобщее обозрение шикарный фасад и спрятать обшарпанный внутренний дворик.

    Приезжает в один полк генерал с проверкой, на КПП его ждет полковник. Генерал подходит к КПП, всё аккуратно, покрашено: – Люблю, чтоб всё было естественно, без прикрас, а у вас непорядок, полковник! КПП в зеленый покрашен, а надо в синий! П: – Сделаем товарищ генерал! Идут на плац — там все блестит придраться не к чему. Г: – А что это у вас растёт? П: – Сосны. Г: –  Непатриотично это… Надо бы березки…  П: – Сделаем. Пересадим! Г: – Нельзя, пока они еще вырастут, а должны быть большие деревья. П: – Выкопаем большие с корнями и аккуратно пересадим! Заходят в казарму: Г: – Сколько человек живет? П: – 60. Г: Много, надо бы 40. П: – Сделаем! Флигелек пристроим, мансарду! Вышли. Г: – Слушай, полковник, какой-то ты несамостоятельный, во всем со мной соглашаешься, своего мнения не имеешь… П: – Скажу вам без прикрас. Я б вас еще на КПП  послал, только мне выслуги не хватает…

    В связке с лицемерием и ханжеством показушничество при внутреннем убожестве позиционирует себя чуть ли не ангелом во плоти. Показушник тот, для которого норма покрасить траву в зеленый цвет.

      Бесприкрасность хочет воспринимать жизнь в истинном виде, в отличие он неё, показушник фабрикует туфту.  Среди деревьев он отдает предпочтение липе.  Его притягивает  обманчивый лоск и показной блеск, внешне красивое, но пустое.   Показушничество  водит хороводы с очковтирательством, надувательством, декларативностью и фальшивостью. С такими приятелями, естественно и вполне понятно, невозможно воспринимать жизнь без прикрас.