RSS Feed

Безапелляционность

27.06.2013 by petr8512

 

Быть в восторге от себя и сохранять незыблемую уверенность в  собственном уме – это несчастье, которое может стрястись только с тем, кто или вовсе не наделен умом, или наделен им в очень малой степени. 

Жан де Лабрюйер  

        Безапелляционность как качество личности – склонность при вербальном общении высказывать суждения с характерной интонацией и в  форме, не допускающей никаких возражений.

       «Безапелляционный тон»  – это выражение стало нарицательным, подразумевающим недостаток культуры речи говорящего, совершенно не оправданный в подавляющем числе эпизодов апломб, излишнюю самоуверенность и зазнайство. Зачастую безапелляционный тон не только не убеждает оппонента, но, наоборот, настраивает против своего визави. Даже у непредвзято настроенного человека безапелляционные заявления вызывают внутренне недоверие и сомнения.

        Человек с ярко проявленной безапелляционностью как качеством личности обречен на провал в общении с людьми. Почему так происходит? Когда встречаются два умных, смиренных человека, они изначально настроены слушать. Эти люди понимают, что из всех пяти чувств, которыми обладает человек, слух занимает законное первое место. Дело в том, что входящая информация становится практическим знанием, в основном, посредством звука. Звук непосредственно достигает разума. Хоть и говорят, что глаза зеркала души, но на самом деле они зеркало ума. Посредством чтения тоже получается знание, но дорога к разуму лежит через преграды ума. Можно прочитать книгу или просмотреть фильм и на завтра ничего не вспомнить. Другое дело речевое общение. Если отбросить пустословие, сплетни и злословие, они проходят мимо разума и служат потехой для ума, ищущего удовольствий, то в общении, где собеседники настроились смиренно слушать друг друга, работает непосредственно разум.

         Итак, перед нами два послушника, то есть два человека, готовых активно слушать друг друга. Один говорит, а другой старается понять и принять его слова, почувствовать голос сердца. Когда встречаются два мудреца, они поочередно слушают несколько часов друг друга. И знаете, как заканчивается их беседа? Один из них говорит другому: «Я твой ученик». Когда в общении царит смиренность, достигаются цели обеих сторон.

         Безапелляционный человек, как форма деспотизма, не знаком со смиренностью. Высший авторитет для него он сам. Место смиренности в общении занял эгоизм. В речевом общении существует такая закономерность – как только в словах проявляется эгоизм, он тут же вызывает протестное настроение окружающих. Минуту назад человек уважительно, доброжелательно, в приветливой форме говорил о серьезных вещах, и люди с доверием относились к его словам. Но как только замигала «лампочка» – «в словах присутствует ложное эго» – у слушателей автоматически включается их ложное эго. Начинаются споры, крики. Люди пытаются что-то друг другу доказать, рвут на  себе «тельняшки», с «пеной у рта» оправдываются, режут правду матку, подменяют тезис, скачут с темы на тему, переходят на личности, оскорбляют и унижают друг друга. Словесные баталии нередко переходят в кулачные бои. Помните у М. Зощенко: «Что за шум, а драки нет? И началась драка». Когда аргументы заканчиваются, дерутся молча.

     В споре с мигающей лампочкой «Внимание! В разговоре присутствует эго», оппоненты стараются доказать свою значимость и важность. Их мнения, точки зрения – это лишь видимость, иллюзия. Включите воображение, отбросьте физические тела спорщиков, и вы увидите на тонком плане, как яростно сражаются два ложных эго, отстаивая не свои взгляды и принципы, а свое верховенство, превосходство и значительность.

      Безапелляционность – это всегда бодрствующее ложное эго. Ему не дает спать желание быть примой, доминировать над окружающими. У обычного человека ложное эго может крепко спать или дремать, как кот на солнышке. Правда и у него оно, при малейшей опасности, вскочит, как солдат по команде «Тревога!» Безапелляционность в общении напоминает недоброжелательно настроенного пса, встретившего другого кобеля. Несколько секунд они обнюхиваются, затем встают на задние лапы, стараясь собственным весом придавить соперника. Стремясь доказать свое первенство, наиболее доминантный пес ухитряется произвести сзади, сбоку, спереди (значения не имеет) захват и начинает делать резкие колебательные движения. Пасть открыта в улыбке, язык вывалился, глаза горят. Словом, весь его вид – олицетворение довольства собой. Другому псу не нравится такое безапелляционное заявление о превосходстве над ним. Зачастую, дело заканчивается яростной дракой.

      Безапелляционность воспринимает себя неадекватно, думая о себе, как об уверенном, решительном, самостоятельном и ответственном человеке. Так бы и было на самом деле, если бы она разговаривала в спокойной, рассудительной манере, демонстрировала уважение и доброжелательность к окружающим, а самое главное контролировала ложное эго и «болтовню ума». Но окружающие необыкновенно чутки на проявление эгоизма. Можно сравнить произносимые слова с мячом. Когда его подбрасывают по плавной дуге и кричат: «Лови!», мяч хочется поймать. А если делают резкую, прямолинейную «тушеную» подачу, мяч летит, как пуля, угрожая попасть в болезненные места. Поэтому его хочется отбить либо уклониться от нежелательной встречи. Слова безапелляционности вынуждают людей сомневаться, а затем принимать какую-то линию поведения – избегание, доминирование, компромисс. Но самый главный вердикт безапелляционности – ее суждения не слышат. Включив своим безапелляционным тоном ложное эго окружающих, она тем самым перекрывает словам возможность дойти до разума людей. Даже если слова правильные, они не доходят до адресата. В отношениях важно не что говоришь, а как. Ложное эго – прекрасный сторож разума. Оно перекрывает все пути к уму, чувствам и разуму. Выходит, безапелляционность разговаривает сама с собой, напрасно сотрясает воздух.

          Безапелляционность, как печальная прерогатива невежества, – это крайне агрессивный конфликтоген. Безапелляционность заявляет: «Я абсолютно уверена, что весь мир – дерьмо, все бабы шлюхи, а солнце – гребаный фонарь. Все мужики – козлы. Вокруг одни воры. Всех нужно расстрелять. Это мое искреннее мнение и не о чем больше говорить. Закончим этот разговор.  Тема закрыта». В некоторых сферах жизнедеятельности безапелляционность терпят, а в большинстве – не приемлют и отвергают. Так, в научном мире суждения и умозаключения подаются в обертке слов: «Нам представляется», «Думается», «Вероятно», «Можно предположить», «Отсюда следует».

       Наш ум так устроен, что если  дать ему задание различать запах слов, он без труда справится с поставленной задачей. Нытье будет вызывать у него вкус кислой капусты, гневные слова – вкус горчицы, перемешанной с перцем. Безапелляционность у многих вызовет ассоциативный ряд; касторка, рыбий жир, комки в киселе, пенка в кипяченом молоке…