RSS Feed

Безнаказанность

30.12.2014 by petr8512

Нет смысла брать себя в руки, если всё сходит с рук.

Сергей Федоров

Самое большое преступление — это безнаказанность.

Джордж Бернард Шоу

Если негодяй откровенен – значит, уверен в собственной безнаказанности.

Вадим Синявский

Безнаказанность порождает очередное преступление.

Игорь Субботин

       Безнаказанность как качество личности – способность до поры- до времени выкручиваться и оставаться без наказания, не получать  заслуженного осуждения, выходить сухим из воды.

       Один плачущий мальчик рассказал прохожему о причине своего несчастья: — У меня было две монеты, чтобы сходить в кино, — сказал он, — и тут подошёл парень и вырвал одну монету из моих рук, — мальчик указал на юношу, стоящего неподалёку. — И ты не звал никого на помощь? — спросил мужчина. — Отчего же, — возразил мальчик и зарыдал ещё сильнее. — И тебя никто не услышал? — осведомился мужчина, нежно поглаживая его. — Нет, — всхлипывая, ответил мальчик. — Ты не умеешь кричать громче? — уточнил тот. — Нет — сказал мальчик и с надеждой взглянул на незнакомца. Мужчина усмехнулся. — Тогда отдай мне и оставшееся, — сказал он и, взяв последнюю монету с ладони мальчика, беззаботно пошёл дальше.

     Безнаказанность – глупая надежда, что, совершая грехи, можно скрыться от Бога. Человек не осознаёт, что счетчик его добрых и злых поступков включен постоянно.  Ежедневно пополняется или уменьшается небесный счет благочестия, от которого зависит успех, удача и, в конечном счёте, сама жизнь человека.   Благочестие (Благочестивость)  как качество личности – способность  иметь большой запас добрых дел, которые принесли реальную пользу людям; соизмерять свои поступки с Богом, жить в строгом соответствии с Божьими заповедями.

     Пока есть благочестие, человеку вроде бы сходят с рук его плохие поступки. Когда оно заканчивается, немедленно следует наказание. Остатки на счету «Благочестие» переходят из одного воплощения в другое. Поэтому преступникам, у которых из прошлых жизней пришло благочестие, до поры – до времени удаётся уходить от закона. Но если не пополнять счёт благочестия, рано или поздно на нём ничего не останется и тогда от человека уходит удача.

     Марк Туллии Цицерон говорил: «Безнаказанность — величайшее поощрение преступления». Безнаказанность лишает человека разума, ибо провоцирует вакханалию ненасытных чувств, бесконтрольность сумбурного ума, прихоти разбухшего эго.  Десять банков до этого ограбил и ничего. Появляется чувство безнаказанности. Но человеку не дано знать, сколько накоплено  на его счету благочестия. Идёт на одиннадцатое ограбление, но не ведает, что «лафа» закончилась,  небесная бухгалтерия сделает отказ от акцепта его требованиям на деньги банка. Уже нет средств на счету благочестия, и преступника берут на горячем.

      Пляшет в клетке крокодил. Белый свет ему не мил. Вот проснёмся, разберёмся, как он в клетку угодил. Преступник думает, что в клетку он попал, ибо не повезло, подвели нервы, предали подельники. На самом деле конец безнаказанности пришёл по простой, банальной причине: закончилось благочестие.  На счету «Благочестие» красное сальдо.  

     Безнаказанность – это когда человек не чувствует, что живёт под взглядом Бога и творит, что вздумается. Между тем помимо благочестия у человека всегда работает его внутренний контроль или представительство Бога в человеке – совесть. Она ничего не забывает. Человек может условно утратить совесть, заглушить в себе её голос, но это не означает, что она перестаёт стенографировать его поступки. Разгул чувств, вакханалия ума, шабаш возбуждённого эго, безволие разума – всё это в совокупности лишает человека контакта, связи с совестью. У него пропадает интуиция. Но для хронометража непотребных действий человека издевательства над совестью никакого значения не имеют. Она с сожалением смотрит на своего носителя, погрязшего в невежестве и деградации, и думает: – А счётчик щёлкает, щёлкает – всё равно, в конце пути придётся рассчитаться. 

     Безнаказанность – отрицание действия закона компенсации, справедливости. Человек наивно полагает, что если никто не видел, как он сделал что-то дурное, значит, всё будет безнаказанно. То есть, нет высшей справедливости, нет закона кармы. Иллюзия. Учёт в небесной бухгалтерии поставлен на высочайшем уровне.     

      Безнаказанность – искусная мастерица постав и заподлянок. Она обожает сотворить что-то непотребное, а потом подставить под ответственность кого-либо другого. Жила-была одна обезьяна. Как известно, обезьяны обычно очень умные, но и очень проказливые. Эта обезьяна жила вместе с козлом в одном и том же доме. Хозяева этого дома, уходя на работу, обычно оставляли на столе кувшин молока. Умная обезьяна приходила и выпивала всё молоко. Затем она отвязывала козла и намазывала молоком его рот. Возвращаясь домой, хозяева обнаруживали, что молока нет, и спрашивали: — Кто взял молоко, кто выпил его? Они замечали, что рот козла в молоке, и сам он отвязан. Они били козла, думая, что козёл выпивал всё молоко. А обезьяна просто сидела в углу и наслаждалась этой сценой.

      Безнаказанность – роскошная среда для хамства и наглости. Сергей Довлатов  утверждал, что «хамство есть не что иное, как грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом — умноженные на безнаказанность. Именно в безнаказанности все дело, в заведомом ощущении ненаказуемости, неподсудности деяний, в том чувстве полнейшей беспомощности, которое охватывает жертву. Именно безнаказанностью своей хамство и убивает вас наповал, вам нечего ему противопоставить, кроме собственного унижения, потому что хамство — это всегда «сверху вниз», это всегда «от сильного — слабому», потому что хамство — это беспомощность одного и безнаказанность другого, потому что хамство — это неравенство».

     Иногда попытки остаться безнаказанным, выходят боком. Решил мужик жену убить, но чтоб непременно самому безнаказанным остаться. Советуется он с другом, а тот говорит: – А ты занимайся с ней любовью без перекура, а она и умрёт от перегрузок. За это судить не будут.  Ну, мужик наелся впрок всяких устриц напополам с виагрой и давай жену губить.  Через неделю едва дошел до туалета: ноги дрожат, руки трясутся, сил нет. Подворачивается цветущая жена. Глядит на него и улыбается. Он обиделся: – Че, дура смеешься, помрешь же скоро!