RSS Feed

Безнравственность

02.06.2013 by petr8512

Для того чтобы знать, что нравственно, надо знать, что безнравственно; для того чтобы

знать, что делать, надо знать, чего не должно делать.

Л. Н. Толстой 

        Безнравственность как качество личности – неспособность внутренней оценки норм своего и чужого поведения согласно своему разуму и совести.

        Нравственность и Материальный Интерес встретились на узком мостике, где двоим не разминуться. — Распластайся предо мной, низкая тварь! — грозно приказала Нравственность. — И я переступлю через тебя! Материальный Интерес ничего не ответил, только посмотрел ей в глаза. — Ну… э-э-э… ладно, — неуверенно проговорила Нравственность. — Давай потянем жребий, кому кого пропустить. Материальный Интерес хранил молчание и не отводил взгляда. — Чтобы избежать нежелательного конфликта, — сказала тогда Нравственность не без душевной муки, — я сама распластаюсь, — и ты сможешь пройти по мне. Тут только Материальный Интерес разверз уста. — Едва ли моим ногам будет удобно по тебе ступать, — возразил он. — Я на ноги очень чувствительный. Лучше сойди с мостика в воду. Тем дело и кончилось.

       Согласно притче нравственность  «прогнулась» перед материальным интересом и, как возникает видимость, пошла на конфликт со своей совестью. Стала она после этого поступка безнравственной или у нее существует определенная свобода действий? Русский философ В. С. Соловьев писал: ««Человек должен быть нравственным свободно, а это значит, что ему должна быть предоставлена и некоторая свобода быть безнравственным». Если после действа человек, считающий себя нравственной личностью, чувствует себя психологически хорошо, значит, амплитуда (гибкость) его поведения не вошла в противостояние с совестью. Другое дело, когда внутренний контролер подал сигнал тревоги. Человек чувствует себя после поступка не в своей тарелке, ему плохо, он страдает, испытывая муки совести. Это знак того, что граница между нравственностью и безнравственностью пересечена, и нарушитель обнаружен.

       Люди находятся под влиянием трех сил: невежества, страсти и благости. Приверженцы невежества по мере своей деградации утрачивают совесть, поэтому человек, не способен соизмерять свое поведение с нравственным критерием, каким является совесть. Преступники, наркоманы, падшие женщины, конченые алкоголики – все это контингент невежества, упрямо выплескивающий в общество помои безнравственности. Человек может иметь высокий социальный статус и, в то же время, быть рабом невежества и безнравственности. Множество государственных чиновников, бизнесменов, словом, людей, имеющих высокий социальный статус, власть и деньги, пропитаны подлостью, низостью и мерзостью. У этих особей слово «нравственность» вызывает ехидный оскал. Им тоже не с чем сопоставлять свои поступки, они ничем не отличаются от опустившихся бомжей или законченных наркоманов. Люди с ампутированной совестью становятся инвалидами нравственности.    

         Безнравственность – это сиротство корыстного, эгоистичного и похотливого ума. Ум всегда направлен на поиск наслаждений. Такова его природа. Он хочет получать в геометрической прогрессии все богатства мира и все удовольствия. «Всех денег не заработаешь, со всеми женщинами не переспишь, но стремиться к этому надо», считает вожделенный ум. Он руководствуется в поступках своими пятью чувствами: слухом, обонянием, зрением, вкусом и осязанием. Чувства – это щупальца ума. Они возбуждают ум, подбрасывая ему возможности все новых и новых наслаждений.

         Например, мужчина в баре видит красивую женщину, которая невербальными сигналами дает ему понять, что не прочь познакомиться и приятно провести время вместе. Ум, в предчувствии удовольствий, молниеносно докладывает мозгу: «Девочка, пальчики оближешь. Сегодня ночью мне не придется скучать». Но тут берет слово разум: «Ты же ее не знаешь, может она клофелинщица, и ты завтра проснешься, если проснешься, без денег и с головной болью? А, может, она подстава? Только начнешь с ней целоваться, вломится муж и начнут тебя шантажировать, предварительно сделав несколько увесистых физических замечаний?  А где гарантия, что ты не подцепишь от нее букет, от аромата которого долго будут чесать «репу» маститые венерологи? А если поймаешь спид?»

         Иными словами, первым барьером на пути в безнравственность становится разум. Ф. Шиллер писал: «Всякая безнравственность проистекает из коллизии должного с желаемым, страстей с разумом — и имеет источником силу чувственных побуждений и слабость моральной воли». Пока не заключен союз между умом и разумом продвижение по дороге к безнравственности будет приостановлено. К примеру, алкоголик, прежде чем полностью скатиться в пучину безнравственности, слышит голос разума: «Если сейчас не остановишься, погибнешь. И так уже весь трясешься, а что будет дальше, белая горячка?»  Ум побуждается удовольствиями, а останавливается страхом. Предположим позитивный исход – алкоголик взялся разумом за ум и освободился от пагубной зависимости.

          Главным нравственным мерилом человека служит совесть. Вместе с разумом она позволяет человеку производить верную нравственную идентификацию своего поведения. Диагностируя свое и чужое поведение в контексте соответствия доброте и чистоте, человек добивается единозвучия ума, чувств, разума, проявленных качеств личности и сердца. Стремление человека к такому унисону, посредством обуздания чувств и осознания необходимости выполнять свои природой обусловленные обязанности и составляет нравственность человека. Безнравственность – яростный противник данного союза.

       Поскольку безнравственность не признает внутренние установки человека действовать согласно своему разуму и совести, то не приходится говорить о морали, являющейся внешним требованием к поведению личности. Мораль для безнравственности пустой звук, атавизм, выдумка идиотов.  Чем сильнее загрязнено сознание, тем более безнравственным и морально нечистоплотным становится человек. Генри Луис Менкен, журналист и публицист, тонко подметил: «Безнравственность – это нравственность тех, кто проводит время лучше, чем мы». Безнравственность, ограбив народ в ходе приватизации, глумится и насмехается над его честностью, наивностью и доверчивостью. Купаясь в роскоши, она не собирается заниматься самоедством. Наоборот, она плодит себе подобных, травмируя души и растлевая неустойчивую нравственность «пряниками» удовольствий.