RSS Feed

Безоглядность

02.10.2013 by petr8512

Настоящая любовь бескорыстна и безоглядна — мы любим просто потому что мы любим…

Марк Леви. Те слова, что мы не сказали друг другу

По – настоящему мы любим лишь в первый раз;

все последующие наши увлечения уже не так безоглядны.

Жан  де Лабрюйер

     Безоглядность как качество личности –  склонность жить без раздумий и рассуждений, без оглядки, в режиме «Будь, что будет», совершая при этом неосмотрительные, опрометчивые поступки и проявляя ничем не сдерживаемые, всепоглощающие чувства и переживания.

     Жило на свете маленькое облачко. Оно было безоглядно и нежно влюблено в голубое небо. Но небу были безразличны чувства маленького облачка. Оно было лишь одно из множества таких же, парящих перед ним. Облака вызывали у неба лишь недовольство, так как мешали ему смотреть на землю. Маленькое облачко старалось быть самым белым, самым пушистым, самым лёгким, но небо оставалось безучастно. Облачко играло с ветерком, чтобы только развлечь небо, но оно становилось лишь холоднее. Тогда маленькое облачко разозлилось: оно так старалось, столько сил тратило, лишь бы угодить небу! Почернело облачко от горя, вспыхнуло яркими молниями от обиды. Но осталось равнодушно небо. Тогда облачко рассказало небу о своих чувствах гулким громом. Рассказало о том, какую боль причиняет небо своей холодностью. И расплакалось от отчаяния, пролившись на землю дождём. Когда дождь закончился, небо увидело на земле своё отражение в маленькой лужице — всё, что осталось от маленького облачка. И отражение показало небу всю его холодность и жестокость. Расстроилось небо, увидев себя со стороны. И с тех пор старалось быть внимательным и доброжелательным с каждой тучкой.

       Безоглядность – это нежелание задать себе вопрос: «А что будет потом?» Безоглядность – это колонизация разума чувствами. Пусть будет счастье недолгим, но оно мое, и эти минуты счастья,  ни на что не променяю. Алла Пугачева в песне «Ты на свете есть» прекрасно передает это безоглядное состояние души:

Ты, теперь я знаю, ты на свете есть,
И каждую минуту,
Я тобой дышу, тобой живу
И во сне, и наяву.

Нет, мне ничего не надо от тебя.
Нет, все, чего хочу я, –
Тенью на твоем мелькнув пути,
Несколько шагов пройти.

Пройти, не поднимая глаз,
Пройти, оставив легкие следы,
Пройти хотя бы раз
По краешку твоей судьбы.

Пусть любовь совсем короткой будет, пусть
И горькая разлука.
Близко от тебя пройти позволь
И запомнить голос твой.

     Безоглядность решений и поступков может стать следствием мимолетного душевного порыва, а может быть обусловлена на долговременной основе характером человека. И в том и в другом случае она может проявляться в связке либо с опрометчивостью, неосмотрительностью и неблагоразумием, либо с бескорыстием, добротой, состраданием, заботливостью и любовью.

     Безоглядное отдавание, помогание и служение другим характерно женщине. Посредством безоглядного служения другим она старается заработать любовь и, в конечном итоге, физически, а больше психологически истощает себя. Попытки стать прекрасной женой, то есть бескорыстно служить мужу, порой растягиваются на десятилетия. Как ко всему хорошему, мужчина быстро привыкает к безоглядному служению жены и не понимает, почему возникает «бунт на корабле». Мужская природа не предполагает безоглядное отдавание, ею движет принцип справедливости или принцип сбалансированности. Я отдаю, пока осознаю, что обязан это делать, если во взаимных услугах достигнут баланс, я придерживаю себя, не допуская безоглядной расточительности своих материальных и душевных ресурсов.  Когда женщина без оглядки выполняет свои и чужие обязанности, мужчине кажется, что она стремится догнать его, но пока не может. У него и мысли нет, что женская безоглядность основана на совершенно другом принципе: она отдает, пока есть что отдавать. Выравнивание баланса взаимных услуг ее не интересует.

     Психолог Руслан Нарушевич утверждает, что ошибка женщины как раз и состоит в безоглядности своего сужения: « Её ошибка состояла в том, что она долгое время давала ему неограниченно и безоглядно это служение – сил больше нет. Мужчина, потому что он привык получать его безоглядно,  не понимает, чего от него вообще хотят. В чем, собственно, проблема? Почему мы дальше не можем жить так? В чем проблема? Почему именно сейчас вдруг, ты не можешь больше давать? В силу того, что мужчина всегда регулирует процесс, он всегда держит немножко в запасе энергию, чтобы на случай военных действий или стихийных бедствий, чтобы у него была энергия. Женщина не ждет такого кризиса. Она всегда отдает столько, сколько у неё есть…

     «Думать хорошо» женщина не может, потому что у ней за плечами многие годы безоглядного служения, в которых она полностью истощила себя. Остается только одна опция «думать плохо». Мужчина думает плохо о женщине потому, что есть просто привычка, что называется, человек расслабился, эффект космонавта, вернувшегося на землю. Если вы видели кадры возвращающихся космонавтов на землю, то эти люди совершенно, после полугода в космосе,  не могут двигаться. Их ведут под руки, как маленьких детей и заново учат ходить. Так вот, мужчина после двадцати лет безоглядного служения женщины ему,  примерно похож на такого космонавта. Он не может больше служить. Более того, теоретически он мог бы служить, но из-за того что женщина постоянно заполняла какие-то ниши его жизни, он считал, что у него появляется свободное время и энергия. То есть, когда она брала нагрузку на себя, он, чувствуя, что освобождается время и энергия, посвящал это либо бизнесу, либо друзьям, либо спорту и на момент, когда женщина подошла  к критической точке истощения, у мужчины есть  уже устроенная определенным образом жизнь, в которой есть место для кого угодно только не для своей жены».

       Безоглядность – это эмоциональное бедствие. Любовь Колчака и Анны Тимиревой, разделившей с ним страшную судьбу, но ни разу в жизни, не пожалевшей о своей безоглядности, тому яркое подтверждение. Анна была дочерью директора Московской консерватории, выдающегося русского пианиста, педагога и дирижера Василия Ильича Сафонова, воспитавшего многих известных пианистов (его любимым учеником был композитор Александр Скрябин). До 18 лет эта романтичная девушка жила в мире музыки и книг. Потом вышла замуж за 43-летнего адмирала Тимирева, героя Порт-Артура, родила сына. До встречи с Колчаком жизнь ее была размеренной и благополучной, да и у него была надежная семья, в которой тоже рос сын…

       Они познакомились в 1915 году и, как писал М. Булгаков: «…Любовь выскочила. перед нами, как убийца. выскакивает из-за угла, и мгновенно поразила нас сразу обоих…». С этого дня они жили ожиданием встречи. А расставшись, писали друг другу.

      Колчак – Тимирёвой: “…В Вас, в Ваших письмах, в словах Ваших заключается для меня всё лучшее, светлое и дорогое… Когда я читаю слова Ваши и вижу, что Вы не забыли меня,… я переживаю действительно минуты счастья, связанные с каким-то спокойствием, уверенностью в себе; точно проясняется всё кругом, и то, что казалось сплошным безобразием или почти неодолимым препятствием, представляется в очень простой и легко устранимой форме…”

       Тимирёва – Колчаку: “…Я так часто и сильно скучаю без Вас, без Ваших писем, без ласки Ваших слов, без улыбки… У меня тревога на душе за Вас, Вашу жизнь и судьбу…”

      Колчак – Тимирёвой: “Я никогда не думаю о Вас так много и с такой силой воспоминаний, как в трудное и тяжёлое время, находя в этом себе облегчение и помощь. И только с одним повелительным желанием являетесь Вы в моих представлениях и воспоминаниях – поступить или сделать так, чтобы быть достойным Вас и всего того, что для меня связано с Вами… Как странно читать Ваши слова, где Вы говорите, что я забыл Вас. Я попробовал это сделать, мне так было тяжело иногда, что я хотел бы не думать и не вспоминать Вас, но это было, конечно, невозможно…”

      Тимирёва – Колчаку: “Где Вы, радость моя, Александр Васильевич?… Господи, когда я увижу вас, милый, дорогой, любимый мой?..”

      Колчак – Тимирёвой: “…Ваши слова, сказанные Вами при отъезде моём на юг, те слова, которые Вы мне повторяете в нежных письмах Ваших, были и есь для меня не только величайшим счастьем, но и тяжким обязательством оправдать их действием или поступками… Вы – моё божество… Я не знаю, что будет через час, но я буду, пока существую, думать о моей звезде, о луче света и тепла – о Вас, Анна Васильевна… Для меня нет другой радости, как думать о Вас, вспоминать редкие встречи с Вами, смотреть на Ваши фотографии и мечтать о том неизвестном времени и обстановке когда я Вас снова увижу…”

    Тимирёва – Колчаку: “Дорогой мой, милый, возвращайтесь только скорее, я так хочу Вас видеть, быть с Вами, хоть немного забыть всё, что только и видишь кругом ,- болезни, смерть и горе… Голубчик мой, родной Александр Васильевич, я очень жду Вас, и Вы приезжайте скорее и будьте таким милым, как Вы умеете быть, когда захотите, и каким я Вас люблю…”

      Колчак – Тимирёвой: “…Что я делал бы без Вас, милая моя Анна Васильевна… В Вас я нахожу и мой счастье и радость даже в это время, когда, казалось бы, что даже слова утратили значение. Нет, эти слова имеют смысл благодаря Вам. Воспоминания о Вас, Ваши письма, просто думы о Вас – всё это так хорошо, что иногда кажется каким-то прекрасным сном, который больше не повторится… Останьтесь со мной, я буду Вашим рабом, буду чистить Ваши ботинки. Вы увидите, как я хорошо умею это делать!..”

        Из воспоминаний Анны Васильевны Тимирёвой: “…Когда мы возвращались (из русской православной церкви в Токио), я сказала ему: “Я знаю, что за всё надо платить – и за то, что мы вместе, – но пусть это будет бедность, болезнь, что угодно, только не утрата той полной нашей душевной близости, я на всё согласна!” Что ж, платить пришлось страшной ценой, но никогда я не жалела о том, за что пришла эта расплата”.

     Когда муж Анны Васильевны был откомандирован новой властью на Дальний Восток для ликвидации имущества Тихоокеанского флота, она отправила сына к матери, в Кисловодск, и поехала вместе с мужем. Она всей душой стремилась во Владивосток, зная, что Колчак в Харбине — там сосредоточивались войска белых. Едва прибыв во Владивосток, она отправила ему через английское посольство письмо, дождалась ответа и помчалась в Харбин…  Затем Тимирева написала мужу, что не вернется. Она жгла мосты, не оглядываясь на прошлое. Единственно, о чем болело сердце, — о сыне Володе.

       После разгрома белой армии в Сибири Колчаку предложили бежать за границу под видом солдата, но он отказался и был арестован. Анну постигла та же участь. Они сидели в одной тюрьме и иногда виделись на прогулке. На допросах Колчак никогда не называл Анну женой, надеясь отвести опасность от любимой женщины, спасти ее. В ночь на 7 февраля 1920 года адмиралу объявили в камере о предстоящем расстреле. Перед расстрелом он попросил о свидании с Анной, но получил отказ. Утром 7 февраля 1920 года Колчака вывели на расстрел. Он отверг предложение завязать глаза и сам командовал своим расстрелом. Тело Колчака бросили в прорубь. А для Анны с этих пор началась непрерывная череда арестов, тюрем, лагерей, ссылок: Бутырка, Караганда, Забайкалье, Енисейск… В промежутках между арестами она работала библиотекарем, чертежницей, маляром, воспитательницей в детском саду.

      Даже на закате жизни, в 82 года, она ни секунды не раскаивалась в своей безоглядной любви и благодарила судьбу за встречу с Александром Колчаком. Своей безоглядной любви она посвятила эти строки:

Полвека не могу принять,

Ничем нельзя помочь,

И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь…

Но если я еще жива

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе.