RSS Feed

Безотвязность

07.08.2015 by petr8512

Приказный – безотвязный: стоит над тобой, как черт над душой.

Пословица

Ничто не старит так скоро, как неотвязная мысль, что стареешь.

Лихтенберг

Отчаяние – это холодная дрожь, нервный смешок, неотвязная апатия.

Франсуаза Саган. Смутная улыбка

И в душу влез, и мебель там расставил…

Валерий Афонченко

     Безотвязность как качество личности – склонность быть таким, от которого трудно отделаться, избавиться; склонность постоянно преследовать, неотступно и неотвязно навязывать своё общество;  быть крайне назойливым, прилипчивым.

    Безотвязность с нескрываемой гордостью говорит: – От меня так просто не отвяжешься! Меня не положишь в долгий ящик. Я душу любому выверну, превращу его жизнь в ад, заставлю просыпаться в холодном поту от непрекращающихся кошмаров, но своего добьюсь.

    Вспомним «Двенадцать стульев», эпизод, когда отец Фёдор безотвязно преследовал инженера, требуя продать ему за бесценок купленные стулья. На отказы безотвязность не реагирует, как не слышит, упрямо настаивая на своём: «За двадцать я, положим, не продам.  Ответом послужил страшный удар головой о пальму… — — Не корысти ради,— пропел отец Федор,— а токмо во исполнение воли больной жены… В тот момент, когда инженер, обмотав косточку папиросной бумагой, поднес гусиную ножку к розовому рту, в окне появилось умоляющее лицо отца Федора. — Не корысти ради,— сказал мягкий голос. — Пятьдесят пять рублей. Инженер, не оглядываясь, зарычал. Отец Федор исчез. Весь день потом фигура отца Федора мелькала во всех концах дачи. То выбегала она из тени криптомерий, то возникала она в мандариновой роще, то перелетала через черный двор и, трепеща, уносилась к Ботаническому саду. Инженер весь день жаловался на психа и на головную боль. В наступившей тьме время от времени раздавался голос отца Федора. — Сто тридцать восемь! — кричал он откуда-то с неба…»

     Безотвязность, как ржавые якоря прошлого, прочно цепляются к жертве и заставляют её тянуть их за собой всю жизнь. Безотвязность – это бал докучливости, навязчивости и назойливости. Подобно осенней мухе, безотвязность может отравить отдых, испортить настроение, вызвать раздражение и гнев. Кому понравится, когда его неотступно преследуют, не дают свободно дышать, обрекают на муки своего общества, где всё постыло и гадко?

     Безотвязность цепляется, как клещ и начинает «доставать» свою жертву.

   Удав Каа распластался на солнышке. Жара, лень… Нега и восхитительное безделье… Вдруг возле удава появляется Маугли. Маугли (громко и визгливо):  — Скажи, мудрый Каа, этот банан висит очень высоко? — Конечно, Маугли, этот банан висит очень высоко… — А скажи, мудрый Каа, этот банан висит очень высоко, а вот смогут ли его достать бандерлоги? — Нет, Маугли, бандерлоги не смогут достать этот банан… — Скажи, мудрый Каа, этот банан висит очень-очень высоко, а сможет ли его достать быстрая Багира? — Нет, Маугли, и быстрая Багира тоже не сможет его достать… — Я знаю, мудрый Каа, наверное ты сможешь достать этот банан? — Нет, Маугли, и я не смогу достать этот банан… — Я понял! Я понял! Я! Конечно же, я смогу достать этот банан!!! — Это точно, Маугли, ты кого угодно можешь достать…

    У Антона Павловича Чехова есть рассказ «Беззащитное существо», в котором здорово разгулялась безотвязность в лице госпожи Щукиной, пришедшей в банк требовать пенсию своего мужа. Банк к выплате пенсий не имел ни малейшего отношения. Пенсию должно было выплачивать военное ведомство. Казалось, о чём тут говорит: Щукин не клиент банка. С таким же успехом австралийский абориген мог бы потребовать от банка мешок золота. Но мы забываем, что имеем дело с безотвязностью.

     Председатель банка не стал негодовать и решил не прогонять просительницу. Медленно, чрезвычайно терпеливо он принялся объяснять, что не в силах ей помочь. В ответ лишь услышал причитания и слезы. Она бедная, больная, беззащитная женщина, которая не ест, не спит и еле на ногах стоит. Она может подождать, если надо, но пусть ей выдадут хотя бы рублей пятнадцать. Кистунов не выдержал и попросил другого служащего, Алексея Николаевича, заняться этим делом.

     Прошло полчаса. Потом еще час. Переговоры продолжались. Госпоже Щукиной вновь объяснили разницу между ведомствами. Приводили примеры, что невозможно, скажем, с просьбой о разводе идти в аптеку или в пробирную палатку. В ответ одно: «Пожалейте меня, сироту, бедную, больную, беззащитную…» Не выдержал и Алексей Николаевич. Его сменил бухгалтер.

    В конце концов, господин Кистунов, боясь, что «замечательно подлая», «противная баба», «идиотка, пробка» замучает и заездит всех, решился ее прогнать. Но не тут-то было. Слабая, беззащитная женщина никому не позволит так издеваться над ней. Она уже засудила троих жильцов, засудит и этот банк, заставит их всех у нее в ногах валяться.

     В таком напряжении прошел весь день. Крики сменялись жалобой и мольбой, слезы перемежались с неистовством. Терпение Петра Николаевича иссякло, и возмущение от хамского поведения госпожи Щукиной окончательно его истощило. Он вышел из кабинета, в изнеможении опустился на стул, глубоко вздохнул, достал бумажник и вручил «беззащитному существу» купюру в двадцать пять рублей. Женщина мгновенно завернула деньги в платочек, спрятала и слащаво-кокетливо улыбнулась: «Ваше превосходительство, а нельзя ли моему мужу опять поступить на место?»

    Антон Павлович Чехов в своем рассказе как всегда тонок и ироничен. Но вместе с тем между строк проскальзывает грусть и некая беспомощность и безысходность перед безотвязной шумливостью. Возможно ли противостоять безотвязности в лице   «беззащитного существа»? С одной стороны — да, можно, а с другой — сложно, потому что бесцеремонность, всякого рода фарс и цинизм в крайнем своем проявлении забирают так много душевных сил и энергии, что нормальному человеку хочется побыстрее с этим покончить и убежать в тишину подальше от назойливой, надоедливой  безотвязности.

   В заключение анекдот в тему: – Маааааааам! Маааааамааааа!!!! – требовательно голосил Васенька, оставленный один в ванне с ароматной пеной. – Ну чего тебе еще, горюшко ты мое луковое? – Зинаида Федотовна отложила в сторону вязание и направилась в сторону ванной комнаты. – Мама! Я научился сам себе тереть спинку мочалом! – Ой, ты ж моя радость! – всплеснула руками женщина. – Умничка ты моя маленькая! – Вот только у меня утенок потерялся… С кем я теперь купаться буду? – захныкал Васенька и умильно начал тереть кулачонками глаза. – Ну не расстраивайся, сладенький! Я тебе нового куплю сегодня! – Правда? Ураааа!!! А можно мне еще тогда поплюхаться пока? – Конечно, яхонтовый мой! А я пока тебе творожок с изюмчиком сготовлю! Плавай на здоровьичко! – Зинаида Федотовна вышла из ванной, закрыв дверь на шпингалет – а то, не ровен час, простудится Васенька.
“Подумать только… И за этого человека вышла замуж моя дочь!” – грустно улыбнулась своим мыслям Зинаида Федотовна, открывая холодильник…