RSS Feed

Безрассудство

28.06.2013 by petr8512

   А что такое жизнь, как не цепь вдохновенных безрассудств?

Бернард Шоу

              Безрассудство – склонность принимать решения и действовать вопреки здравому смыслу. 

        Безрассудство – это безудержный кутеж разгулявшейся души и бесконтрольного ума.  Ум всегда в обиде на рассудок, кому понравится, когда тебя одергивают на каждом шагу. Вечный узник рационального рассудка, ум время от времени пытается освободиться от своего надзирателя, но сбежать одному от опытного контролера ему не под силу, и он вступает в сговор с душой. Душа – это дама, вечно ищущая консенсус с рассудком. Она б давно наплевала и растерла отношения с ним, но почему-то человек любит, когда между ними достигается единство. Обычно он охотно принимает решения, когда и душа, и рассудок голосуют «За».  Когда они в восторге оба хлопают в ладоши, человек вообще не сомневается в правильности своего выбора.

       Однако моменты единения между душой и рассудком чрезвычайно редки – надоедливый цензор постоянно мешает душевным порывам, ставя их в определенные рамки. Душа рвется к своему блестящему офицеру Вронскому – уму, но злой рок дал ей в спутники рассудительную министерскую машину – Каренина – рассудок. Сама фамилия рассудка – Каренин – «говорящая» и происходит от греческого слова «каренон» (голова), что подчеркивает одну из основных качеств его личности – рассудочность, преобладание воли и упорядоченности поведения над чувством. Словом, они «сошлися – лед и пламень». Поэтому не удивительно, что душа готова «лечь на рельсы», лишь бы погулять на воле без всякой нудной опеки с бесконтрольным, романтичным и взбалмошным умом.

        Суетливый ум начинает соблазнять душу: «Представь – темницы рухнут, и свобода нас встретит радостно у входа.  Будем делать, все, что тебе угодно». Зная три основные потребности души – вечность, знание и счастье, он нашептывает ей на «ушко»: «Пора прислушаться к зову сердца, к воплю изголодавшихся чувств и невоплощенных желаний.  Ты познаешь новый вкус счастья». Душа, не слишком сопротивляясь, говорит ради приличия: «Надо согласовать наш «побег» с эго и совестью». – «Конечно, согласуем, – говорит ум, – Мы все делаем по совести, а с эго я договорюсь».

       Эго, как известно, отождествляет себя с телом и с вещами внешнего мира, которые входят в зону его интересов. Словарный запас его скуден: «Я хочу. Это мое тело, моя жена, мой ребенок, моя машина, моя квартира, моя нация, моя страна, моя Земля». Узнав о планах заговорщиков, оно колеблется, как бы эта парочка не натворила бед и не причинила материальный ущерб его телу и имуществу. Но коварный, изворотливый ум так рисует панорамные картины блаженства и счастья от обладания кем-то или чем-то новым, говорит о ничтожности рисков, описывает баснословные выгоды побега, что даже консервативное эго вынуждено уступить. Что скажешь? Глупое, жадное эго! Нашло с кем связываться. Оно и не подозревает, насколько опасным и неуправляемым может быть ум, как легко он способен забыть о своих обещаниях и «кинуть» эго с его вожделенными желаниями все большего и большего обладания.

      Эго забывает о наличии в этой паре души, и в этом главный его просчет. Ум хоть и хитер, но он с эго «одной крови», оба они   из стаи эгоизма. Совсем другое дело душа, на что она вдохновит ум – одной ей и известно. Эго только легкомысленно  уточняет цель и сроки «побега» и жестко оговаривает свою долю от участия в «побеге». Дав согласие на временное безрассудство, оно и не подозревает, что могут «выкинуть» Кот Базилио – ум и лиса Алиса – душа.

      Прозрение наступает в момент совершения безрассудного поступка. Ум и душа объясняли причину побега любовью к простой бедной девчушке и даже репетировали при эго слова любви к ней: «Любимая, я тебя поведу к самому краю Вселенной, я подарю тебе эту звезду! Светом нетленным будет она озарять нам путь в бесконечность…!»  Эго не возражало против такого объяснения в любви, ибо не планировалось нанесение какого-либо материального ущерба ее собственности. Но что оно слышит, не веря своим ушам: «Любовь моя! Я готов пожертвовать всем ради нашей любви. Мне не нужны дачи, квартиры, машины, доходные места». Эго при этих словах стало дурно, но голос души и ума продолжал: «Увезу тебя я в тундру, увезу к седым снегам. Белой шкурою медвежьей брошу их к твоим ногам. По хрустящему морозу поспешим на край земли и среди сугробов дымных затеряемся вдали». Эго представило себя живущей среди чукчей в яранге на берегу Северного Ледовитого океана. В пятидесятиградусный мороз оно ест сыро-мороженное мясо под звуки бубна шамана, исполняющего свой танец в трансе. Живо вообразив эту картину, эго лишилось чувств.

       Любовь еще не самый худший для эго вариант безрассудства, с ним оно может вполне совладать, вовремя перехватив бразды правления у разгулявшейся парочки.  Другое дело, когда существует реальная угроза жизни, и это означает, что эго теряет абсолютно все, а остановить начатое не представляется возможным.

       Далеко не всегда безрассудство и глупость синонимы. Множество жизненных ошибок связано как раз  с  осознанием меры риска, тщательностью и глубиной расчетов. Неопределенность страшит любого, но больше того, кто знает, какие опасности она таит в случаи реализации негативного сценария. Глупец не боится, ибо не ведает, на что идет. Иногда такое безрассудство сходит с рук. Оскар Уайльд писал: «Человек совершает роковые ошибки не потому, что ведёт себя безрассудно (минуты, когда человек безрассуден могут приносить ему и самые большие удачи в жизни) а как раз от излишней рассудочности. Вот главная причина глупых поступков».

     Безрассудство, обычно, свойственно молодости с ее бездумностью, бесшабашностью и беспечностью. Именно она грешит легкомысленными развлечениями по полной программе, безумными выходками и опрометчивыми поступками. Но с хвостом годов приходит Его Величество Страх. Страх разбить сердце, угробить здоровье, переломать себе кости, остаться «у разбитого корыта» в личной жизни. Ранее безрассудство не страшилось, что ее два раза подкинут и лишь раз поймают, теперь оно спешит «подстелить соломку» на случай падения. Оно уже взвешивает риски, понимая, что жизнь пишется набело и у нее отсутствует страховочная сетка. В какой момент исчезает безрассудство и воцаряется страх? Когда рациональный рассудок уже просто на мякине не проведешь, он уже осознал слово «смерть» и понял, что в жизни почем.

    В. Маяковский писал: «Мне говорят, что “Окна ТАСС” моих стихов полезнее. Полезен также унитаз, Но это не поэзия». Унитаз, как и «Окна ТАСС», рационален, но поэту хочется страсти стиха «во весь голос». Мужчина до последнего может сопротивляться силе время, оставаясь верным приверженцем безрассудства, но это, скорее, исключение, чем правило. Хелен Роуленд заметила: «Сначала мужчина расстается с иллюзиями, затем – с зубами, и, напоследок, – с безрассудством».

    С женщинами все намного сложнее и запущеннее. Поскольку они в большинстве своем действуют под влиянием чувств и эмоций, постольку  женский ум является сильной стороной слабого пола. Зато рассудок  находятся в согбенном состоянии. Ларошфуко писал: «Ум у большинства женщин служит не столько для укрепления их благоразумия, сколько для оправдания их безрассудств».

     В вопросе безрассудства существует одна объективная тенденция. У обоих полов, к возрасту Христа, рассудок достигает зрелости, а голос чувств и гормональные толчки постепенно ослабевают. Чем дальше в жизнь, тем более углубляется данный тренд, а это неутешительный вердикт безрассудству.