RSS Feed

Безволие

11.07.2013 by petr8512

Там, где нет воли, нет и пути.

Бернард Шоу

         Безволие как качество личности – неспособность управлять своим поведением для достижения какой-либо цели, отсутствие силы воли, склонность  к отторжению сложных произвольных действий,  симпатия к простым движениям и неприязнь к сложным.

       Сын моего приятеля записался в боксерскую секцию. Главное в боксе, считал он, – сила воли. Достаточно хорошо выучить несколько приемов, а остальное зависит от силы воли. Его любимый герой в рассказе Джека Лондона «Мексиканец» обладал железной волей и выстоял в поединке с американцем, превосходящим его в силе и умении. Когда другие мальчишки отрабатывали прямые удары, он скучал и явно филонил. Когда дело дошло до серьезных боев, все встало на свои места как в песне В. Высоцкого: «Удар, удар, еще удар, опять удар – и вот,  Борис Будкеев (Краснодар) проводит апперкот.  Вот он прижал меня в углу, вот я едва ушел,    Вот – апперкот, я на полу, и мне нехорошо.     И думал Будкеев, мне челюсть кроша: “И жить хорошо, и жизнь хороша!” Как говорится, воля волей, если сил невпроворот, а он увлекся: силы нет, так сила воли не спасет – вот он и спекся!

        Произвольные действия. Безволие. В самом слове «произвольные» корнем является слово «воля». И это отнюдь не случайно, ибо в волевой деятельности произвольные действия обособляются от непроизвольных действий, то есть совершаемых рефлекторно, в обход разума. Например, мужчина знакомится с красивой женщиной. Знакомство – это произвольное действие, поскольку оно осуществляется в соответствии с определенным намерением и поставленной целью. Он смотрит на нее как на празднично накрытый стол и у него, если говорить метафорично, «слюнки потекли», к тому же он заморгал и закашлялся. Это непроизвольные, то есть неосознаваемые действия и движения. Произвольные действия и движения мы делаем сознательно. В жизни мы пользуемся преимущественно не отдельными, а системными произвольными движениями и действиями.

         Воля возникает на стыке непроизвольных и простых произвольных действий со сложными, системными произвольными действиями. Например, человек хочет получить высшее образование. Чтобы решить эту целевую задачу ему потребуется ряд сложных произвольных действий для успешного преодоления возникающих препятствий – зачеты, сессии, курсовые, дипломы и пр. Это сложное волевое действие, так как оно предполагает значительное напряжение сил, терпеливость, настойчивость и умение организовать себя на выполнение задачи. Воля студента проявляется не только в преодолении требований деканата, но и в преодолении самого себя. Молодому человеку хочется весело проводить время, но наступает сессия и приходится наступать «на горло собственной песне». Об усталости и лени приходится забыть.

       Другое дело, когда речь заходит о простых волевых действиях, реализация которых не требует особого напряжения сил и специальной организации действия. Возникло желание – утолил и забыл. Например, захотелось пить. Открыл холодильник, достал сок и выпил. Захотелось принять душ – пошел в ванную, включил смеситель и стал под душ. Многие и живут не затейливо в таком режиме: выпил, закуснул, занялся любовью и уснул. Словом, как в пословице: «Пьем, людей бьем; как не живем?»

        Для чего мы уделяем внимание простым волевым действиям? Только поняв их природу, мы поймем суть безволия. В основе безволия как раз и лежат простые движения. Вспомните песню группы «Тату» с аналогичным названием: «Мы продолжаем простые движенья. Мы продолжаем для продолженья. Не задавай эти вопросы. Просто давай двигайся просто». Для простых колебательных движений не нужна воля. Достаточно желания. Безволию нравятся простые движения и отвратны сложные действия.

         Если взять любого безвольного человека, корень этого качества кроется в нежелании соприкасаться с миром сложных волевых действий. Человек закупоривается в мире простых движений. Ему там уютно, и он не способен жить в мире, где нужно преодолевать препятствия и решать задачи. Чтобы решать задачи нужно что-то напрягать. А что напрягать, он не знает, потому что этого у него нет.  А нет у него воли. Он безвольный человек.

         Яркий образчик безволия – Илья Обломов  из одноименного романа Гончарова. С дивана Обломова не могут поднять никакие жизненные потрясения. За всю жизнь он «ни разу не натянул себе чулок на ноги». Гончаров говорит об Илье: «Он любит помечтать и ужасно боится момента, когда мечтания придут в соприкосновение с действительностью. Тут он старается взвалить дело на кого-нибудь другого, а если нет никого, то на авось».

       Когда мы говорим о безвольном человеке, возникают ассоциации «тряпка», «размазня», «медузная слизь», «ни то ни се», «ни рыба не мясо», «ни в городе Богдан, ни в селе Селифан». Слыша эти слова, у меня перед глазами предстает образ Николая II. «Этот серенький недоделанный идиотик, профукавший империю сквозь своё слюнопускание, навсегда останется примером безволия, бессилия и духовной нищеты, – писал Д. Узолцефф.

       Профессор римского права Б.В.Никольский – не либерал, не демократ, наоборот, один из ярых и активных монархистов и руководителей «Союза русского народа», писал: ««Неверность его ужасна (это Никольский пишет в 1905 г., вскоре после того как побывал на аудиенции у Николая). Он не делает ни одного спокойного движения, ни одного спокойного жеста… Когда говорит, то выбирает расплывчатые, неточные слова и с большим трудом, нервно запинаясь, как-то выжимая из себя слова всем корпусом, головой, плечами, руками, даже переступая…Точно какая-то непосильная ноша легла на хилого работника, и он неуверенно, шатко ее несет… …Я думаю, что царя органически нельзя вразумить. Он хуже, чем бездарен! Он – прости меня Боже – полное ничтожество… …Мне дело ясно. Несчастный вырождающийся царь с его ничтожным, мелким и жалким характером, совершенно глупый и безвольный, не ведая, что творит, губит Россию…»

     А. Бушков пишет: «Николай решительно избавлялся от всех выдающихся министров – от Витте, и от многих других. У царя вошло в обычай отделываться от министров довольно-таки подленьким способом: вызвав того или иного сановника, поговорив о текущих делах, Николай отпускал его, заверяя в своей полной благосклонности, – но в соседней комнате уже лежал подписанный высочайший приказ об отставке, с которым назавтра являлся фельдъегерь. В последние два года царствования Николая премьер-министров фактически назначала императрица. Времена стояли сложнейшие и тяжелейшие, страна откровенно катилась под откос, все разваливалось. Кто же становился избранниками ее величества? Восьмидесятилетний Горемыкин, пребывавший в откровенном старческом маразме. Последним премьером империи стал семидесятилетний князь Голицын, заведовавший ранее благотворительными учреждениями царицы. Когда друзья спросили старичка, зачем он принял столь хлопотливый пост, тот, мечтательно улыбаясь, прошамкал: «Чтобы было одним приятным воспоминанием больше!»».

       Для безвольного человека характерно уклоняться, когда нужно действовать. В самые критические для России дни царь не желал встречаться со своими министрами, отсиживаясь в своей резиденции. Когда бедствие уже произошло царь, как безвольный человек, сваливал вину на подчиненных, выставляя себя ясновидящим. Безволие угрозами и упреками подменяет необходимость решительно действовать.

      Когда нужно было перед первой мировой войной срочно объявить мобилизацию, Николай медлил с решением, затем принимал и отменял принятое решение. Министры прятались от него, чтобы не получить новый приказ об отмене мобилизации. В Германии мобилизация проводится в три раза быстрее, чем в России. Обширность территории дает о себе знать. Из-за безволия монарха противостоять противнику без солдат было необычайно сложно. У любой безвольной особи желание пропадает раньше, чем оно станет действием. В самый критический момент императора охватили колебания и сомнения. Отдавшись воле случая, он впал в апатию. Как и характерно безвольным людям, император вечно находился в состоянии смятения, тревоги, неуверенности и обреченности.

       Зачастую безвольная особь занимает выгодную для себя позицию созерцателя, отрешенного от внешнего мира. Это приносит свои плоды: богатый жизненный опыт. Никуда не вмешиваясь, безвольный становится немым свидетелем событий эпохи. Когда он делится воспоминаниями, внимающая его речам аудитория даже не догадывается, что причиной обширных знаний является безволие. Из среды безвольных людей выходят прекрасные советники. Советы энергичных людей исходят из личного опыта. В них мало мысли и много наскока.  Советами они невольно оправдывают свои неправильные действия в прошлом. Наоборот, безвольный человек лишен предвзятости, ибо  опирается на исторический опыт. В советах он самоутверждается, поэтому относится к ним с необычайной серьезностью.

     Когда воля сочетается с любовью, мир радуется, когда воля продиктована ненавистью, мир содрогается. Безволие не способно ни к большой любви, ни к активной ненависти. Для любви и ненависти нужна целеустремленность, способность преодолевать препятствия и совершать сложные волевые действия. Жизнь безвольного человека состоит из простых движений и действий, не отягощенных мыслью. Грустный удел безвольного человека – жизнь без любви в полнейшем одиночестве.