RSS Feed

Богобоязненность

24.06.2014 by petr8512

Когда на вершинах духовного опыта человека переполняет благодать,

 страх божий отступает на задний план.

Станислав Зюзько

Преобладающим настроением большинства религий во взаимоотношениях

 между человеком и Богом является то, что называют «страх Божий» –

то есть трепет и благоговение перед Божественным Началом.

Госвами Махарадж

       Богобоязненность  как качество личности –  склонность из страха строго следовать Божьим заповедям и отстраняться от того, что Он запретил; следовать религиозным принципам для того, чтобы прослыть в обществе добродетельным и богоугодным.

    Жил-был человек, который всего боялся. Он боялся темноты, пауков, злых людей. И вскоре из страха вообще перестал входить из дома. Шел мимо странник. Человек впустил его на ночлег и рассказал о своей беде. Странник ему и говорит: «Есть страх, которого бояться не нужно, и если ты его познаешь, то никакой другой страх тебя уже не испугает. Иди, ищи его. А как страшно тебе станет, так ты сразу молиться начинай. И да хранит тебя Бог». И пошел человек искать страх, которого не нужно бояться, хотя и было ему очень страшно. Он шел через холодные горы, темные леса. Шел вдоль глубоких рек, по берегам соленых морей. Когда ему становилось страшно до жути, он начинал Богу молиться, и страхи отступали. Так обошел он всю землю и понял, что бояться по-настоящему нужно только одного: остаться без Бога. Недаром говорят: познавший страх Божий ничего не боится.

        Бога не нужно бояться, Бога нужно любить. Конечно, ограниченное живое существо может испытывать в присутствии Абсолютной Истины, Всемогущего, Безграничного разные чувства: благоговение, трепет и страх. Когда перед тобой Личность, являющаяся источником всего сущего, причиной всех причин, обладающая качествами всезнания в абсолютной степени, великолепия и совершенства, невольное волнение охватит самую спокойную, хладнокровную и безмятежную личность.

       В Бхагавад-гите описывается: когда Кришна явил Арджуне свою Вселенскую форму со множеством проявлений и форм, которая была источником бесчисленных вселенных, которая поражала своей грандиозностью и величием, то Арджуна испытывал страх, и он, ошеломленный зрелищем, которое ему открылось, стал просить у Кришны прощения, говоря: «Прости меня, Кришна, за то, что я вел себя с Тобой фамильярно, что я называл Тебя просто Кришной и другом».

        Богобоязненность – сестра невежества, из страха удерживающая человека от порочности и погружения в пучину грехов. Существует, в целом, четыре мотива, по которым человек может поклоняться и служить Богу. Когда человек находится под влиянием энергии невежества, он  считает Богом себя, но если и признает существование Бога, то служит Ему из страха. В этом случае говорят: «Побойтесь Бога», и богобоязненный, невежественный человек страшится Божьей кары. Бога бояться нен никаких оснований, Он не страшный. Но когда человек является приверженцем невежества, он следует каким-то правилам или поклоняется Богу из страха, потому что думает: – Бог накажет меня за мои преступления, грехи и зло, сделанное людям.      Иными словами, богобоязненность проявляет низшую форму мотивации служения Богу – страх.

     Когда человек находится под влиянием энергии страсти, то он будет поклоняться Богу из корысти. Т.е принцип такой – ты мне, я тебе. Я ставлю тебе свечку, произношу тебе молитву, или я что-то там жертвую в такой-то храм, или такую-то церковь, то теперь мне полагаются какие-то блага. Т.е. это в гунне Страсти, из корысти.  Василий Тушкин пишет: «Бог в данном случае существует для исполнения желаний человека. Т.е. в умах таких людей это некая дойная корова, к которой нужно приходить со списком и говорить: «Дай мне то, дай мне это, мне столько всего нужно». Т.е. идеи служения Богу не существует. Т.е. Бог просто должен помогать мне в материальной жизни. Такой уровень…

     Когда человек находится под воздействием энергии Благости, он служит Богу из чувства долга и ради собственного очищения. Он понимает, что все, что я имею это все дано мне Богом. Он прекрасно понимает, что даже элементарные условия  выживания: тот же самый воздух, та же самая вода, та же самая пища – это вещи нечеловеческого происхождения. И то, что это у нас есть, и у нас есть удивительный разум, при помощи которого мы можем познать что-то более высокое – это все не человеком создано. Как говорил Альберт Эйнштейн: «Бог – это реально для разумных». Если человек не понимает элементарного, если он не понимает, что мир – это четко созданная система, очень продуманная система, очень разумная система, если он не понимает такого базисного элементарного, то дальше говорить не о чем. Т.е. очень четкая установка – Бог – это реально для разумного».

      Богобоязненность – слепая вера легковеров, основанная на страхе перед Богом. Философ Александр Хакимов пишет: «Общество людей, которое еще не готово к духовной науке, нуждается в религиозности, неважно какой. Вера. Она их объединяет и они боятся нарушить какие-то заповеди Бога – богобоязненность, слепая вера, так скажем. Потому что, уж кого бояться не нужно, так это Бога. Нужно бояться собственных грехов. Полиции бояться не нужно, если вы ничего не сделали, правда же? Зачем вы боитесь полиции, если вы не совершали преступления? Она охраняет порядок, это как раз хорошо. Но греховные люди боятся полиции, но не боятся своих грехов. Вот это их проблема, поэтому также люди, которые еще от греха не могут отойти, религия их держит в страхе некотором, религиозном страхе: «в ад пойдешь»… Страшно. Знаний нет, но есть вера! И уже кое-что управляемо может быть, не на высоком уровне, но уже есть какое-то управление сознанием. “А вот что с вами будет, – он говорит – когда вы умрете, и вы будете находиться в этом мертвом теле: наказание, вы не уйдете оттуда и просто на себе прочувствуете, как первый червь пролезает из горла в нос у вас – вот так у вас будет!” И люди “Аааа, все-все-все, какой кошмар!”

    Вот один из примеров богобоязненности Абу Бакра, рассказанный Мухаммадом Закария Кандехлеви: «Все мы знаем, что Абу Бакр – самый великий человек после пророков… Посланник Аллаха лично поведал ему радостную весть о том, что он станет во главе группы людей, которые войдут в рай. Однажды Посланник, Аллаха сказал: «Имя Абу Бакра будет возглашено из всех ворот рая, и он будет первым, кто войдет в него после меня». Обладая всеми этими достоинствами, Абу Бакр говорил: «Как бы я хотел оказаться, деревом, которое срубят». Иногда он говорил: «Как бы я хотел быть травинкой, чтобы меня съело какое-нибудь животное». Он также говорил: «Я бы хотел оказаться волосом на теле верующего». Однажды он зашел в сад и увидел щебечущую птичку. Он глубоко вздохнул и сказал: «Как тебе хорошо, птица! Ты ешь, пьешь, летаешь под тенью деревьев и не боишься никакого расчета в следующей жизни. Как бы я хотел оказаться на твоем месте!» Рабиа аль-Аслями рассказывает: «Однажды мы спорили с Абу Бакром  и он проронил резкое слово, которое мне не понравилось. Он тут же понял это и сказал: «Брат, прошу тебя, ответь мне тем же словом, чтобы оно стало искуплением для меня». Я отказался сделать это. Он настаивал и даже грозился рассказать обо всем Посланнику Аллаха. Но я не соглашался сказать ему это слово в ответ. Он встал и ушел. Некоторые из моих соплеменников сказали: «Посмотрите! Как это странно! Человек поступает с тобой дурно и к тому же грозится пожаловаться Посланнику Аллаха». Я сказал: «А знаете ли вы кто он? Это Абу Бакр. Рассердить его – значит рассердить Посланника Аллаха, а рассердить Посланника Аллаха – значит разгневать Аллаха! А если Аллах разгневается на меня, тогда кто спасет Рабиу от гибели?». Я пошел к Посланнику Аллаха и рассказал ему все, что произошло. Он сказал: «Ты правильно сделал, что отказался произнести ему это слово в ответ. Но тебе следует сказать ему: «Пусть простит тебя Аллах, о Абу Бакр!» Посмотрите, как сильно Абу Бакр боялся Всевышнего Аллаха! Он так желал искупить свои грехи в этом мире, что, не успел он сказать другому человеку лишь одно неприятное слово, как тут же пожалел об этом и попросил его ответить ему тем же. Он даже грозился добиться своего, рассказав о случившемся Посланнику Аллаха. Для нас же сегодня оскорбить кого-нибудь стало привычным делом, но при этом мы не боимся ни расплаты, ни расчета в День Суда».