RSS Feed

Бумагомарание

10.03.2014 by petr8512

Городничий: Чему смеётесь? — Над собою смеётесь!.. Эх вы!.. (Стучит

со злости ногами об пол.) Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкопёры,

либералы проклятые! чёртово семя! Узлом бы вас всех

завязал, в муку бы стёр вас всех да чёрту в подкладку!

Н.В. Гоголь. Ревизор

— Я тоже напишу книгу.

– Ты сначала читать научись.
Сериал «Морская полиция»

Ложь и угодничество писак не могут поддержать жизнь дрянной книги.

Оноре де Бальзак

      Бумагомарание  как качество личности –  склонность к ненужному, бесполезному писанию, бездарному сочинительству.         

      Хрущев посетил свиноферму. Бумагомараки из местной газетенки обсуждают текст подписи под фотоснимком, который необходимо поместить на первой странице. Отвергаются варианты «Товарищ Хрущев среди свиней» и «Свиньи вокруг товарища Хрущева». Окончательный вариант подписи: «Третий слева — товарищ Хрущев».

      Бумагомаратель – пачкун слова, автор пис-произведений. Непомерная гордыня борзописца блокирует его разум. Свои бездарные опусы представляются ему шедеврами, а критические замечания – завистью, кознями, интригами и недоброжелательностью. Бумагомарака, как правило, плодовит. За ним порой трудно угнаться гигантам творческой плодотворности – Лопе де Вега и Александру Дюма.

      Гипертрофированное тщеславие, честолюбие и жажда славы провоцируют виршеплета обивать пороги редакций, испытывая на прочность нервную систему редакторов стишками такого рода: «Гаврила был примерным мужем: Гаврила женам верен был!» или «Гаврила был примерным мужем, Чиновником Гаврила был. Он подворовывал, но скромно – Гаврила Родину любил!»

  Я бумагу марал на рассвете,

  Словно Пушкин, – сказал управдом,

   Умолчав, что марал в туалете,

  И марал-то отнюдь не пером.

      Отличительная особенность бумагомарания и графоманства – упорное, на грани одержимости, стремление упрямо навязывать свою низкопробную продукцию слушателям и читателям. Борзописца не могут остановить ни безразличие слушателей, ни то, что у них вывих скул от подобного слушания. Он не обращает внимания на насмешки и подтрунивание над собой. Его не беспокоит обстоятельство, что никто не покупает тысячные тиражи рифмоплетства.

    Бумагомарака – бездарный писателишка, любитель писать, но почему-то всегда получается ударение на первый слог. Всё, что рождает его хаотичный, неугомонный ум, иначе, как каляканьем не назовёшь. В компании с графоманством бумагомарание превращается в стряпню ужасных блюд литературной кухни. Вот исповедь бумагомараки:

Страшно признаться, но я не писатель.
Я копипастер, бумагомаратель.
Я извратитель идей и понятий.
Может не стоит себе изменять и
Переживать, и перенимать их
Славу, пытаясь пробиться к станку для печати?
Замену ищите теперь, поигрался и хватит!
Правда, смешно, насочинял ерунды на закате!
Думал об акте искусства, о пиве, и, кстати,
Больше о пиве, наверное… Все. Точка. Хватит.
Сердце сбоит, кровь льется на скатерть,
Ничего не попишешь, я, увы, не писатель.

       Когда-то критик Александр Иванов написал пародию на стихи Николая Доризо, ставшую, по сути дела, обращением к бумагомаракам:

Не писал стихов

И не пишу

Ими я, как воздухом,

 Дышу.

Николай Доризо

  

Не писал стихов

И не пиши!

Лучше погуляй

И подыши.

За перо

поспешно

Не берись,

От стола

подальше

Уберись.

 

Не спеши,

не торопись,

Уймись,

Чем-нибудь,

в конце концов,

Займись.

Выброси к чертям

Карандаши.

Полежи,

в затылке почеши.

 

Суп свари,

порежь на кухне лук.

Выпей чаю,

почини утюг.

Новый телевизор

разбери –

Посмотри,

что у него

Внутри.

 

Плюнь в окно

И в урну попади!

В оперетту вечером

Пойди.

Вымой пол,

Прими холодный душ,

Почитай

на сон грядущий

Чушь…

 

Что-нибудь,

короче,

Соверши!

Не писал стихов

И не пиши!