RSS Feed

Честь

21.02.2013 by petr8512

Честь походит на драгоценный камень: малейшее пятнышко лишает

ее блеска и отнимает у нее всю ее цену.

 Пьер Эдмон Бошен

      Честь как качество личности – способность иметь общественно-моральное достоинство, вызывающее общее уважение,  достигаемое заслугами человека через  свои  мысли и поступки.

       Перед неудачной для русских Турецкой кампанией в 1711 году молдавский господарь князь Кантемир поступил под покровительство Петра Первого. При заключении мира с турками Петру передали одно из условий, предложенных великим визирем: выдать Кантемира. Некоторые из приближенных уговаривали Петра согласиться на условия неприятеля. Склоняя императора к вероломству, они уверяли Петра, что слово, данное им Кантемиру, – это всего лишь слово; что, выдав молдавского господаря, Петр не запятнает душу грехом. Однако Петр оставался непреклонным и прекратил разглагольствования, сказав: – Я лучше уступлю туркам землю до самого Курска, нежели соглашусь на это. У меня будет надежда опять завоевать отданное, но не сдержать слова – значит навсегда потерять честь.

    Человек чести обладает множеством достоинств, ему присуща искренность, благородство души, честное и прямое намерение придерживаться ранее достигнутым договорённостям, добросовестность, порядочность, доблесть и чистая совесть. Честь украшает человека. Шекспир заметил: «Не платье украшает человека. Как из-за черных туч сверкает солнце, Так честь блистает под одеждой бедной».

        Нелады человека с честью во все времена сурово карались на Руси. «Чести нарушение» – так назывались по воинским артикулам Петра Великого позорящие наказания. Различалось: тяжелое чести нарушение — “которого имя на виселице прибито, или шпага его от палача переломлена и вором (шельм) объявлен будет” и легкое — “егда который начальный человек чину извержен, или без заслуженного жалованья и без пасу (или отпускного письма) от полку отослан, или из государства нашего выгнан будет”.

        Обладателем чести как проявленного качества личности может стать не только офицер (офицерская честь), рыцарь (рыцарская честь), купец (купеческая честь) или какой-либо другой член привилегированной группы, но и любой гражданин. В 1902 году царское правительство отказало Максиму Горькому в избрании в почётные академики. В знак протеста Короленко и Чехов отказались от звания академиков. Для Чехова это был акт не только общественный, но и личный. Он писал в заявлении, что при избрании Горького он повидался с ним и первый поздравил его. А теперь, когда Академия наук известила, что выборы недействительны, выходит, что он, Чехов, как академик, признаёт это. «Я поздравлял сердечно, и я же признаю выборы недействительными – такое противоречие не укладывается в моём сознании, примирить с ним свою совесть я не мог, – писал он в Академию наук. – И после долгого размышления я мог прийти только к одному решению… о сложении с меня звания почётного академика». Так поступает человек чести. Он не станет списывать вину на независящие от него обстоятельства, а поступит согласно своему проявленному качеству личности – чести.

        Данное качество стало проявляться в людях с выделением из общины привилегированных групп – образовалась княжеская дружина, создавался коллективный кодекс неписаных правил, который и подразумевал соблюдение чести. Честь означала следование системе правил, отличающую данную группу от других и подчеркивающую ее высокий статус. Избыточной сложностью отличались правила рыцарской чести. Вот как об этом пишет историк А.Я. Гуревич: “Рыцарь именно исполняет свою роль, ни на минуту не забывая о зрителях, перед которыми он «играет», будь то король или его прямой сеньор, дама или такой же рыцарь, как и он сам”. Рыцарский этикет регламентировал каждый жест, даже на поле боя, где рыцарь был скован множеством предписаний: нельзя сражаться с хуже вооружённым противником, нельзя наносить удары в спину, нельзя первым обращаться с воинским донесением к королю и так далее.

       Между честью и совестью могут возникать разногласия.  В “маленькой трагедии” Пушкина «Скупой рыцарь» отец-рыцарь в своей алчности изменяет рыцарским правилам. А.Я. Гуревич пишет: “Богатство – знак, свидетельствующий о доблести, щедрости, широте натуры сеньора. Этот знак может быть реализован лишь при демонстрации им указанных качеств. Таким образом, высший момент в наслаждении богатством – его расточение в присутствии максимального числа людей, участвующих в его поглощении, получающих долю от щедрот сеньора”. Сын (Альбер) из-за алчности отца не может следовать кодексу рыцарской чести. Именно честь подталкивает последнего к преступным мыслям, к мыслям против совести. Разногласия совести и чести заставляет Герцога воскликнуть: “В какие дни надел я на себя цепь герцогов!” – “Ужасный век, ужасные сердца!”

         В наше время расцвета эгоизма, невежества и корысти, когда исчезли многие элитные группы, стало сложнее быть «невольником чести». Самурай Икс говорит: «В этом мире осталось мало людей, способных отдать свою жизнь ради чести и права называться человеком. Для этого нужно обладать немалой отвагой… Вы всего лишь пытаетесь выживать, как животные, и для этого вам не нужны ни честь, ни достоинство». Еще В. Высоцкий пел: «досадно мне, коль слово «честь» забыто и коль в чести наветы за глаза». Юрий Бондарев с печалью вторит ему: «В войну погиб цвет народа. В живых из лучших сохранились немногие. А дети не стали лучше отцов, хотя нельзя осуждать какое-либо поколение целиком. Вот, может быть, поэтому теперь и мало кто рискует броситься грудью на амбразуру, защищая свою и чужую честь…»

      Но это не означает упразднение чести – людей в благости, которым изрядно надоела «порнография и ужастики» современной жизни, становится все больше и больше. Утрата таких понятий как «честь» чревата многочисленными бедами для общества. Люди становятся поверхностными, равнодушными и непорядочными. «Стыд и честь — как платье: чем больше потрепаны, тем беспечнее к ним относишься», – говорил Луций Апулей. Глаз радуется, когда на стадионах проявляется честь спортсмена. В футболе, когда игрок другой команды получает травму, команда – соперник, владеющая мячом, добровольно выбьет мяч с поля или отпасует его сопернику, чтобы дать возможность пострадавшему придти в себя и получить врачебную помощь. После ввода мяча в игру, соперник по-джентльменски возвращает мяч обратно противоположной стороне.

          Человека чести нельзя назвать конформистом, изменяющему самому себе под влиянием группы. Конформист старается быть податливым, уступчивым, он изменяет свои психологические установки, убеждения, мнения, восприятие и поведение в соответствии с теми, которые прижились в обществе или данной группе. При этом, конформизм может быть лично усвоенным и дутым, показушным. Бывает, человек, желая уклониться от конфликта или неприятностей, демонстративно согласен с группой (руководством фирмы, партией), а на деле, в глубине души, остается при своем мнении. Это и есть показушный конформизм. Человек чести – принципиальный человек, следующий только тогда неписаным правилам какой-либо группы или структуры, когда они полностью соответствуют его взглядам и принципам. Он не способен «кривить душой» и приспосабливаться к неугодным для него правилам, лишь бы дорваться к «корыту» элитной группы. Настоящая честь — это решение делать при всех обстоятельствах то, что не искалечит жизнь другим людям.

     Вопросы чести не знают пустяков. Для кого честь пустяк, все другое в жизни тоже не существенно. Для человека чести любая мелочь, затрагивающая его честь, становится не мелочью. Ведь честь – это гипертрофированная нравственность, лишенная терпимости к малейшим оскорблениям. Честь не признает иллюзий, будучи оценкой общественной, а не личной, она, если окружающие обнаружили факт посягательства на нее, безоговорочно признает это и будет стремиться  восстановить прежнее состояние. Будучи демонстративной – ей нечего прятать,  честь всегда готова за себя постоять. Эдуард Асадов писал: «Но честь моя упряма, как броня. И никогда ни явно, ни случайно никто не смеет оскорбить меня ни тайным жестом и ни делом тайным».

      Человек чести понимает и осознает, что за его личной честью стоит честь ему равных, а, значит, нужно вести себя бескомпромиссно и воинственно. Защищая свою офицерскую честь, ты защищаешь офицерскую честь вообще. Так, отказавшийся от дуэли офицер не мог быть терпим в своем полку. Единичное приносится в жертву общему, и человек чести ничтоже сумняшеся без колебаний бросается защищать свою честь. Он говорит себе: «Весь мир погряз во лжи и лести. Я принимаю этот бой. Я надеваю маску чести, ведя войну с самим собой».