RSS Feed

Дипломатичность

18.09.2013 by petr8512

Дипломатия — искусство говорить «хороший пёсик»,

пока не найдёшь подходящий булыжник.

Народные наблюдения

Дипломатия – это искусство говорить наипротивнейшие вещи наиприятнейшим образом.

Исаак Голдберг

Дипломат — человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать

Алекс Дрейер

         Дипломатичность как качество личности –  способность обходить острые углы, избегать проблемных и конфликтных ситуаций, проявлять гибкость, но двигаться к намеченной цели в общении или переговорах.

   — Господин Киссинджер! Что такое «челночная дипломатия»? — О! Это универсальный метод! Поясню на примере. Вы хотите методом челночной дипломатии выдать дочь Рокфеллера замуж за простого парня из русской деревни. — Это невозможно! Каким образом? — Очень просто. Я еду в русскую деревню, нахожу там простого парня и спрашиваю: — Хочешь жениться на американке? Он: «У нас и своих девчонок полно». Я: «Да. Но она дочь миллиардера». Он: «О! Это меняет дело». Тогда я еду в Швейцарию на заседание правления банка. Спрашиваю: «Вы хотите иметь президентом ядреного сибирского мужика?» — Фу, — говорят в банке. — А если он при этом будет зятем Рокфеллера? — О! Это меняет дело! Еду к Рокфеллеру. Спрашиваю: «Хотите иметь зятем русского мужика?» Он: «У нас в семье все финансисты!» Я: «А он как раз президент Швейцарского банка!» Он: «О! Это меняет дело! Сюзи! Пойди сюда. Мистер Киссинджер нашел тебе жениха. Это президент Швейцарского банка!» Сюзи: «Эти финансисты все дохляки!» Я: «Да! Но этот — ядреный сибирский мужик».

       Дипломатичность – это умение добиваться своих целей тонким и умелым обращением с людьми. В арсенале дипломатичности множество приемов и способов: обтекаемость, уклончивость высказываний, утверждений, оценок, обещаний, осторожность и расчетливость в подборе выражений. Дипломатичный человек реализует свои намерения без оскорбления и унижения другого, вежливо и корректно, тактично и деликатно, уклончиво и безболезненно для остальных он развертывает ситуацию в свою сторону. Ему присуща мудрость и особая гибкость, основанная на знании эмоциональной и интеллектуальной природы человека.

     Дипломатичность – признак зрелой, высокоразвитой личности. Непрерывно развивая в себе выдержку и самообладание, терпение и терпимость, расширяя свои знания в области психологии и анализируя свои и чужие житейские ошибки, дипломатичность становится мастером межличностного общения. Она способна самую неприятную мысль облачить в приемлемую форму, которая не заденет самолюбия другого и вызовет минимальное огорчение.

     Один восточный властелин увидел страшный сон, будто у него выпали один за другим все зубы. В сильном волнении он позвал к себе толкователя снов. Тот выслушал его озабоченно и сказал: — Повелитель, я должен сообщить тебе печальную весть. Ты потеряешь одного за другим всех своих близких. Эти слова вызвали гнев властелина. Он велел бросить в тюрьму несчастного и позвать другого толкователя, который, выслушав сон, сказал: — Я счастлив сообщить тебе радостную весть — ты переживёшь всех своих родных. Властелин был обрадован и щедро наградил его за это предсказание. Придворные очень удивились. — Ведь ты сказал ему то же самое, что и твой бедный предшественник, так почему же он был наказан, а ты вознаграждён? — спрашивали они. На что последовал ответ: — Мы оба одинаково истолковали сон. Но всё зависит от того, не что сказать, а как сказать.

    В контексте дипломатичности на Потсдамской конференции. Произошел любопытный эпизод. Рассказывает писатель Николай Стариков:  Могущество Запада базируется на превосходстве британского и американского флотов. Так было раньше, так есть и сейчас. Неслучайно «демократы», пришедшие к власти в СССР, быстренько начали пилить флот. Причем пилить в прямом смысле – распиливая новейшие корабли, уничтожая новейшие субмарины. Немедленно была остановлена серия советских авианесущих крейсеров, которую готовились запустить под самый конец советского периода. Короче говоря – ни у кого, кроме англосаксов, флота быть не должно. Вот железное правило их политики. А на конференции встал вопрос, что делать с германским флотом. Логично было бы его поделить, верно? Но тогда СССР получит прибавку к своему военно-морскому могуществу. И вот слово берет премьер-министр Великобритании Черчилль. Говорит красиво и убедительно. Смысл его речи таков: флот Германии должен быть потоплен. Сталин сидит рядом и, улыбаясь, смотрит на Черчилля. Всем своим видом Сталин показывает согласие с британским премьером. Он разве что не аплодирует. Черчилль расходится еще больше, еще больше красноречия – смысл все тот же. Нужно утопить флот! Речь закончена. Слово берет Сталин. И говорит, что полностью согласен с сэром Уинстоном. Германский флот действительно нужно утопить. Поэтому СССР приветствует, что со своей частью трофейного флота Великобритания так и поступит. Ну а Советский Союз хотел бы получить свою долю германских кораблей, чтобы потом решить, что с ними делать. Немая сцена. В итоге Черчиллю пришлось уступить и в этом вопросе. Было принято решение разделить поровну между СССР, Англией и США весь германский надводный военно-морской флот, включая суда, находящиеся в постройке и ремонте. Подводные лодки Германии в основном были все же затоплены – в качестве некоего компромисса. Ведь «судоходные» Англия и США более всего опасались именно подводного флота.

     На ялтинской конференции встал вопрос о Польше. Взаимности не получалось. Великобритания изо всех стремилась распространить своё влияние на Польшу. Тогда Сталин встал из-за стола, хотя до сих пор всегда (!) на конференции говорил сидя, и пояснил позицию СССР: «Господин Черчилль только что сказал, что вопрос о Польше для британского правительства является вопросом чести. Мне это понятно. Со своей стороны, однако, я должен сказать, что для русских вопрос о Польше является не только вопросом чести, но также вопросом безопасности. Вопросом чести потому, что у русских в прошлом было много грехов перед Польшей. Советское правительство стремится загладить эти грехи. Вопросом безопасности потому, что с Польшей связаны важнейшие стратегические проблемы Советского государства. Дело не только в том, что Польша пограничная с нами страна. Это, конечно, имеет значение, но суть проблемы гораздо глубже. На протяжении истории Польша всегда была коридором, через который проходил враг, нападавший на Россию. Достаточно вспомнить хотя бы последние тридцать лет: в течение этого периода немцы два раза прошли через Польшу, чтобы атаковать нашу страну. Почему враги так легко до сих пор проходили через Польшу? Прежде всего, потому, что Польша слаба. Польский коридор не может быть закрыт механически извне только русскими силами. Он может быть надежно закрыт только изнутри собственными силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была сильна. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Польше – это вопрос жизни и смерти для Советского государства…» Чем дольше говорил Сталин, тем напряженнее становилась тишина за круглым столом, тем мрачнее делались лица Рузвельта и Черчилля…

        Дипломатичность – это не сплошная уклончивость, избегание и поиск компромиссов. Когда необходимо, это твердая, непоколебимая позиция. Во время войны с сыном Хрущева приключилась очень неприятная история. А поскольку Сталин ко всем, в том числе и к своим детям, подходил с одной меркой, то для сына Хрущева он также исключения делать не стал. Вот как об этом рассказывает Вячеслав Молотов: – Хрущев в душе был противником Сталина. Сталин – всё и вся, а в душе другое. Личное озлобление его на любые шаги толкает. Озлобление на Сталина за то, что его сын попал в такое положение, что его расстреляли фактически. После такого озлобления он на все идет, только бы запачкать имя Сталина. – Никита от сына отказался, да? – Да… – У него сын был вроде изменника. Это тоже о нем говорит. Хорош политический деятель, у которого даже сын и тот…

       Генерал-майор М. С. Докучаев, Герой Советского Союза, бывший заместитель начальника 9-го управления КГБ СССР (знаменитой «девятки», занимавшейся обеспечением безопасности высших государственных руководителей СССР), рассказал о том, что произошло. Этот рассказ привел в своей книге «Отцовская месть» Н. А. Зенькович. В начале марта 1943 года Сталину позвонил с фронта генерал-лейтенант Хрущев, который тогда был членом Военного Совета Юго-Западного фронта. Просил о личной встрече. Сталин дал согласие. О

чем собирался говорить Хрущев, было понятно заранее. Его сын Леонид в пьяном состоянии застрелил майора. По законам военного времени за это преступление полагался расстрел. При этом сын Хрущева уже ранее «баловался» оружием, и тогда Сталин пошел навстречу просьбе Никиты Сергеевича и дело на Леонида было прекращено. Ему дали возможность честно воевать за родину.

       И вот в итоге он теперь совершил убийство. Хрущев практически со слезами на глазах просил Сталина сурово наказать сына, но только не расстреливать его. Иосиф Виссарионович ответил так: Мне доложили о случившемся с вашим сыном. Я не сомневался, что у нас состоится встреча и разговор о вашем сыне. Только исходя из большого уважения к вам, товарищ Хрущев, я разрешил вам приехать с фронта в Москву. Мне очень хотелось бы помочь вам,  Никита Сергеевич, но я бессилен сделать это. Однажды я поступился своей совестью, пошел вам навстречу и просил суд помиловать вашего сына. Но он не исправился и совершил еще одно, подобное первому, тяжкое преступление. Вторично нарушать законы мне не позволяют моя совесть и горе людей, ставших жертвами преступных действий вашего сына. В сложившемся положении ничем помочь вам не могу. Ваш сын предстанет перед судом в соответствии с советскими законами. Генерал-майор М. С. Докучаев, на чье свидетельство ссылается Н. А. Зенькович, утверждает, что Хрущев упал на колени, зарыдал и умолял Сталина спасти сына. Сталин позвал охрану и попросил ее помочь товарищу Хрущеву прийти в себя…