RSS Feed

Доброхотство

13.12.2015 by petr8512

Тот, кто ничего не делает для других – ничего не делает для себя.
Гете

Ты существуешь за счет полученного. Ты живешь – отдавая.
Уинстон Черчилль
Ни одного дня без доброго дела!
Роберт Баден-Поуэл (лозунг скаутского движения)
Лучший способ не делать дурного – делать благое, потому что в этом

мире нет ничего труднее, чем пытаться вовсе ничего не делать.
Джон Клэр
Чтобы поверить в добро, надо начать делать его.
Лев Толстой

       Доброхотство как качество личности –  способность принимать на себя помимо естественных обязанностей, (которые должен выполнять всякий муж, отец, сын, жена, дочь), другие обязанности по собственному желанию, без принуждения; проявлять расположение, доброжелательность.

      Доброхот – доброволец добрых дел. Доброхот – человек, добровольно и сознательно берущий на свои плечи обязанности по бескорыстному служению людям.

      Бывают люди, говорящие, мол, мы стремимся к добру. Понимайте – стремятся к чужому добру. Было бы добро, а «доброхоты» объявятся. Доброхоты желают счастья всем людям и, по мере сил, делают им добро. Бескорыстно и безусловно, со всем размахом своей сострадательной и милосердной души.

      Доброхотство – не простое, пассивное пожелание счастья, радостей, здоровья, успехов в труде и долгих лет жизни. Оно активно и инициативно. Доброхотство – глагол, реальное сотворение добра. Доброхот стремится реально быть добрым, а не казаться добреньким, жалостливым и сентиментальным.

      Владислав Лоранц правильно заметил: «Лучше самая малая помощь, чем самое большое сочувствие». Жалость унижает, сострадание поддерживает, заставляет подняться и идти вперёд. В силу своей активности доброхотство сострадательно. Целая пропасть между жалостливыми расспросами и советами и реальной протянутой рукой доброхота.

     Секрет качества личности часто скрывается в этимологии его слова.

     Доброхотство зародилось в середине XX века по инициативе директора Пушкинского Заповедника С.С.Гейченко. Семен Степанович был творческим человеком, грамотным музейщиком, исследователем, писателем, историком, литературоведом, ярким рассказчиком. Своим примером он пробуждал во многих желание следовать за ним по пути к Пушкину. Именно Гейченко однажды назвал сам факт встречи молодых людей с Пушкиногорьем «Пушкинской прививкой». До сих пор это определение не утратило своей силы и глубины. Именно он ввел понятие доброхотства, ссылаясь на толкование этого слова в словарях В. Даля и С. Ожегова.

   Целью Гейченко было воспитание и развитие юной личности в процессе работ по сохранению объектов культурного и природного наследия, поэтической красоты Пушкиногорья. Он смог по крохам собрать и объединить благородные порывы, порой индивидуально находя путь к сердцу каждого, кто хотел бы оказать помощь. Принципы, заложенные им в «памятке паломнику», остаются актуальными и по сей день, именно они позволили энтузиастам паломникам сплотить молодежь в команды, которые оказывают неоценимую помощь музею-заповеднику.

    В своих публикациях С.С. Гейченко так писал о доброхотах: «Живя и работая на природе, воспетой Пушкиным, человек видит вокруг себя красоту, простоту, ясность, сердечность. И он преображается. В душу его приходит покой и мир. Смиряется её тревога, и видится счастье. Ведь места эти обладают магическим действием, здесь человек находит своеобразные рецепты радости бытия. Здесь ключ к пониманию того, почему неуклонно растет паломничество в эти святые места, почему растет число доброхотов. Особенно чудесен труд детей-школьников… Какой-то особенной любовью любят они Пушкина. Он с ними с детства. Он учит их слову, речи, литературе, искусству. Он учит их любви к отечеству, родной земле, природе. В благодарность за труд научные сотрудники заповедника читают ребятам лекции, проводят экскурсии, беседы, совершают прогулки по памятным местам, местам боевой славы Пушкиногорья (С.С. Гейченко «Завет внуку»).

     Наиболее массовый порыв доброхотства наблюдался в конце 1980-х годов, когда на призыв Гейченко по радио и телевидению откликнулись сотни людей и стали приезжать со всех концов страны в Пушкиногорье, чтобы поработать на благо заповедника. Разнообразен перечень доброхотских деяний. Среди них перевозка из Михайловского и подъем на колокольню Святогорского монастыря колоколов, реконструкция земляного грота, дернового дивана, садовой беседки, кладка каменной ограды вокруг Святогорского монастыря и многое другое.

     Под истинное, благостное доброхотство стараются подделаться многие пороки. Корысть проворачивает сделку, но оформляет её как доброхотство. Истинное добро не требует награды. Корысть всегда выписывает за «добро» счёт:

Добро нам превратить готовы,
порой, в тяжелые оковы,
осточертевшие до рвоты,
участливые доброхоты.

     Под доброхотство частенько скрывается коварство. – Есть ли добро на свете? – Есть, – сказал чёрт, – и надел маску.

     Фальшивое доброхотство, как всякое зло, не менее активно, чем истинное доброхотство.

       Звонит “доброхот” в ГИБДД и рассказывает, что только что на таком-то шоссе видел несущийся на скорости 240 км/час 600-й “мерс” за номером 4656іКЛМН. Гибддэшник удивляется: – И как это вы на такой скорости и марку успели заметить и номер записать??! – А я его догнал.

       Рассказывает один прораб:  – Раскопку нам надо было сделать, трубу водопроводную от блуждающих токов заземлить.  Ну, подогнали экскаватор – копаем, а рядом капитальные гаражи. Минут через двадцать бежит мужик, обычно в таких случаях у них рожи зверские, а этот улыбается – рот до ушей. – Вы что, гаражи сносить будете? – А что, у тебя гараж здесь, что ли? – предусмотрительно интересуюсь я. – Не, у меня нет! Так будете сносить? – Сносить ничего не будем, вот здесь поковыряем и все. Так, а что ты так переживаешь, сам же сказал, что гаража у тебя здесь нет? Лицо мужичка теряет свою жизнерадостность. – Слышь мужики, а вы можете хоть объявления расклеить, что сносить будете? Теперь точно понимаю, что полудурок. – Да отвали, мужик, больной что ли? Что так переживаешь то? – Да у соседа моего здесь гараж. Если сносить не будете, хоть говорите всем, что – возможно, или там – может быть. Пусть он, падла, хоть денек понервничает! А с меня – магырыч.