RSS Feed

Доносительство

30.04.2013 by petr8512

Где доносчики награждаются, там не будет недостатка в виноватых.

 К. Мальзе

         Доносительство как качество личности – склонность  к стукачеству, тайному сотрудничеству с правоохранительными органами и передачи им информации о поведении окружающих.

        Однажды правитель издал приказ, запрещавший есть те блюда, которые он сам ест, и пить те напитки, которые он сам пьёт. Вскоре после этого один высокопоставленный сановник приготовил царское блюдо и пригласил другого сановника разделить с ним трапезу. Отобедав, гость написал донос на хозяина, угощавшего его запретным кушаньем. «Я сам это видел и не в силах скрыть от тебя», — писал он. В ответ доносчик получил от правителя следующее послание, написанное на оборотной стороне доноса: «Мы воздаём тебе хвалу за верноподданнические чувства и сурово осуждаем нарушителя приказа. Особенно за то, что он не умеет хранить тайны и раскрывает их перед такими, как ты».

         Доносительство – разрушитель судеб людей. Это злое вмешательство в их жизнь. Оно отлично от простого информирования, например, когда какой-то человек представляет опасность для жизни окружающих и от официального свидетельствования, которое любой человек обязан давать в соответствии с существующим законодательством. Доносительство считается всеми духовными традициями большим грехом.  Доносительство – это акт, направленный против конкретного человека с корыстной целью. А информирование – это акт, который направлен на положительное разрешение какой-либо проблемной ситуации без преследования корыстных неблаговидных целей.

      Доносительство проповедует принцип: «Лучше стучать, чем перестукиваться». Слова «стукач», «доносчик» имеют явно выраженное негативное звучание, поэтому доносительство предпочитает называться “конфиденциальным содействием на контрактной основе”.  У Данте в “Божественной комедии” стукачи находятся в самом последнем, девятом круге ада. Компанию по страданиям им составляют вмёрзшие в лёд доносчики, “обманувшие доверившихся”, предатели родных и друзей, Родины и единомышленников, предатели “сотрапезников и благодетелей”.

        Доносительство – общечеловеческое качество характера, создай для него условия, и оно проявится в любой экзотичной точке планеты. Когда нацисты захватили власть в Германии в 1933 году, они были шокированы шквалом доносов, обрушившимся на них от граждан.  Гитлер сокрушался, что осведомители “дезорганизуют” работу новой власти. А через год министр внутренних дел “третьего рейха” выпустил циркуляр, который предписывал “положить конец доносительству, так как это явление недостойно германского народа и национал-социалистического государства”.  Гестапо «захлебывалось» от волны доносов. Стучали сослуживцы, соседи, родственники. Интересно, что за всё время нацистской диктатуры не было ни одного случая, когда муж донёс бы на свою жену. А вот жёны на мужей доносили. И ещё одна интересная особенность: очень неохотно “сдавали” жители сельских районов Германии приходских священников. В тоже время охотно доносили на “недочеловеков”: евреев, поляков и гомосексуалистов.

        На Руси со времен Петра Первого доносительство становится не только орудием политической власти, но и хорошим помощником в сборе налогов.   Пётр издал указ: “Если кто донесёт, где сосед деньги прячет, тому доносчику из тех денег треть, а остальное – на государя”. Указ 1713 года был обращён к каждому потенциальному доносчику: «Кто на такого злодея (государственного преступника) подлинно донесёт, то ему за такую ево службу богатство тово преступника, движимое и недвижимое, отдано будет, а буде достоин будет, дастся ему и чин его, а сие позволение даётца всякого чина людем от первых даже и до земледелцоф». Одним из тяжких преступлений считалось недоносительство. Указ Петра от 28 апреля 1722 года предусматривал: «А буде кто, видя означенных злодеев, явно что злое в народе рассеивающих, или ведая, что такое зло тайно они производят, а их не поймает, или о том не известит, и в том от кого изобличён будет, и за это учинена будет таковым смертная казнь без всякого пощажения, движимое и недвижимое их имение всё взято будет на его императорское величество».  “Донос, – пишет Ключевский, – стал главным инструментом государственного контроля, и его очень чтила казна”. Крепостной, донёсший на барина, виновного в государственных преступлениях, получал  вольную. В конце концов Пётр создал специальный институт фискалов. “Донос стал государственным учреждением, свободным от всякого риска”, – заключает историк. И добавляет горько: “Это вносило в управление и в общество нравственно недоброкачественный мотив”.

        Но тех, кто управлял тогда обществом, это, похоже, не слишком волновало. Как, впрочем, и само общество. В мемуарах графа Эрнста Миниха, начинавшего свою карьеру в тридцатых-сороковых годах XVIII века, при императрице Анне Иоанновне, читаем: “Ни при едином дворе, статься может, не находилось больше шпионов и наговорщиков, как в то время при российском. Обо всём, что в знатных беседах и домах говорили, (фаворит императрицы Бирон) получал обстоятельнейшие известия. И поскольку ремесло сие отверзало путь как к милости, так и к богатым наградам, то многие знатные и высоких чинов особы не стыдились служить к тому орудием”.

       Времена меняются, а люди остаются теми же. Сразу же после прихода к власти большевиков им пришлось с распростёртыми объятиями встречать доносчиков, рвение которых было просто поразительно. Вспоминает Л.Д. Троцкий: «Осведомители являлись со всех сторон. Приходили рабочие, солдаты, офицеры, дворники, социалистические юнкера, прислуга, жёны мелких чиновников. Некоторые давали серьёзные и ценные указания». Доносительство становится добродетелью. Имя Павлика Морозова, донёсшего на своего отца, стало символом преданности идеям Октября. О нем писали песни, ему ставились памятники (например, на Ленинских горах в Москве, у Дворца пионеров), его имя присваивали школам и кораблям, на его примере призывали учиться юную смену.  Надежда Константиновна Крупская обращалась в начале тридцатых годов к детворе Страны Советов: “Поглядите, ребята, вокруг себя. Вы увидите, как много ещё старых … пережитков. Хорошо будет, если вы их будете обсуждать и записывать”. До восьмидесятых годов в школьную программу входила пьеса Лавренева «Любовь Яровая», в которой жена доносит на своего мужа.

     Александр Зиновьев в контексте доносительства пишет: “Пару слов о доносах. Ходили слухи, будто после хрущевского доклада было решено уничтожить архивы “органов”. Я готов в эти слухи поверить: хозяевам общества надо было уничтожить следы своих прошлых преступлений. Во всяком случае, Хрущев сам ухитрился ликвидировать все материалы, касающиеся его деятельности в качестве одного из активных сталинских палачей. Те, кто помог Хрущеву в этом, были щедро вознаграждены. В частности, в Киеве, где самые страшные репрессии проводились под руководством Хрущева, было широко известно, что этим делом занимался заведующий партийным архивом, награжденный за это Ленинской премией и избранный в члены-корреспонденты Академии наук, хотя он был полным ничтожеством в науке даже по украинским критериям”.

      В 1983 году поэт Леонид Васильев написал «антисоветское», как тогда говорили стихотворение, и оставил   по одному экземпляру из пятидесяти штук  в разных точках – редакциях газет, лестничных площадках, коридорах различных учреждений. Как Вы думаете сколько доносов поступило в КГБ? – Правильно. Ровно пятьдесят. Васильева нашли и посадили на два года.

      Однажды с петербургской гарнизонной гауптвахты на имя Николая Первого поступил донос, написанный содержащимся там под стражей морским офицером. Моряк писал, что вместе с ним сидел один гвардейский офицер, которого отпустил на несколько часов домой заступивший на караул новый караульный начальник, оказавшийся другом арестованного гвардейца. Николай, установив, что жалобщик прав, отдал обоих офицеров – и арестованного, и освободившего его начальника караула – под суд, который разжаловал и того и другого в рядовые. Доносчику же император велел выдать в награду одну треть месячного жалованья, но обязательно записать в его послужном формуляре, за что именно он получил царскую награду.