RSS Feed

Доверие

24.02.2013 by petr8512

Кто нарушил раз доверие — теряет его навсегда; что бы он ни делал и чем бы

он ни был — горькие плоды этой потери не заставят себя ждать.

А. Шопенгауэр

          Доверие как качество личности – склонность полагаться на авторитетное мнение кого-либо, проявлять убежденность в надежности, честности, искренности и добросовестности кого-то или чего-то, знать, что кто-то поведет или не поведет себя в определенных ситуациях определенным образом; готовность добровольно передать определенные права иным вольным субъектам.

     Однажды человек пришёл к озеру рано утром. Вставало солнце, и этот человек был прекрасен, этот человек был Иисус. А его глаза — они были глубже, чем озеро; и его сияние было ярче солнечного. Там были рыбаки, они только что забросили невод, чтобы поймать рыбу. Он сказал: — Смотрите! Зачем вы напрасно тратите свою жизнь? Я могу сделать вас ловцами людей. Если бы он сказал это вам, когда вы сидите в своей конторе или в своём магазине, вы сказали бы ему: — Уходи! У меня нет времени. Не отнимай моё время! Но эти два рыбака взглянули на Иисуса, без всякого сомнения. Они выбросили свои сети, и пошли за ним. Это доверие. Ни одного вопроса: «Кто ты, незнакомец?»

       Этимологически «питать доверие» –  означает «сердце даю» или «сердце кладу». Когда нет доверия – сердце на привязи. Человек доверяет не только людям, но и вещам, верованиям, всему миру в целом, Богу. Этот список не имеет границ. Жизнь без доверия невозможна, хотя бы в силу того, что, не доверяя никому и ничему, человек не сможет нормально жить, у него не хватит времени проверять абсолютно всё, нужно все равно довериться какому-то авторитетному мнению.  Допустим, врач посоветовал ему при бронхите принимать на ночь таблетку аспирина, много пить, поставить горчичники и делать ингаляции с ароматическими маслами. Он не доверяет аспирину, горчичникам и ингаляциям. Да, и кто сказал, что при бронхите надо много пить?  Изобретать своё лекарство – задача не их простых. Подошел к холодильнику, но беспокойный ум шепчет: «Почему ты должен доверять производителям этих сосисок и ряженки? Может, они отравлены или испорчены?» Выбежал на улицу, но садиться в такси страшно: «Где гарантия, что за рулем не маньяк или самоубийца, решивший умереть в достойной компании со мной? Почему я должен всем верить?» Словом, отсутствие доверия становится трагедией для человека: «Однако нельзя же прожить жизнь, никому не доверяя,- пишет  Грэм Грин, – запереть себя в худшую из тюрем, какая может быть, — в самого себя».

       Доверие ко всему на свете начинается с самодоверия, которое невозможно без чувства ответственности за все нюансы своей жизни – за каждое слово, обещание, действия и поступки. Безусловное доверие мысленно произносит следующие психологические установки: «Я доверяю себе такому, какой я есть и не придаю избыточной значимости оценкам обо мне окружающих.  Я доверяю людям и нисколько не беспокоюсь, доверяют ли они мне.  Я доверяю внешнему миру и даже не подумаю поинтересоваться, взаимное ли у нас доверие». Обратите внимание: доверие позиционирует одна сторона, именно она и берет на себя всю полноту ответственности за свою жизнь. В случаях с недоверием, доверчивостью и недоверчивостью акцент переносится с себя на другие объекты, «козлами отпущения» за промахи и несчастья будут они: «Я доверяюсь гражданскому мужу – пусть теперь он решает мои проблемы». Иными словами, суррогат доверия спихивает с себя ответственность на другого человека, выставляя ему необоснованные претензии и требования.

        Доверие всегда идет в связке с открытостью, замкнутый человек не способен впустить другого в свою личную и интимную зону, не готов поделиться с ним чем-то глубоко сокровенным и значимым. Поэтому, человек – носитель доверия, открыт для того, в ком не сомневается. Открывать свою душу, безрассудно доверять первому встречному – глупо. Настоящие глубокие отношения строятся на базе взаимного доверия.

        Доверия достоин каждый человек, но в разной степени. Абсолютного доверия достоин только Бог. Самый любимый, достойный и авторитетный человек в контексте доверия должен рассматриваться всесторонне и системно. Человек – это сложнейшая из всех существующих систем, каким-то элементам этой системы можно доверять, а каким-то нет. Например, жена убеждена, что в темном переулке при встрече хоть с сотней бандитов, муж встанет на ее защиту, пожертвует своей жизнью, но сделает всё возможное для ее спасения. Рассказывая ему о своих беспокойствах, самых сокровенных мыслях и желаниях, она твердо убеждена, что он, только за ней закроется дверь, не разболтает всё своим друзьям. Но она ни за что не согласится доверить ему деньги или уход за детьми. Зная его слабости, будет также глупо доверить ему деньги в винном отделе, как безрассудно одеть на шею голодной собаке кругляк копченой колбасы и ждать, что она будет равнодушно реагировать на сумасшедшие запахи. Можно полагаться на верность мужа, но если устроить его  администратором в борделе, то есть создать благоприятную обстановку для искушения и вожделения, то наивно и глупо предполагать какое-то к нему доверие в вопросах верности в мыслях, чувствах и действиях.

         Кому-то можно, играя в карты, доверить деньги в долг, как человек чести он вернет деньги при любом раскладе обстоятельств. Но поделиться какими-то секретами, доверить что-то личное – нельзя, растреплет всем, да еще и посмеется над вами. Иными словами, доверять можно и нужно всем людям, но избирательно и относительно проявленных их качеств личности, без фанатизма, трезво, с привлечением души и разума. Доверие – это целая наука, пока ее освоишь, набьешь немало шишек, не раз наступишь на  грабли жизни. Должны пройти годы, пуд соли нужно съесть вместе, прежде чем поймешь, можно ли доверять человеку.

         Доверять можно даже вещам. Как-то один американский ученый в Копенгагене посетил с визитом видного физика, нобелевского лауреата Нильса Бора, и был весьма удивлен, когда над его рабочим столом обнаружил подкову, крепко прибитую к стене, как и полагается, открытой частью вверх, чтобы она ловила удачу и давала ей выплеснуться. Американский ученый с нервным смешком спросил: «Несомненно, вы не верите, что подкова принесет вам удачу, не так ли, профессор Бор? В конце концов, как рассудительный ученый…» Нильс Бор, посмеиваясь, ответил: «Дорогой мой друг, ни во что подобное я не верю, нисколько не верю. И вряд ли возможно, чтобы я когда-нибудь поверил в такую откровенную чепуху. Однако мне говорили, что подкова приносит удачу независимо от того, верите вы в это или нет».

         Доверие дружит с разумом тогда, когда оно умеет фильтровать людей на порядочность, честность и искренность. Но беда человека состоит в  том, что он слишком доверяет не своему разуму, а своему вожделенному, беспокойному уму. Ум становится для него первым советником и консультантом. В уме в течение суток крутятся около шестидесяти тысяч мыслей. Болтовня ума, пока ее не возьмешь под надежный контроль, также неугомонна, как и птичий базар в проливе Надежды с его писком, визгом, карканьем и гамом. В ум взбрела идея взять кредит – все, включается оправдательный механизм, жизнь теряет смысл, если не реализовать желание. В ум пришло желание создать новую семью, в своей семье отношения разладились, пора искать новую пристань. Человек ищет группу поддержки, которая оправдает его поступки, и она всегда находится. Поэтому человек не должен безоглядно доверять идеям своего ума, который хочет всего, сразу и как можно быстрее. Доверять можно себе только тогда, когда от  мысли, предложенной человеком на рассмотрение, разум потирает руки, а душа хлопает в ладоши.