RSS Feed

Драчливость

01.12.2013 by petr8512

Умелый полководец не драчлив. Тот, кто умеет сражаться, не дает волю ярости.

Лао-Цзы

Лучшее из возможных сочетаний — власть и милосердие;

худшее — слабость и драчливость.

Уинстон Черчилль

Я был один, совершенно один, а они… толпа негодяев… все с базуками!

 С вертолетами! Я одному — раз! Другому — два! <…> Этот сзади! А я его стулом!

Возвращение блудного попугая

      Драчливость как качество личности – склонность часто драться, побить кого-нибудь.

     Лев отдыхал в тени большого дерева после сытного обеда. К нему приблизился Шакал и сказал: – Лев! А давай подеремся! Устроим на этой поляне сражение. Ты против меня! Лев на него и внимания не обратил. Тогда Шакал пригрозил: – Давай драться! А не то я пойду и всей пустыне расскажу, что Лев меня ужасно испугался. Лев зевнул, лениво потянулся и промолвил: – Подумаешь! Даже если меня осудят обитатели пустыни за трусость – это все же куда приятнее, чем они будут презирать меня. Презирать за драку с каким-то там Шакалом.

      Драчливость вырастает там, где свой статус среди окружающих завоевывается  путём физического подавления конкурентов, где действует принцип «Кто сильнее, тот и прав», где физические «замечания» стали нормой, где ругань и повышенный грубый тон – обычное дело, а спокойствие, уважительность и рассудительность – раритетные понятия.

    Вы часто ругаетесь с женой?- Мы вообще не ругаемся! – Как же так?! – А сразу переходим к драке!

      Драчливость – это убежденность в том, что межличностные отношения – это непрерывная череда конфликтов, решить которые возможно только с помощью кулаков. Драчливость – сестра агрессивности. Ее девиз: «Деритесь там, где это можно, слава Богу, и уж, конечно, там деритесь, где нельзя». Порой она буквально сама  ищет повода для драки и проявляется как единственно возможная реакция на раздражитель.

     Вбегает человек в бар и кричит: – Коля! Коля! Твою жену на улице бьют! Мужик выбегает, ввязывается в драку, его избивают. Утром он просыпается в гипсе и бинтах в реанимации: Зачем  влез в драку? Во-первых, я не Коля! А во-вторых, я вообще не женат!

      Драчливость – это когда вместо слов говорят кулаками. Аргументы закончились – дрались молча. Драчун считает: «Зачем выражать гнев словами, если природа наделила тебя кулаками». Она присуща и сильному и слабому полу. Как это ни странно в животном мире гораздо чаще драку провоцируют мелкие, трусливые собаки, чем крупные и сильные. Достаточно вспомнить басню И.А. Крылова «Слон и Моська»: 

Отколе ни возьмись, навстречу Моська им.
Увидевши Слона, ну на него метаться,
И лаять, и визжать, и рваться;
Ну так и лезет в драку с ним.
«Соседка, перестань срамиться, —
Ей Шавка говорит, — тебе ль с Слоном возиться?
Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идёт
Вперёд
И лаю твоего совсем не примечает. —
«Эх, эх! — ей Моська отвечает, —
Вот то-то мне и духу придает,
Что я, совсем без драки,
Могу попасть в большие забияки.
Пускай же говорят собаки:
«Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!»

     Драчливость в мужском обличье обычно женщин не бьет, ведь они мягкие, но зачастую делает это необычно. Женщина недоуменно говорит:  – Я пятый раз замужем и пятый муж бьет меня по морде. В чем дело, не пойму. – Может быть, дело в морде?

     Женщины в драчливости иногда могут дать фору сильному полу. Один мужчина рассказывает другому, что у него была знакомая девушка по кличке «Графиня». – Она, наверное, была вся из себя такая аристократичная? – Нет, ей в кабаке в пьяной драке графином по голове попали…   Эдуард Тополь пишет: «… как дерутся девчонки — это ужасно, даже парни так не дерутся. Пацаны — что? Ударили друг друга по роже кулаками, и все вроде как подрались. А девчонки — нет. Они становятся в плотный круг, чтобы никто не подошел, и по очереди начинают бить девочку»

     Драчливость любит пригласить соперника выйти поговорить один на один. Правда, как правило, за углом его ждет кодла, которая считает справедливым драться семерым против одного. Драчливость усвоила: чтобы одолеть, нужно выбрать верное место для драки. Желательно в темном углу, куда не скоро подоспеет помощь. Драчливость всегда ближе к подлости, чем к благородству. Джанин Фрост в книге «На полпути в могиле» пишет: «Драться можно только одним способом — грязным. Благородством и рыцарством в драке добьешься только одного — очень быстро умрешь. Всегда стреляй в спину, бей ниже пояса, без колебаний пинай лежачего, и тогда, может быть, живой останешься ты. Запомни это. Драка идет смертельная. Это не боксерский поединок, здесь нельзя выиграть по очкам». Закон Мэрфи гласит: «Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую, затем уйди под локоть и снизу в челюсть»

          Михаил Задорнов  метко подметил: «Только в России дерущиеся люди могут побить вместе того, кто хочет их разнять». Только в России можно увидеть феномен, когда человек нещадно ругает существующие порядки, клянет всех и вся, но стоит иностранцу сказать что-то плохое в отношении его Родины – это является сигналом, чтобы сделать ему внушительное физическое замечание.

    Драчливость – подруга провокации: – Дорогие друзья. Сегодня на этой свадьбе собрались только самые близкие и самые родные люди. Поэтому будет трудно спровоцировать драку, но я профессионал. Драчливость может начать с безобидной фразы: – Сегодня мне снились раки. – Ну и что? – Раки это к драке. И началась драка.

      Когда сходятся несколько драчливых людей, драка для них –  это единственный способ найти между собой общий язык. Во времена Екатерины II славилась драчливая компания пятерых братьев Орловых. Григорий Орлов – фаворит императрицы был одновременно и фаворитом драчливости. Как пишет Александр Бушков, сразу за ним справедливо будет поставить Алексея — тоже гвардеец, тоже буян, дебошир, завзятый карточный игрок, тоже храбрый солдат и любимец гвардии. Великанского роста (все пятеро Орловых были сущими богатырями). В гвардии у него были два прозвища: Алехан и Балафре. Второе по‑французски означает «Меченый», «Рубленый» и произошло из‑за жуткого шрама на щеке.  

        История этого шрама сама по себе примечательна. Жил‑поживал, буянил‑дебоширил в Петербурге бравый гвардеец Шванвич, единственный, кто мог продержаться на кулаках против брательников Орловых, поодиночке взятых. Уступать не хотела ни одна из сторон, и после многочисленных стычек было выработано этакое джентльменское соглашение: ежели где‑нибудь в кабаке, бильярдной или ином заведении Шванвич встретит кого‑то из Орловых одного,  тот, не задираясь, послушно убирается восвояси, оставив Шванвичу все купленное за свой счет: и вино, и веселых девок. Если же двое  Орловых где‑нибудь застанут Шванвича, убирается на все четыре стороны уже Шванвич. Какое‑то время все шло распрекрасно, но однажды произошел сбой. Шванвич застал Алексея Орлова в одиночку — и в соответствии с «пактом» велел ему сматывать удочки. Алексей послушно направился к двери, но тут в заведении объявился один из его братьев, и теперь уже Шванвичу приказали исчезнуть и не отсвечиваться. Он сопротивлялся, заявляя, в общем резонно, что сначала‑то  Орлов был один, это потом второй пришел, так что ситуация соглашению не вполне соответствует… Однако братья без лишних церемоний вдвоем его быстренько победили и выкинули на улицу. Обозленный Шванвич дождался, когда Алексей выйдет — и рубанул его саблей от души, определенно хотел убить, но оставил лишь шрам. Не вполне джентльменский поступок, конечно, но в те времена вытворяли и не такое…