RSS Feed

Дурашливость

17.03.2015 by petr8512

Но лучше быть дурашливым от счастья, чем дурашливым от несчастья,

лучше неуклюже танцевать, чем ходить, хромая.

Фридрих Ницше

Не путайте хорошее настроение с дурашливостью,

которая вызвана наркотическим опьянением.

Мифы об алкоголе

Спонтанность не имеет ничего общего с дурашливостью и смешливостью,

хотя может себя проявлять как дурашливость и смешливость.

Неизвестный автор

     Дурашливость как качество личности –  склонность проявлять в поведении нечто среднее между глуповатостью и придурковатостью; быть  преисполненным озорства, весёлости, смешливости; любить шаловливо – игриво дурачиться.

    Женщина вспоминает после родов: – Ожидание меня убивало. Мой муж подливал масла в огонь: каждый вечер он делал круг по залу с подаренной нам для малыша  коляской, “тормозил” у дивана, где я сидела и дурашливо спрашивал: – Где ребенок?

      Дурашливость как  качество личности может проявляться и через иронию, и через кокетство и флирт, и через причуды, и через шаловливость, и через передразнивания, словом, через длинную галерею качеств, посредством которых можно выразить весёлое, смешливое настроение, немного несерьёзное и проказливое. Например, девушка начинает разговаривать со своим парнем дурашливым детским голосом.

      Дурашливость обычно свойственна юности и молодости. Сергей Есенин в стихотворении «Снова пьют здесь, дерутся и плачут» пишет:

Что-то злое во взорах безумных,

Непокорное в громких речах.

Жалко им тех дурашливых, юных,

Что сгубили свою жизнь сгоряча.

      Реально увидеть дурашливость  можно в улыбках, мимике, болтовне, выходках, дурашливых песенках. Например, песня черепахи из мультфильма:

    – Я на солнышке лежу и на девушек гляжу,
      Все лежу и лежу, и на девушек гляжу.
      Вот качок, чок, чок идет,
      Толстячок, чок, чок плывет
      Только я все лежу и на девушек гляжу.
     Зачем взрослым нужна дурашливость, почему они, словно возвращаясь в детство, раз за разом используют её в межличностных отношениях? Причинами дурашливости может быть стеснительность, закомплексованность, неумение вести себя в новой ситуации, протест, сопротивление чрезмерным требованиям.

     Вот пример дурашливого диалога:

    – Хау, Великий Вождь! – дурашливо вскинул руку Великий Завоеватель. – Привет, скальп. – хмуро буркнул Вождь. – Чего звал? – Это переговоры, мой медномордый друг. – обиделся Завоеватель. – А на переговорах принято быть вежливым. – Я и был вежливым, когда назвал тебя скальпом, лысая образина. – пояснил Вождь. – Это было самое вежливое из того, что я хотел сказать. Чего надо, подлый Завоеватель? – Hу.. К делу – значит к делу, – кивнул Завоеватель. – Мы пришли с миром и хотим мира. – Езжайте домой – там мирно, – посоветовал Вождь. – Это неприемлемо, дикарь. Hаш дом уже тут, – стиснул зубы Завоеватель.

    – Интересные дела, – удивился Вождь, – А наш дом тогда где? – Тоже тут! – терпеливо объяснил Завоеватель. – Мы предлагаем жить в мире. – Белым и красным? – подавился слюной Вождь. – У нас же дети будут на флаг Польши похожи. – Hу… Дети, положим, врозь. – содрогнулся Завоеватель. – А города – общие. – Какие города? – не понял Вождь. – У нас тут нет городов. – Hу, разные города. Построим города и заживем. Hью-Йорк-сити, например. Атланту-сити опять же. Много разных сити можно построить. – Мы не согласны. – покачал головой Вождь. – Дурацкие названия. Почему надо добавлять это <сити>? Почему не <зиты> или <гиты>? Или можно даже <идиты>. По-моему, замечательно – Hью-Йорк-идиты! – Сити – значит город. – рассмеялся Завоеватель.- А зиты и гиты – фигня какая-то. <Сити> – нельзя менять. А до <сити> – название. 

  – Чур, мы города называем тогда! – заявил Вождь. – Hаша страна – наши названия. А все эти Hью-Йорки – тарабарщина для индейского уха. – О! Процесс пошел! – обрадовался Завоеватель и схватил лист бумаги. – Диктуй названия. Как назовешь – так и будет.    – Первый город… – задумался Вождь. – Первый город – Уно! – Уно-сити. – записал Завоеватель. – Второй – Прине! – странно хрюкнул Вождь. – Прине-сити. – записал Завоеватель. – Дальше? – Выку! – сказал Вождь. – Выку-сити. – скрипело перо. – Залы! Ударение на Ы. – Залы-сити. – Поматро! – Поматро-сити! – И Бро! – И Бро-сити! – Обезопа! – Вождь закусил губу и отвернулся. – Смешное название! – хихикнул Завоеватель – Обезопа-сити. Еще? – Стомеговпо! – провозгласил Вождь. – Стомеговпо-сити. – кивнул Завоеватель. – Hашмагазинпо! – выкрикнул Вождь. – Hашмагазинпо-сити! – пыхтел Завоеватель. – Огласите… – Огла-сити. – старательно записал Завоеватель. – Да не. Список весь огласите. – хихикнул Вождь. – Hе много? – Да ты что?! – не отрывался от листка Завоеватель. – Hам много городов надо. Давай еще. – Гундо, Голо, Бе, Hедоно, Пригла, Заку, Плодоно, Переспро, – выдал Вождь. – Гундо-сити, Голо-сити, Бе-сити, Hедоно-сити, Пригла-сити, Заку-сити… – и тут до Завоевателя дошло.

     – Да ты издеваешься, красномордый?! Переспросите? Закусите? Я ведь тебя серьезно спрашивал! – Дошло, наконец! – сказал Вождь и с хохотом повалился на пол. – Хахаха…. Обезопасите.. Ой не могу… Завоевателю и самому стало смешно. Минут десять они не могли сказать ни слова,  хохотали и хлопали друг друга по плечам. – Фуу-уууф. – перевел дух Завоеватель. – Очень смешно. Молодец!! А теперь давай серьезно. Итак – город?! – А если серьезно – город Отца,  – сказал Вождь.  Отца…- начал было записывать Завоеватель, но тотчас же понял, что мира не будет.