RSS Feed

Фальсификаторство

25.10.2013 by petr8512

Память – лучший фальсификатор на свете; всё, через что человеку случилось пройти,

она с лёгкостью превращает в увлекательные приключения.

Эрих Мария Ремарк. Земля обетованная

Правду охраняют батальоны лжи.

И. В. Сталин

Правда настолько драгоценна, что ее должен сопровождать

эскорт из лжи.

У. Черчилль

       Фальсификаторство как качество личности –  склонность сознательно что-то подделывать, искажать, выдавая это за настоящее, чистое и подлинное.

      Фальсификаторство – это профессиональная ложь, поставленная на конвейер. Особо опасно при освещении исторических событий. В связке с корыстью и тенденциозностью, оно готово позиционировать историческое зло как добро,  черное  представить белым, ангела – дьяволом. Фальсификаторство состоит на службе лжи, от него оно получает заказ исказить прошлое, выкатив на первый план жалкую фигуру заказчика, как главного и единственного фаворита победы или успеха. Когда речь заходит о трактовке исторических событий, фальсификаторство вступает в союз с  продажностью, предательством и аморальностью.

       Взять Великую Отечественную войну. Фальсификаторство приходит в бешенство, что кто-то считает СССР главным организатором и фаворитом  Победы. Вводя в заблуждение доверчивые слои населения, используя фактор времени, оно утверждает, что главные сражения второй мировой проходили без участия СССР. Мало того, по словам Игоря Шишкина, «на уровне глобальной элиты возникла объективная заинтересованность в новой концепции Второй мировой войны, базирующейся на признании равной ответственности СССР и Германии, тождестве “сталинизма” с нацизмом, которая позволила бы перевести СССР (Россию) из разряда стран-победителей, столпов современного миропорядка в разряд потерпевшего поражение агрессора. Запад, по новой концепции истории войны: спаситель человечества от чумы ХХ века – тоталитаризма (в форме нацизма и “сталинизма”), а Российская Федерация, как и послевоенная Германия, – правопреемник агрессивной тоталитарной империи, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если Германия давно встала на путь исправления и искупления и заслужила право войти в семью цивилизованных народов, то России еще предстоит этот путь пройти. Его обязательным условием является полное “разоружение” (в смысле терминологии 30-х гг.) перед Свободным миром, включающее отказ от великодержавной и имперской химеры суверенитета, искреннее покаяние, возмещение ущерба оккупированным государствам, возвращение “захваченных” территорий и многое, многое другое. “Десталинизация”, как и денацификация, – тяжелый и долгий процесс, призванный превратить Россию из субъекта мировой политики в объект реализации интересов глобальной элиты».

      Отличительная особенность фальсификаторства – полное пренебрежение порядочностью, честью, достоинством и нравственностью. В угоду золотому тельцу оно готово на всё, на самые низкие, мерзкие и подлые приёмы. Писатель Николай Стариков в книге «Сталин. Вспоминаем вместе» пишет, что нормальному человеку даже в голову не придет, как можно фальсифицировать давным-давно написанное, например, известную книгу маршала Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления» – человека,  чья конная статуя украсила Манежную площадь в Москве. Те, кто собирается переписать историю России, переписали мемуары маршала Георгия Константиновича Жукова. А мы с вами этого даже не заметили. Порядочному человеку и в голову не могло придти, что перестройщики полностью исказят их смысл.

        На мысль сверить книги воспоминаний маршала писателя подтолкнуло письмо одного из читателей. Вот оно, это письмо: Хочу поделиться с Вами одним наблюдением, которое я сделал, читая книгу маршала Советского Союза Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления». Мне посчастливилось, и в мои руки попало издание автора 1970 года. Какая это удача, я понял, попытавшись найти в Интернете эту книгу. Дело в том, что найти в Сети издание более раннее, чем 1989 года, оказалось практически нереальным. А все издания после 1989 года разительно отличаются по содержанию от той книги, которую я читаю. Такое ощущение, что писали их совершенно разные маршалы Жуковы. Маршал Жуков в своей книге в редакции 1970 года уважительно отзывается о Сталине, о руководстве Советского государства. А редакция 1989 года полна язвительных и уничижительных выпадов в адрес Сталина. Не буду цитировать все эти чуждые вставки в текст оригинала, скажу только, что мерзость эта встречается почти в каждой главе книги. В книжном магазине в СПб я увидел выпущенный в 2011 году двухтомник той же книги Жукова. Это то же самое, что и в издании 1989 года, – «десталинизация» от имени Жукова. Причем есть еще и предисловие, где сказано, что изменения в текст внесены в 1989 году, через пятнадцать лет после смерти автора. На каком основании извратили работу маршала? Это еще одно преступление в череде злодеяний Горбачева и его приспешников. Получается, что любой человек, решивший познакомиться с мемуарами выдающегося маршала, столкнется с извращенной ее версией в Интернете или в книжном магазине.

     Прочитав письмо, писатель сел за мемуары Жукова и пришел к выводу, что теперь о них смело можно говорить во множественном числе. Есть книга 1970 года и есть «перестроечный» вариант а-ля 1989 год. Итак, мы сравниваем две книги, двух маршалов Жуковых. 1. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. – М: Издательство Агентства печати «Новости», 1970. 2. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. – М.: Олма-Пресс, 2002. Именно второй вариант и переиздается сейчас раз за разом. Но прежде чем приступить к разбору мемуаров, хочется отметить несколько моментов.

    Георгий Константинович Жуков прожил долгую жизнь. Он скончался 18 июня 1974 года, тогда как первое издание его мемуаров вышло в 1969 году. В книге 1970 года выпуска прямо на обложке – автограф маршала. В предисловии, в котором Жуков перечисляет помогавших ему в написании книги коллег и извиняется, что не обо всех товарищах по оружию рассказал, стоят его личная подпись и дата: 10 февраля 1969 года. То есть издание было прижизненным. И автор не постеснялся поставить на нем свой автограф.

     А вот в предисловии к изданию 2002 года есть такие строки: «В своих воспоминаниях редактор книги Анна Давыдовна Миркина пишет: “На маршала Жукова был оказан огромный прессинг. В то время, когда господствовала беспощадная идеологическая цензура, и не могло быть иначе… Многие позиции удалось отстоять, но в некоторых случаях Г. К. Жуков вынужден был отступить, иначе книга не вышла бы в свет. В этом легко убедиться, сличив текст 1-го издания 1969 года с вышедшим в 1989 году без купюр 10-м изданием, дополненным по рукописи автора. В оригинале рукописи вымарывались целые страницы, абзацы, фразы изменялись так, что теряли свой смысл. Всего было выброшено около 100 машинописных страниц». Именно давлением на маршала и объясняются редакторами многочисленные исправления и дополнения, внесенные в издания книги, вышедшие после 1989 года.

       А может, было все наоборот? В оригинальный текст маршала Жукова внесена отсебятина редакторов, выполнявших заказ по «разоблачению» советского прошлого? Ведь читателям «отформатированных» мемуаров маршала по сути предлагается верить не маршалу Жукову, который разрешил разместить свой автограф на обложке и на титульной странице книги, а Анне Давыдовне Миркиной. Маршал Победы автограф оставил под посвящением своих мемуаров: «Советскому солдату посвящаю». Неужели несгибаемого маршала можно было заставить покривить душой, когда он подписывал такие святые строки? Неужели Георгий Константинович мог с чистой совестью обманывать и своих земляков?

    «В музее маршала Победы вблизи деревни Стрелковка бережно хранится самый первый экземпляр книги с автографом великого полководца. “Воспоминания и размышления”. Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков подписал с любовью своим землякам сорок лет назад». Сорок лет назад – это в 1971 году…

      Маршал Жуков был крутым мужиком с крутым характером. Вот что о процессе написания его мемуаров рассказывал врач Г. К. Алексеев, лечивший маршала: В 50-е годы Георгий Константинович начал собирать материалы для задуманных им мемуаров. С этой целью он часто ездил в Подольский Центральный архив Министерства обороны и в Генеральный Штаб. Мне пришлось на протяжении многих лет быть невольным свидетелем титанического труда Георгия Константиновича. Он категорически отказался от предложенной ему литературной помощи со стороны наших известных писателей Константина Симонова и Сергея Смирнова, заявив: «Книгу я должен написать сам». Поражала его высочайшая ответственность за свой труд, его неприятие каких-либо отклонений от правды. Работая над книгой, Георгий Константинович не раз говорил о том, какое значение он придает правдивости описания событий. Было очевидно, что он искренне стремится к этому, что и в жизни, в общении с друзьями он не переносит любой лживости даже по пустякам. Могу привести один пример. В течение ряда лет он поддерживал отношения с одним ученым-медиком. Однажды его знакомый не пришел на условленную встречу, объяснив это неожиданной занятостью в клинике. Его жена, по-видимому, не зная объяснения мужа, через два-три дня в присутствии маршала с восторгом рассказывала, какой интересный спектакль они смотрели в театре в тот день. После этого случая все отношения между ними были прерваны навсегда.

   Что же на самом деле могли требовать от Жукова цензоры брежневской эпохи в 1969 году. Неужели запрещали очернять и ругать Сталина и заставляли хвалить Иосифа Виссарионовича, а не Леонида Ильича? Неужели сто страниц критики Сталина вырезали из мемуаров маршала и ничего не добавили про Брежнева? А теперь слово самой Анне Давыдовне Миркиной. В Интернете удалось найти одно из ее выступлений, на котором она рассказала очень много интересного:

    …Девять лет мне пришлось работать с ним непосредственно у него дома. Мы очень подружились с его женой, и, естественно, я стала членом семьи Жуковых. И мне пришлось быть редактором тринадцати изданий, которые вышли в СССР. Я восемнадцать раз редактировала эту книгу. Кроме того, книга вышла, как вы знаете, в тридцати странах на восемнадцати языках. Эта книга стала бестселлером мирового масштаба, которая, может быть, более честно, правдиво рассказала о Второй мировой войне. Жуков был замечательный человек. И я счастлива, что судьба столкнула меня с необыкновенным не только полководцем, но и высоким интеллектуалом… Георгий Константинович Жуков написал свою книгу сам. Я приехала к нему в 1965 году, мы заключили договор. В 1966 году ровно день в день он сдал 1400 страниц текста. А после этого три года шла работа в вышестоящих организациях!» 

      Важно: Жуков определенно писал сам. Что еще хотели цензоры? Как следовало ожидать, хотели по «традиции» тех лет вписать в книгу Брежнева. «Лишь однажды ему пришлось пойти на сделку с собственной совестью, когда стало ясно, что если в книге не будет упомянуто имя Л. И. Брежнева, бывшего начальника политуправления одной из армий, возможность ее издания ставится под сомнение», – пишет Г. К. Алексеев, генерал-майор медицинской службы, лечивший маршала и друживший с ним. И сама Миркина рассказывает о том же самом: Нет, не заставили написать про Брежнева, а прислали бумажку, в которой было все написано: «…я поехал в 18 армию перед тем, как завершать операцию на Кавказе, мне надо было посоветоваться с полковником Брежневым». И вот эта дичь прошла в первые восемь изданий по всему миру. Ничего нельзя было сделать. В три часа ночи я ехала к Жукову домой, он жил по Рублевскому шоссе, потому что на следующий день сам товарищ Брежнев должен был посмотреть, вошла эта бумажка в рукопись или не вошла. Он сидел мрачный, был в ужасном состоянии, он же был очень болен (перенес инфаркт, инсульт, плохо ходил). Он долго сидел, потом взял ручку и сказал: «Ну ладно… пойдет» и подписал. Вот и всё, что позволил Г.К. Жуков фальсификаторам, остальное они придумали сами.