RSS Feed

Фискальство

18.04.2015 by petr8512

Фискалом платным, говорят, он был,

Ростовщиком – и эдаким манером

Торговлю бакалейную открыл

А там, поддавшись плутням и аферам,

Пуская в дело козни и подлог,

Стал потихонечку миллионером.

Д.Джусти

Души фискалов никогда не попадают в рай – они вечно

преследуют души налогоплательщиков.

Весёлые афоризмы

      Фискальство как качество личности –  склонность нашёптывать подсматривать, наушничать, ябедничать, доносить начальству, заниматься осведомительством, фискалить на друзей и товарищей по классу, коллективу.

    Петр I учредил в 1711 решил  «учинить фискалов во всяких делах”. Фискалы подчинялись только особому лицу, находившемуся при Сенате – генерал-обер-фискалу.  Жалованье фискалам не полагалось. Если они могли доказать вину подозреваемого, то последнего ждал крупный штраф. Половина денег шла фискалу, а другая – в казну. Если же донос не был доказан, доносчика не наказывали. Общество с самого начала не приняло фискалов. Да и взяли они больно круто – через год пожаловались царю на сам Сенат!

   Наибольшую активность среди них проявлял выходец из народных низов Алексей Нестеров. Этот бывший крестьянин смело бросался на родовитых аристократов, уличая их в казнокрадстве и непорядочности. Нестеров не побоялся схватиться с любимцем Петра князем Яковом Долгоруковым, славившимся своей неподкупностью. С фактами в руках фискал доказывал, что князь уклоняется от уплаты налогов, присваивает государственные земли, занимается сомнительными коммерческими аферами… Петр Нестерова ставил в пример другим фискалам и всячески ему благодетельствовал. А тот старался изо всех сил. В конце концов Нестеров уличил в коррупции своего начальника – самого обер-фискала Желябужского. Петр рвал и метал. На место Желябужского он поставил Нестерова с указом провести чистку среди фискалов. Нестеров рьяно взялся за дело. Уже вскоре он мог доложить царю, что новый аппарат сформирован и приступает к работе.

   Разоблачения сыпались друг за другом. Нестеров находился на вершине славы. Петр наградил его орденами и крепостными. Но вдруг грянул гром. Оказалось, что только один Нестеров принес ущерб на сумму в 300 тысяч рублей. Утром 24 января 1724 г. совершены были казни обер – фискала Нестерова и его трех товарищей – фискалов, обвиненных в страшнейшем взяточничестве. Казни были совершены на Васильевском острове , против здания Коллегий (сейчас здание С. – Петербургского университета). Перед высокой виселицей , на которой так недавно еще висел князь Матвей Гагарин, устроили эшафот ; позади него возвышались четыре высоких шеста с колесами , спицы которых на пол-аршина были обиты железом. Шесты эти назначались для взоткнутия голов преступников, когда тела их будут привязаны к колесам.

  Когда декорации были готовы, стеклась публика, большую часть ее составляли канцелярские и приказные чиновники , получившие строжайшее повеление непременно быть при казни …  Государь со множеством вельмож смотрел из окон ревизион – коллегии. Все три старца – фискала один за другим мужественно сложили головы на плахе. Мучительнее всех была казнь Нестерова. Его заживо колесовали: раздробили сперва одну руку, потом ногу, потом другую руку и другую ногу. После того к нему подошел один из священников и стал его уговаривать, чтобы он сознался в своей вине, то же самое от имени Императора сделал и майор Мамонов. Государь обещал в таком случае оказать милость, т. е. немедленно отрубить голову . Но обер – фискал с твердостью отвечал , что все уже высказал, что знал и затем, как и до колесования, не произнес более ни слова. Наконец, его, все еще живого, повлекли к тому месту, где отрублены были головы трем другим, положили лицом в их кровь и также обезглавили. Девять человек получили каждый по пятидесяти ударов кнутом, четверым из них щипцами вырвали ноздри …”

     Фискальство – корысть, реализуемая через доносительство, подглядывание, подсиживание и нашептывание. Фискалить – стремиться получить выгоду от доноса. Фискальство – огромный арсенал подлости, низменности и гадости. Помяловский в «Очерках бурсы» пишет: «Понятно, какую ненависть питали ученики к наушнику; и действительно, требовался громадный запас подлости, чтобы решиться на фискальство».

     Фискал —  наушник, который выдаёт своих. Вовочка фискалит Мариванне: – А Петечка на доске матерные слова написал! – Почему же ты ему ничего не сказал? – Как это не сказал? Я ему эти слова и продиктовал!

     Из-за фискальства на  Руси появилась огромная армия людей, специализирующихся на доносах. Фискалы всех рангов должны были за всеми подсматривать, а от остальных людей требовалось, чтобы они им всячески содействовали. Всем жителям вменялось в обязанность доно­сить друг на друга и ради государственной пользы, и ради собственной. В народе было официально объявлено, что все будут иметь очень большую выгоду от доноса. Если кто-нибудь, например, донесет на ук­рывшегося от службы человека, то в на­граду получит в полную собственность его деревни, а если кто-то заметит, что торгов­цы скрывают от налогов свои прибыли или торгуют не тем, чем положено, то он полу­чает четвертую часть всего имущества торговца.

     Фискальство всегда вызывало презрение, брезгливость и ненависть. Быть фискалом – значит проявлять бесчестие, подлость, полную бессовестность, олицетворять собой непорядочность, коварность и вероломство. Фискал ради получения выгоды родную мать на сковородке по кусочкам поджарит. Беспринципность, своекорыстие и полная бездуховность – качества, проявленные фискальством наиболее ярко.  Поэтесса Арина Забавина пишет:

Иные люди, сплетни распуская,
Подножки ставя ближнему, фискаля
И клевеща, — себя считают сами
За справедливость рьяными борцами…

     Рассказывает один парень: –  Брательник мой младший в свое время повадился на меня ябедничать. Говорят, многие дети эту стадию проходят. Но меня это напрягало. Еще мне брата фискала – стукача не хватало. Старшим это тоже, конечно, не нравилось. Они объясняли, почему фискалить плохо, советовали мелкому с этим завязать и, в общем-то, уповали на то, что с возрастом это само пройдет. Я же действовал радикально.

     Вот как-то раз сижу, паяю. Подходит мелкий, присматривается, чем старший занят и нельзя ли его заложить. Коварно улыбаясь, спрашивает: что это ты, мол, делаешь, любезный брат мой? Я ему заговорщически отвечаю: это, Толечка, такая штуууукааа… . Называется «Х… ня Неведомая». Ты только не говори никому, что я ее делаю. А то мне знаешь, как влетит — ууу… Толян гнусно ухмыльнулся, глазки замаслились — и задом, задом, в двери шасть. Слышу топот – бежит к взрослым. И громким, торжествующим шепотом:  – Ага! Сидите тут! Ничего не знаете! А Вова там какую-то х… ню неведомую делает! (БУМ! ПЛЮХ!) – ЫЫЫЫЫ! ! Заштооооооо?