RSS Feed

Фрондёрство

30.03.2015 by petr8512

Фрондерство исстари составляло характеристическую

черту наших дедушек и бабушек.

 Салтыков-Щедрин.

– Они меня не послушали. Всё какая-то мания фрондировать.

 Л.Толстой.

Они фрондировали в дворянских собраниях, фрондировали

в клубах, фрондировали – устраивая в пику предержащим

властям благородные спектакли и пикники.

Нынче нашего брата фрондера, за ушко да на солнышко…

 Салтыков-Щедрин.

        Фрондёрство как качество личности – склонность шумно выражать недовольство властью, но при этом не столько стремиться к реальным переменам, сколько преследовать  сугубо личные интересы.

        Фрондёр в Словаре иностранных слов  представлен как  член, приверженец фронды; вообще же человек, любящий противоречить, порицать, осуждать, так как действия фрондеров проистекали не из принципов, а из личных выгод и духа противоречия. Фрондёр – человек, восстающий против чего-нибудь не из принципов, а из духа противоречия, из склонности к порицанию.

    Словом, это беспокойный человек, всегда порицающий разные порядки, выражающей недовольство существующим строем из одного лишь духа противоречия. Чаковский в «Блокаде» пишет: «Анатолию были известны фрондерские взгляды отца на многие вещи, он относился к этому несколько иронически». Вересаев в книге «Без дороги» отмечает: «Рассказал я и о своей первой стычке с председателем, после которой я из «преданного своему делу врача» превратился в «наглого и неотесанного фрондера».

      По своему духу фрондёрство близко к брюзжанию, ворчанию, пустословию и неуживчивости. Не зря в «Малых признаках» черт характера говорится, что со временем фрондёром стали называть просто неуживчивого по характеру человека, который открыто конфликтует с власть предержащими, старается им досадить, но не слишком последовательно и серьезно. Преимущественно им движет ущемленное самолюбие, иногда в сочетании со скрытой материальной заинтересованностью (хорошо известно: если кто-то утверждает, что действует не ради денег, а из принципа, значит ради денег). Называя человека фрондёром, намекают на слишком личные мотивы, на некоторую демонстративность и непоследовательность его революционных намерений. Сейчас слово можно встретить в таких выражениях, как «фрондёр по натуре», «дешевое интеллигентское фрондёрство», «фрондёрское пустословие» и т.п. 

     Не удивительно. Ведь фронда, «праща» – название затяжного конфликта между французским Парламентом и Двором в середине 17 века. Анна Австрийская и кардинал Мазарини с одной стороны, парламент и аристократы с другой вели борьбу за влияние, привилегии, налоги и т.д. В этой борьбе и смутах было много унизительной торговли и предательств, а для народа много крови и бед.

      Фрондёрство – способ достижения личных корыстных целей посредством лжекритики. Сегодня имя пролетарского поэта Демьяна Бедного практически забыто. На его примере писатель Николай Стариков отлично раскрывает, как  действует фрондёр. Демьян Бедный (настоящее имя – Ефим Алексеевич Придворов) был членом РСДРП(б) с 1912 года. Он был «старым большевиком», то есть вступил в партию задолго до того, как она пришла к власти в октябре 1917 года. Он знал все руководство советской России еще в ту пору, когда они были подпольщиками.

     Настали послереволюционные будни, но ругавший все русское, все «царское» Демьян Бедный так и продолжал «ругаться». А время изменилось: от разрушения партия большевиков приходила к созиданию. Это раньше Ленин хвалил Демьяна Бедного, говоря, что это «действительно пролетарское творчество». И было ведь за что хвалить товарища Бедного. В годы русской междоусобицы поэт выпустил около тридцати книжек стихов. Басни, сказки, поэмы, частушки. Гражданская война была войной пропаганды: переубедил таких же русских, состоящих в армиях противника, значит, получил новых солдат. В пропагандистском смысле стихи Бедного очень помогали. Поэтому в 1920-е годы его именем назывались фабрики и колхозы. 24 апреля 1923 года писатель награждается орденом Красного Знамени. Герой трудового народа, пролетарский писатель Демьян Бедный даже получил от советской власти особняк на Рождественском бульваре, якобы для размещения своей огромной библиотеки. Владимир Маяковский очень метко отмечал, что «стихи Демьяна Бедного – это правильно понятый социальный заказ на сегодня, очная целевая установка». Вот, к примеру, четверостишие Демьяна Бедного, которое и сегодня выгравировано на пьедестале памятника императору Александру III:

 Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславия,
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавия.
    Глумиться над памятниками – дело ничтожеств. Дело нравственных и моральных уродов. Время было уже другое – нужно было строить новую страну, с новым названием, с новыми социальными ориентирами. Но ведь это была все та же Россия. А значит – ругать ее историю, ругать ее народ было самоубийственно. Рушить фундамент здания – значит обречь себя на невозможность что-либо построить. А Демьян Бедный по-прежнему с готовностью смешивал с грязью и высмеивал свой собственный народ. Между тем патриотизма у народа на ругани, высмеивании и охаивании не построить. Сталину это ясно и понятно. Демьяну Бедному понять этого не дано. Ведь он искренне считал себя великим поэтом, которому позволено все. Демьян Бедный начинает глумиться над важнейшими событиями в жизни России (крещение Руси) и над ментальным фундаментом народа (герои-богатыри высмеивались в опере «Богатыри»). Как это похоже на некоторых нынешних поэтов и «деятелей культуры», готовых отрицать всё и вся. Над всем смеяться, все высмеивать и подвергать обструкции в своей стране. Одновременно приводя в пример, беря как эталон страны «цивилизованного мира». Для таких вот «демьянов бедных» нет ничего святого. Неслучайно именно этот «пролетарский поэт» написал ни много ни мало, а «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна»[. Себя приравнял к апостолу, а святое для сотен миллионов христиан имя Христа облил грязью. Ответил Демьяну Бедному… Сергей Есенин. В своем письме великий русский поэт высказался достаточно жестко: 

И все-таки когда я в «Правде» прочитал

Неправду о Христе блудливого Демьяна —
Мне стало стыдно, будто я попал

В блевотину, извергнутую спьяну.
   Время шло, а из рук «блудливого Демьяна» выходили произведения, в которых он высмеивал «исконно русские черты». Это, по его мнению, лень, отсталость, пьянство, низкопоклонство. Думаю, что фельетоны Бедного и сегодня могли бы украсить страницы российских либеральных газет. Совпадение во взглядах полное. В завершение всего потерявший совесть «пролетарский поэт» написал Сталину жалобу на железнодорожников, посмевших отобрать у него… персональный вагон. В итоге 6 декабря 1930 года на свет появляется постановление ЦК партии:

   ЦК обращает внимание редакций «Правды» и «Известий», что за последнее время в фельетонах т. Демьяна Бедного стали появляться фальшивые нотки, выразившиеся в огульном охаивании «России» и «русского» (статьи «Слезай с печки», «Без пощады»); в объявлении «лени» и «сидения на печке» чуть ли не национальной чертой русских («Слезай с печки»); в непонимании того, что в прошлом существовало две России, Россия революционная и Россия антиреволюционная, причем то, что правильно для последней, не может быть правильным для первой; в непонимании того, что нынешнюю Россию представляет ее господствующий класс, рабочий класс и, прежде всего, русский рабочий класс, самый активный и самый революционный отряд мирового рабочего класса, причем попытка огульно применить к нему эпитеты «лентяй», «любитель сидения на печке» не может не отдавать грубой фальшью. ЦК надеется, что редакции «Правды» и «Известий» учтут в будущем эти дефекты в писаниях т. Демьяна Бедного.

   Не привыкший к критике Демьян 8 декабря 1930 года пишет письмо Сталину:  Я ждал похвалы человека, отношение к которому у меня всегда было окрашено биографической нежностью. Радостно я помчался к этому человеку по первому звонку. И что же?! К моему недоумению, меня крепко дернули за уши, я оказался в парализованном состоянии. Писать дальше не могу… Пришел час моей катастрофы.

   Ответ Сталина вошел в 13-й том его сочинений:  Письмо Ваше от 8.XII получил… Вы расцениваете решение ЦК как «петлю», как признак того, что «пришел час моей (т. е. Вашей) катастрофы». Почему, на каком основании? Как назвать коммуниста, который вместо того, чтобы вдуматься в существо решения ЦК и исправить свои ошибки, третирует это решение как «петлю»? Десятки раз хвалил Вас ЦК, когда надо было хвалить. Десятки раз ограждал Вас ЦК (не без некоторой натяжки!) от нападок отдельных групп и товарищей из нашей партии. Десятки поэтов и писателей одергивал ЦК, когда они допускали отдельные ошибки. Вы все это считали нормальным и понятным. А вот когда ЦК оказался вынужденным подвергнуть критике Ваши ошибки, Вы вдруг зафыркали и стали кричать о «петле». На каком основании? Может быть, ЦК не имеет права критиковать Ваши ошибки? Может быть, решение ЦК не обязательно для Вас? Может быть, Ваши стихотворения выше всякой критики? Не находите ли, что Вы заразились некоторой неприятной болезнью, называемой «зазнайством»? Побольше скромности, т. Демьян… В чем существо Ваших ошибок? Оно состоит в том, что критика недостатков жизни и быта СССР, критика обязательная и нужная, развитая Вами вначале довольно метко и умело, увлекла Вас сверх меры и, увлекши Вас, стала перерастать в Ваших произведениях в клевету на СССР, на его прошлое, на его настоящее. Таковы Ваши «Слезай с печки» и «Без пощады». Такова Ваша «Перерва», которую прочитал сегодня по совету т. Молотова… Вы… ушли куда-то в лощину и, запутавшись между скучнейшими цитатами из сочинений Карамзина и не менее скучными изречениями из «Домостроя», стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную «Перерву», что «лень» и стремление «сидеть на печке» является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит – и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими… И Вы хотите, чтобы я молчал из-за того, что Вы, оказывается, питаете ко мне «биографическую нежность»!