RSS Feed

Гениальность

17.04.2013 by petr8512

Гений человека всегда одновременно и его рок.

Стефан Цвейг

          Гениальность как качество личности – способность проявлять высочайшую степень одарённости и достигать результатов, составляющих эпоху в жизни общества или в какой-либо сфере жизнедеятельности.

        Жил-был в советские времена некий дворник – колоритная личность с роскошной окладистой бородой. И так он был похож с этой бородою на гениального Карла Маркса, что люди на него приходили со всей столицы полюбоваться. Дошло сие безобразие до слуха компетентных органов. Пришли к нему товарищи в штатском и говорят: «Вы очень некстати похожи на одного гения. Может лучше сбрить вам бороду?» – Дворник, степенно оглаживая предмет конфликта, ответствовал: «Ну, положим, бороду я сбрею. А умище, умище-то куда девать?»

       Природа гениальности – неразгаданная загадка. Когда речь заходит об этом редчайшем качестве личности, то почти всегда подразумевается либо божественный дар, либо патология психики. Древний грек никогда не сказал бы: «Я гений». Это не скромность, он сказал бы: «Меня посетил гений», «Меня посетила муза». В тексте  «Бхагавад гиту» Бог говорит: «Я – вкус воды. Я – любовь в искренней любви возлюбленных. Среди гор Я – Гималаи. Среди рыб Я – акула. Я гений в человеке. Я гений, который приходит к человеку».

        Через гениальность Бог разговаривает с миром. Многие гении, создав что-то сверхъестественное, находятся в прострации и, придя в себя, говорят, что я это не писал, я просто передал мысли, которые мне были надиктованы Богом. Гениальный Моцарт недоумённо произносит: «Мысли толпятся в моей голове, входя в нее с величайшей легкостью. Как и откуда они берутся, я не знаю и никак не причастен к этому. Стоит только возникнуть теме, как появляется другая мелодия, и сама связывается с первой в соответствии с требованиями композиции. Композиция приходит ко мне не последовательно, не по частям, разработанным в деталях, какими они станут позднее, а во всей полноте, так что мое воображение позволяет мне услышать ее целиком». Моцарт говорит о непонятном ему феномене, какой-то неизвестной сферы сознания, которая целиком, во всей полноте и ясности внезапно озаряет сознание. Все становится понятным и даже возникает досада, как это раньше не пришло в голову. Композитор свидетельствует, что он лишь проводник музыки Бога, что его телесная оболочка не причастна к Его музыке.  Моцарт утверждает, что его роль и заслуга в этом действе состоит лишь в рутинной части творчества – детальной разработки композиции в соответствии с требованиями музыкальной грамоты. О необъяснимом феномене вдохновения писал и Эйнштейн: «Открытие в науке совершается отнюдь не логическим путем, в логическую форму оно облекается лишь впоследствии, в ходе изложения. Открытие, даже самое маленькое — всегда озарение. Результат приходит извне и так неожиданно, как если бы кто-то подсказал его».

        Когда в обществе или в какой-то сфере жизнедеятельности назревает необходимость перемен, Бог посылает своего представителя в лице гения. Вкус счастья, испытанный гениями от полёта мысли, достижения вершин человеческого духа, превышает всё вообразимое счастье, которое испытывают люди от материальных благ, семьи, секса. Согласно Ведам, это подарок Бога гению за благочестие в предыдущих жизнях. Гении в прошлых жизнях своими благочестивыми поступками заслужили быть посланниками Бога на Земле.

      Философы Шопенгауэр и Ницше считали гениев полубогами, высшими существами. Кант называет гения «любимцем природы», а Гёте – «высшим формосозидающим дарованием».  Абсурдно объяснять их появление наследственностью или средой.  Ницше писал, что «великие люди, как и великие времена, подобны взрывчатому веществу, в котором накопилась ужасная сила; их появление всегда исторически и физиологически, задолго до них подготовляется, собирается и скопляется. Если напряжение толпы достигает слишком большой силы, то достаточно случайного толчка, чтобы вызвать на свет «гения», великую судьбу».

      «Если звезды зажигают – значит это кому-нибудь нужно!” – писал В. Маяковский. Гениальный поэт осознавал: неспроста появляются люди как ответ на запросы и потребности общества, как  снайперский выстрел и неотвратимость рока. Чаще всего гении рождаются в феврале (зачатие в мае). Российский ученый Евгений Виноградов обработал демографическую статистику десяти европейских стран и вывел график рождаемости гениев. Результат получился однозначный — по количеству гениев всех времен и народов февраль является безусловным лидером. Средний возраст родителей гениальных детей – мать 27, отец 38 лет.

       Основным качеством гения Ницше считал «творческую детскость» или, как говорил, Шиллер – «творческую наивность». Такое ощущение, что гениальность плохо училась в школе и, достигнув разумного возраста, решила перепроверить то, что внушали ей учителя. Всё подвергая сомнению, она решила по-новому всмотреться в абсолютные истины. Так действовал великий Эйнштейн, результат – теория относительности. Бальзак отметил одно из самых удивительных качеств гениальности: «Гений походит на всех, но никто не походит на него».

       Если талант пашет на сегодня, то гений творит на века.  Великий русский художник А. Иванов, автор знаменитой картины «Явление Христа народу», полагал, что гений производит для веков. У него некоторые части могут быть неправильны, но целое превосходно. Правила для него нет – он сам себе правило. А. Иванов полагал, что в отличие от гения талант сообразуется с требованием общества, он раб общества. Он пишет для настоящего времени, например, знаменитый историк Карамзин. Талантливость редко выходит за пределы старого знания. Если она и создаёт новое знание, оно не носит эпохальный характер, способный перевернуть представления людей в той или иной сфере жизни. Гениальность, напротив, связана исключительно с революционными переворотами в науке, созданием новых направлений в искусстве и исключительным новаторством. Талантливости редко удаётся «перекопать души» современников своими произведениями.

      Исключительная непохожесть, непредсказуемость и незаурядность гениальности стала одной из причин интереса к проявлениям у неё болезненной психической симптоматики. В 1836 году литературный мир был шокирован заявлением Лелю о том, что физиологические показатели, отмеченные при жизни Сократа, являются неоспоримым свидетельством того, что «отец философии» систематически впадал в состояние транса, был подвержен приступам столбняка, искажения восприятия и галлюцинациям. Десятью годами позднее Лелю пришел к выводу, что это относится и к Паскалю, особенно отмечая тот факт, что Паскаля посещали видения религиозного содержания и галлюцинации. Эта ранняя работа Лелю послужила стимулом для дальнейшей разработки теорий гениальности и безумия, а также для появления огромного числа попыток сходного анализа патологических черт выдающихся людей.

     На судьбах таких необычайных людей как гении можно доказать разные точки зрения, в том числе и безумие.  Ван Гог считал себя одержимым бесом. У Гофмана была мания преследования и галлюцинации. Гоббс боялся оставаться в темной комнате, там ему мерещились привидения. Гончаров был ипохондриком, Врубель и Хармс лечились в психиатрических клиниках, Достоевский страдал эпилепсией и болезненной страстью к азартным играм, у Мандельштама был тяжелый невроз и попытки суицида. К гениальным безумцам относят Моцарта, Шумана, Бетховена и Генделя. У Анны Ахматовой была агарофобия – боязнь открытых пространств, Маяковский панически боялся инфекций, поэтому повсюду носил с собою мыльницу. Истерические припадки Скрябина предваряли приступы творчества. У Берлиоза, наоборот, музыкальные произведения вызывали приступы истерии. По свидетельству очевидцев, у Льва Толстого бывали припадки, возможно эпилептические. Страдал припадками и Алексей Толстой, только уже не эпилептическими, а истерическими. В одном из таких истерических припадков он даже написал стихотворение, а когда очнулся, то не помнил, каким образом он его создал. У Рафаэля было видение (говоря медицинским языком – галлюцинация) образа Мадонны, который он и воплотил в своих произведениях. Галлюцинации переживали Крамской во время работы над картиной «Христос на распутье», Державин во время написания оды «Бог». Мопассан иногда видел у себя в доме своего двойника. У Глинки было нервное расстройство, доходящее до галлюцинаций. Шумана в 46 лет стали преследовать всеведущие говорящие столы, видения звуков, складывающихся в аккорды. Бетховен и Мендельсон из могил диктовали ему свои мелодии. А в 1854 году он попытался утопиться в реке. Шиллер клал на стол гнилые яблоки перед творчеством. Поэт и композитор Гофман был способен творить только в состоянии опьянения. Эдгар По был алкоголиком и умер от запоя. Есенину был знаком не понаслышке алкогольный психоз. Мопассан писал целые страницы под влиянием наркотиков. Он употреблял эфир, морфий, кокаин, гашиш в борьбе с невралгиями. У Моцарта была мания преследования, он был убежден, что итальянцы пытаются отравить его. У Мольера были частые припадки сильной меланхолии. Россини был так расстроен покупкой дворца, что впал в страх нищеты и не мог даже слышать музыки, поэтому был вынужден лечиться у доктора. Во сне или в так называемом сноподобном (сомнабулическом) состоянии творили Гете, Моцарт, Рафаэль, Кольцов. Вальтер Скотт продиктовал свой роман Айвенго в болезненном состоянии, а потом совершенно ничего об этом не помнил, кроме основной идеи романа, которая пришла к нему до болезни. Золя считал, что пережитое им в юности воспаление мозга «изменила самый мозг, даже повела к развитию известных талантов». Гофман говорил своим друзьям, что когда он работает за фортепиано, то лишь воспроизводит то, что кто-то подсказывает ему со стороны. Вкус мышьяка, которым отравилась госпожа Бовари, был прочувствован Флобером настолько реально, что вызвал у него реальную рвоту два раза подряд. Диккенс признавался, что видит и слышит своих героев, а затем все это записывает. Огюст Конт, основатель позитивной философии, много лет лечился от психического расстройства, а когда выздоровел, то выгнал свою жену, которая заботилась о нем во время болезни, и объявил себя апостолом и священнослужителем материалистической религии. Высказанная им мысль, что когда-то будет возможно оплодотворение женщины без участия мужчины, для того времени была действительно безумна.