RSS Feed

Горемыка

21.05.2016 by petr8512

Горе горемыка — хуже лапотного лыка.

Пословица

Горемычной доле

Нет нигде привета.

Кольцов. В непогоду ветер

Изначальней всего остального – любовь,
В песне юности первое слово – любовь.
О, несведущий в мире любви горемыка,
Знай, что всей нашей жизни основа – любовь!

Омар Хайям

     Горемыка как качество личности –  быть тем,  кого постоянно преследуют несчастья, беды, нужда, лишения.

         На горемыку все шишки валятся. Горемыка – это неудачник, несчастливец, бедолага и страдалец в одном лице. Горемычный человек – злополучен и невезуч. В народе такого зовут «бездоля», «горюн», «горехлёст», словом, – «бедняга». Горе треплет горемыку, как флаг на ветру.

        Горемыка тот, кто выпил до дна горькую чашу несчастной жизни, кому пришлось все несчастья испытать на собственной шкуре.

Но судьбе не буду тыкать –
Я всё выкаю.
Мне по жизни горе мыкать
Горемыкою.

*********

Горемыкою горе мыкаю
Много лет.
Кому тыкаю, кому выкаю,
Кому – нет!
Где-то: сходятся, хороводятся,
Да поют,
И, то женятся, то разводятся,
Во, дают!
Я ж, босяцкую холостятскую,
Веду жизнь.
Всё таскаюсь, костями брятскую.
Тут держись!
Не хожу ни в концерты разные,
Ни в кино.
Собираю бутылки грязные
На вино.
И напьюсь, и домой являюся
Чуть живой.
А проснусь и больной валяюся.
Боже мой!

      Горемыка  лишён не только духовного, но и материального счастья. Материальное счастье само по себе – разновидность горя. Кого бы или что бы мы ни полюбили, к кому бы ни привязались, всё равно конец печальный и  горестный – у нас это отберёт смерть. И чем больше мы кого-то любим, тем сильнее будет горе потери. То есть, по существу, все люди без исключения обречены горе мыкать.

       Неизменное счастье – понятие духовное. Человек привык гоняться за временным счастьем, при этом вводит себя в иллюзию, что оно будет постоянным. Счастье как категория души – может восприниматься с позиций постоянства и вечности. Временное счастье, за которым следует горе, некорректно называть счастьем.

         Например, человек, когда слегка выпьет, испытывает временную эйфорию, состояние весёлости и счастья. Проходит полчаса, и душа требует добавить. Дьявол выдаёт кредит. Похмелье – это возврат кредита. Если человек вошёл в запой, кредит отдавать становится всё тяжелее. За временное счастье приходится платить муками похмелья. Возникает вопрос: разве может алкоголь дать постоянное счастье? Белочку – может, а счастье – нет. За обильным возлиянием последует жёсткое похмелье бедолаги – горемыки.

      Горемыка не понимает, почему еще вчера всё было прекрасно, он видел листвы зелёной вязь, цветы и небо голубое, а сегодня окна в грязных разводах,  утро хмурое, как похмелье.  Владимир Высоцкий, сравнивая своё горемычное положение с соседским уютом, пел:

Наутро там всегда покой и хлебный мякиш за щекой,
И без похмелья перепой, еды навалом.
Никто не лается в сердцах, собачка мается в сенцах,
И печка в синих изразцах и с поддувалом.
А у меня и в ясную погоду
Хмарь на душе, которая горит.
Хлебаю я колодезную воду,
Чиню гармошку, а жена корит.

    Горемычный человек – обладатель плохой кармы. Она наваливается на него сразу, всем гуртом неприятностей.

Горемыка -горе мыкал
И на всех он пальцем тыкал,
Моё горе – это горе,
Моё горе – шире моря.

Я один и на краю,
А судьбинушку мою
Ни кому не пожелаю,
Я почти что умираю.

Один книжник, весьма ученый человек, возвращался домой затемно. Он о чем-то задумался, не поглядел под ноги и угодил в глубокую яму. Сидит там, выбраться сам не может. Час сидит, два. Стал он кричать и людей на помощь звать. Проходил мимо один прохожий, услыхал крики, к яме подошел и говорит: — Держись, друже! Дай только веревку раздобуду!

     — Подождите, любезнейший! — сказал книжник. — Хотелось бы отметить, что разговариваете вы не с не­вежей, а с человеком образованным. За свою жизнь я прочитал множество книг и превозмог множе­ство наук и языков. Что касается вашей речи, то обороты, которые вы употребляете, весьма далеки от книжных и кажутся мне совершенно безграмот­ными. Не могли бы вы изъясняться более высоким слогом?

   — Ну, коли так, — усмехнулся прохожий, — раз ты от учености большой за словами смысла их раз­глядеть не можешь, пойду я премудростям книж­ным обучаться, чтобы на равных с тобой говорить. А ты пока в яме посиди!

      Устыдился книжник и прощения попросил. По­шел прохожий веревку искать, скоро вернулся и горемыку этого из плена и освободил. С той поры книжник ученостью своей перед простыми людьми кичиться перестал.