RSS Feed

Грубость

30.06.2013 by petr8512

Грубость — это духовная слабость.
М. Эбнер-Эшенбах

      Грубость как качество личности – склонность проявлять отклонения от вежливости, различные формы жесткости в отношениях, черствости, неучтивости, своего рода душевной близорукости.

     Грубость применительно ко всему, где упоминается это понятие, представляет собой отклонение от определенного стандарта или мерки. Например, грубая доска – значит, не обработанная, не обструганная и не отшлифованная, то есть не соответствующая нашим представлениям о стандартной доске. Грубые черты лица опишем на примере Собакевича – героя поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души». Природа, создавая его лицо, «рубила со всего плеча: хватила топором раз – вышел нос, хватила другой – вышли губы, большим сверлом ковырнула глаза и, не обскобливши, пустила на свет…». В массовом сознании существует представление, какое лицо можно считать симметричным и правильным. Отклонение от стандарта делает его грубым, как в случае с Собакевичем. Иными словами, грубость это всегда какая-то недоделанность, неотесанность, необработанность, неотшлифованность, необтертость,  то есть отклонение от определенного нашими представлениями стандарта. Чем больше отклонение, тем больше грубость.

     Под стандартным поведением обычно мы понимаем вежливое поведение, соответствующее определенным нормам, общественным предписаниям и условностям.  Грубость во взаимоотношениях – это отклонение от вежливости. Хамство, как и грубость, тоже отражает отклонение от вежливости. Оба понятия противоположны вежливости, но существует несколько различий, придающих отклонению качественно иной рисунок. Грубость не направлена на умышленное причинение вреда людям, на унижение человеческого достоинства, намеренное оскорбление собеседника. Зло для грубости не цель, хотя часто является ее следствием. Грубость, как правило, служит ответной или защитной реакцией на определенные обстоятельства. В отличие от грубости хамство преступает все мыслимые и немыслимые моральные нормы. Парадокс, но хамство может нарядиться в одежду вежливости: вежливыми словами можно нахамить куда более действенно, чем прямолинейной грубостью. Зачастую хамство получает удовольствие от унижения другого человека. Оно обожает безнаказанность и анонимность. Обгадить подъезд, сказать мерзости по телефону незнакомому человеку, унизить в интернете других пользователей – это почерк хамства. Грубость любит непосредственный контакт с людьми или ситуациями. Любопытно, что в ханжеской, чопорной, манерной среде такие качества как честность и искренность будут выглядеть грубостью и даже хамством. Все зависит от моральных устоев общества.

      Наглость, нахальство и бесцеремонность  не могут соизмеряться по шкале вежливости. Как говорится, мухи отдельно, котлеты отдельно. Наглость соизмеряется со скромностью, нахальство со стыдом, а бесцеремонность с церемонностью. У дерзости в отличие от грубости вообще другая ориентация. Дерзость всегда направлена на  значительно превосходящую ее силу. Грубость и хамство обычно направлены на слабость. Когда объясняют причины грубости нервным срывом, усталостью или раздражением хочется спросить: «А почему ваши нервы выдерживают, когда вы встречаетесь с силой? Почему вы скрываете раздражение перед начальником?»    

       Надо понимать, что вежливость, как точка отсчета степени грубости, понятие относительное. В высококультурной семье одно понимание вежливости, а если в первичной ячейке общества языком общения становятся нецензурные выражения, то и понимание грубости здесь размыто. Грубость, как и вежливость, – понятие относительное. Представим, что мы находимся в одной из клеток среди гладиаторов во внутренних помещениях Колизея. В соседней клетке мечется перед боем наш будущий соперник, и мы обращаемся к нему: «Глубокоуважаемый, милостивый государь.  Будьте любезны оказать мне милость – улыбнуться». – «Издеваешься, скотина? Грубишь? Недолго тебе осталось грубить», – отвечает он. Как видим, в зависимости от обстоятельств вежливость может восприниматься как грубость.  В преступном мире, где действует принцип «Не верь, не бойся, не проси» грубость также естественна и гармонична, как чужда и противоестественна вежливость.

        Грубость обязательно должна понимать следующее. Каждое произносимое нами слово должно быть приветливо, спокойно и благосклонно. В слове сфокусирована огромная сила. Недооценивать энергетику слова – большая глупость, которая чревата печальными последствиями. Грубость, какую бы природу она не имела, ведет к разрушению счастья, страданию и боли. Грубая речь неизбежно ведет к страданию. Грубость и умиротворение не уживаются. Грубиян лишает себя возможности жить в гармонии с самим собой и с внешним миром. Когда в человеке отсутствует умиротворение, счастье невозможно. Можно сказать человеку крайне неприятные вещи, даже смертный приговор, и не обидеть его, если слова произнесены в спокойном, приветливом тоне. Обижаются не на то, что сказал, а на то, как сказал, каким тоном. На степень грубости влияет, прежде всего, тон. Плохой тон означает насилие. Человек думает, раз он говорит таким грубым тоном, со злостью и раздражением, значит, и то, что он говорит не справедливо и не правдиво. Раз он говорит грубо, значит, не прав. Рождается конфликт.

        Грубость также должна знать, что наше подсознание все произносимые слова в чужой адрес воспринимает на свой счет. Оно не понимает местоимения «он», «она», «они». Грубиян, оскорбляя других, на самом деле оскорбляет самого себя и тем самым разрушает свою самооценку, уничтожает свое Я. Какой организм выдержит, если его постоянно унижают, оскорбляют и обзывают? Почему домашние животные так благотворно влияют на наше здоровье? Секрет прост – каждый день к вам подходит собака, и вы гладите ее, приговаривая: «Хороший мой. Умный. Молодец». Ваше подсознание улавливает, что вы хороший, умный и, к тому же, молодец.

       Неотесанный мужлан Собакевич явно не дружит со шкалой вежливости. Его грубость прихлопнула вежливость, как надоевшую муху. Председатель у Собакевича — «такой дурак, какого свет не производил»; губернатор — «первый разбойник в мире… и лицо разбойничье»; «дайте ему только нож да выпустите его на большую дорогу — зарежет»; «он да ещё вице-губернатор — Гога и Магога». Полицеймейстер — «мошенник, продаст, обманет, ещё и пообедает с вами». Обобщая своё суждение о чиновниках, он говорит: «Это всё мошенники; весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья».

       Такой человек как Собакевич грубит в силу свойств своей натуры. Он не научился высказывать свои соображения в приличной благопристойной форме. Зачастую люди грубят для повышения самооценки. Иногда грубость рождается из желания добиться уважения своих приятелей и признания силы окружающими, а иногда из подражания грубому поведению своих литературных или киногероев. Грубость может быть следствием уродливых стереотипов мышления и условий жизни, в которых она также уместна, как вода, еда и воздух. А иногда причины вовсе банальны – недавняя ссора с другом, проблемы в семье, неприятности на работе или хроническая болезнь.

      В медвежьей грубости Собакевича отсутствует всякая стеснительность.  При госте во время обеда он обвиняет повара: «Купит вон тот каналья-повар, что выучился у француза, кота, обдерёт его, да и подаёт на стол вместо обеда». Грубость не желает считаться ни с чувствами других людей, ни с особенностями обстоятельств. Собакевич неотесан, как полено, он уверен, что солнце встает ради него, что жизнь остановится без его опеки.

       Собакевич, как природный грубиян, ощущает свое превосходство над другими помещиками. Что уж говорить о простых крестьянах? Из ощущения собственного превосходства вырастает пренебрежение ко всему живому. Стоит единожды подчиниться грубости, и капкан превосходства и подчинения защелкивается. Наступление грубости продолжается, несмотря на то, что вы и так в капкане. Грубость разрушает достоинство человека, находящегося в капкане подчинения. Волк, попавший в капкан способен отгрызть себе лапу. Так и человек, доведенный «до ручки»,  предпринимает отчаянные попытки освободиться. Накал страстей настолько велик, что нередко заканчивается трагедией. Иными словами, когда отклонение от вежливости превышают разумные пределы, значит, быть беде. Избыточная безудержная грубость не может  проходить беспрепятственно. Относитесь к грубости как к абсурду убогого, не сознающего себя существа. Вы ж не будете злиться на попугая, который крикнет: «Дура». Грубость другого человека нас трогает ровно настолько, сколько ее содержится у нас внутри. Святого человека не трогает грубость, хамство и нахальство других, потому что эти качества у него отсутствуют. Грубость любит демонстративность, поэтому разумно не обращать на нее внимания. Спокойное поведение, снисходительность и юмор могут нивелировать грубость.

       Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так…  Так – это не про друга грубияна. Вежливый друг сто раз подумает сообщать вам о надвигающихся неприятностях, уместно ли предупредить вас о чем-то или о ком-то. Соблюдая приличия, предупредительный вежливый друг видит дружбу через призму условностей, норм поведения, этикета. За бортом дружбы остаются «души прекрасные порывы», искренность, непосредственность и открытость отношений. Во главу угла дружбы поставлена вежливость. У грубости совсем иная диспозиция. Если она приняла вас таким, какой вы есть, то будет защищать как самою себя.  Дружить, так дружить, то есть бескорыстно заботиться о друге – это незыблемый принцип грубости в дружбе.

        Вместе с тем никакая мужская грубость не может сравниться  с силой грубого слова женщины. Не секрет, что женщины в несколько раз лучше мужчин умеют концентрироваться на чувствах. Почему женщины предпочитают лучше поругаться с мужчиной, чем с женщиной? Мужское грубое слово поверхностно, в нем мало разрушительной энергии.  «К нам приезжает моя мама», говорит жена.  – «Какого?» – «Числа?» – «Хрена» – «Как ты можешь так грубо говорить со мной о моей мамочке? Мы все-таки леди», – кричит жена.  «Я вас,  ледей, давно знаю», – отвечает супруг. Совсем другой коленкор, когда жена спокойно, с ледяным выражением лица говорит мужу: «Сволочь».  Порой достаточно одного грубого женского слова, чтобы поразить наповал грозного мужика. Ее грубость бьет прямо в сердце. Иными словами, женская грубость вызывает на шкале вежливости панику.

     Грубость в женщине отрицает женственность и возносит враждебность, обидчивость и воинственность. Женщина с проявленной грубостью видит окружающий мир как поле брани. Мужчина с проявленными мужскими качествами, уважая свою мужскую природу, не опустится до поединка с такой женщиной, поэтому их дороги не могут пересечься. Удел грубости в женщине встретить грубость в мужском ничтожестве. Два сапога – пара. Подобное притягивает подобное. Грубость на грубость дает грубость в квадрате. Эту «веселую» семейку будут знать все соседи и участковый. Местные собаки будут с интересом перенимать у них опыт, как мастерски облаивать пришлых собак.