RSS Feed

Искренность

21.02.2013 by petr8512

 Единственное, что человек делает всегда искренне, — заблуждается.

  Хань Сян-цзы

  Нам нравятся люди, которые смело говорят нам, что думают, при условии, что         

они думают так же, как мы.

  Марк Твен

         Искренность как качество личности – склонность выражать  подлинные чувства и чистоту намерений.

      Однажды ученик спросил Учителя:    — Учитель, недавно я обсуждал с друзьями тему искренности и естественности, но в результате у меня в голове всё перемешалось.    Учитель улыбнулся:    — И в чём твой вопрос? Что с чем перемешалось в  твоей голове?    — Самое главное, чего я не могу постичь, это различие между искренностью и естественностью. По-моему, это одно и то же.    — Это не одно и то же, — сказал Учитель. — Искренний человек может и не быть естественным, но естественный всегда искренен.    — Прости, Учитель, я всё ещё не понял.    — Когда ты искренен, то не скрываешь своих чувств. Когда естественен — ты о них не думаешь.

           Нужно «Быть», а не «Казаться». Искренность – это «Быть». Она предпочитает, чтобы окружающие строили отношения с ней, то есть с «Быть», а не с маской – «Казаться».  Искренность – это отказ от внутреннего и внешнего обмана. Имея чистое сознание, не опрысканное ядом эгоизма, искренность ясно, чётко излагает свои мысли  и открыто воспринимает, слушает и слышит всё новое, что приносят ей люди и явления внешнего мира.  Она всегда говорит о других так, будто они находятся рядом.

          Искренность происходит от слова «искра», «»искрить», она свято верит в истинность того, что говорит и делает и готова открыться всему свету в мотивации своих действий. Содержание самого действия может быть ошибочным, человек может искренне заблуждаться относительно нравственной составляющей своих поступков. Но не характер действия служит мерилом искренности, а его соответствие побудительному мотиву. Например, человек из искренних побуждений, не разобравшись, рекомендует другу своего знакомого, как хорошего специалиста в банковском деле. Того берут на работу, не подозревая, что теперь в коллективе воцарится атмосфера склоки, наушничества и клеветы.      

          Будучи несомненной добродетелью, искренность становится притягательным качеством личности в тесной, прочной связке с деликатностью, тактичностью, сдержанностью и воспитанностью. Воспитанность, как способность реализовать в межличностных отношениях свои лучшие качества личности, высокую внутреннюю культуру  и навыки в соблюдении правил поведения и общения, принятых в данном обществе,  составляет как бы оправу для бриллианта искренности. Взвалив на себя груз правдивости и откровенности, разумная искренность, будучи антиподом лицемерия, дружит с немногословностью, которая имеет склонность сдерживать свои мысли, не думать и не говорить о всякой глупости. Дружба с немногословностью позволяет искренности  обуздать свой ум и чувства, превратиться в аскета речи.  Искренность резко нажимает на «стоп-кран» при первых попытках беспокойного ума реализовать свои чувственные желания посредством высказывания намерений, требований или капризов. Например, неуместно высказываться о возрасте немолодой женщины, отрицательно отзываться о приготовленных ею блюдах, критиковать ее наряд, интерьер квартиры, мужа и детей. Впрочем, у подлинной искренности не бывает проблем в межличностных отношениях, ибо она уважает и любит людей, сфокусирована на их желаниях и намерениях. Поэтому  казусы в общении для неё не характерны.

          Помимо сферы общения, искренность распространяется на всю область человеческих взаимоотношений. Здесь её присутствие проявляется в чистоте намерений,  доброжелательности, отсутствии «второго дна» и «запасных аэродромов». Искренность во взаимоотношениях проявляется не в красноречии, а в красивых делах.  Когда человек в общении запинается, прячет лицо, проявляет рассогласованность между вербальным и невербальным «языком», это ещё не признак лицемерия, двуличия и лжи. Он может просто волноваться, быть под воздействием своих отрицательных эмоций, а по жизни оказаться эталоном искренности, правдивости и откровенности. И наоборот – человек общается свободно и непринужденно, естественно проявляет эмоции, лицо открыто, тело открытыми ладонями, позой, наклоном головы сигналит о своей симпатии к окружающим, глаза прямо и честно смотрят на собеседника. Искренний человек перед вами? Далеко не очевидно. Техника искренности проста и известна любому манипулятору. Жулики и мошенники всех мастей профессионально владеют навыком демонстрации искренности. «Развести лоха» на искренность – это один из любимых приёмов криминальных элементов. 

     Всегда не было недостатка в желающих «косить» под добродетели. Пороки выстраиваются в очередь, чтобы предстать в наряде открытости, снисходительности, смиренности и скромности. Ненависть, зависть и злоба неискренними не бывают.  Искренность также притягательна для пороков, используя ее в корыстных целях, можно получить отличные дивиденды. Пороки твёрдо усвоили: искренность – это достояние человека. Научись изображать её, и ты на коне. Беда искренности – думать, что все такие же искренние, как она сама.  Виктор Пелевин в  «Священной книге оборотня» пишет: «Когда я притворяюсь, у меня все всегда получается натурально. Поэтому я притворяюсь всегда – так выходит гораздо правдоподобнее, чем если я вдруг начну вести себя искренне. Ведь что значит вести себя искренне? Это значит непосредственно выражать в поведении свою сущность. А если моя сущность в том, чтобы притворяться, значит, единственный путь к подлинной искренности для меня лежит через притворство».

      Но не только пороки вторгаются в зону компетенции искренности. Иногда её путают с импульсивностью, проявляющуюся в неадекватной реакции на требования ситуации и необходимый формат общения. Еще чаще искренность отождествляют с бездумной простотой – бесконтрольной и бесцельной поведенческой реакцией на обстоятельства жизни. Искренность вдумчива и сдержанна, она умеет контролировать «болтовню ума» и не является «передаточным устройством» всех приходящих в голову мыслей. Искренность говорит, что думает, но думает, что говорит. Бездумно выплёскивать в мир всё, что в голову взбредёт – это почерк бездумия. Не обращать внимания на реакцию окружающих – это «след» невоспитанности, неадекватности и бестактности. Вот диалог из фильма «Прошлой ночью в Нью-Йорке» – образец подделки искренности: «Ты с ним — потому что он появился первым? — Да… И я люблю его. И тебя я тоже люблю, и мне нравится, что можно сейчас сказать правду. И мне нравится преданность, верность… и вся эта фигня. Даже сейчас».

        Искренность с другими предполагает искренность с самим собой. Для этого нужна смелость внутреннего взгляда на свои чувства – щупальца ума.  Смелость и нужна для искренности. Морис Метерлинк в книге «Разум цветов» пишет: «Когда мы уже достигли достаточной искренности по отношению к самим себе, еще не следует, что мы должны ею делиться с первым встречным. Человек самый искренний вправе скрывать от других людей большую часть своих мыслей и ощущений. Если вы не уверены в том, что сказанная вами правда будет понята, то молчите. Отразившись в других людях, эта правда покажется совсем не тем, чем она была в вас, и, приняв в их глазах вид лжи, она причинит им такое же зло, как настоящая ложь. Что бы ни говорили абсолютные моралисты, когда находишься среди людей различного с вами сознания, всякая правда для того, чтобы произвести впечатление правды, нуждается в умелом приспособлении. Царство искренности начинается лишь там, когда приспособление больше не нужно. Тогда мы входим в привилегированную область доверия и любви. До этого часа мы жили с опаской, как виновные. Мы еще не знали, что каждый человек имеет право быть таким, как он есть, что в его мысли и в сердце, равно как и в его теле, нет ни одной части, которой следовало бы стыдиться. Но теперь мы узнаем с облегчением, которое испытывает обвиняемый, признанный невиновным, что те части, которые мы считали необходимым скрывать, суть как раз наиболее глубокие нашей жизненной силы. Мы больше не одиноки среди тайн нашего сознания. И самые жалкие, открываемые в них скрытые места не только не повергают нас в печаль, как прежде, но заставляют нас еще больше любить твердый и мягкий свет, направляемый на них двумя соединенными руками».