RSS Feed

Искуситель

12.07.2016 by petr8512

Не искушай меня без нужды
Возвратом нежности твоей;
Разочарованному чужды
Все обольщенья прежних дней!

Евгений Баратынский

И сказал Люцифер Своему Сыну: – Ни один человек не может выдержать

 искушения сомнением. Никто! Ни мужчина, ни женщина.

Сергей Мавроди. Искушение. Сын Люцифера

  

        Искуситель как качество личности – способность соблазнять, прельщать заманчивыми обещаниями, смущать соблазном, завлекать сексом, лукавством, желанием чего-нибудь запретного, недозволенного; стараться совратить с пути блага и истины.

     Она: — Вань, за весь вечер не сказал ни слова. Расскажи о луне, которую мне подаришь, о звёздах. Скажи что-нибудь. Он: — Пойдём в овраг! Она: — Ну, ты, Ваня,  прямо опытный искуситель. Ввёл невинную девушку в искушение. Уговорил, чёрт языкастый! …

     Искуситель – испытатель нашей веры и нравственности, умелец ввести нас в искушение. Искушать – значит, зажечь в другом вожделение, приманить его ум и чувства запретным плодом.

    Монолог Искусителя:

Вот и всё! А ты боялась.

Даже юбка не помялась.

      Запретный плод остался бы спокойно висеть на древе познания добра и зла, если бы в Раю жили только первые люди Адам и Ева. На беду, рассказывается в библии, там жил еще и змий, то есть змея, в которую вселился дьявол. И он решил поссорить людей с их Творцом.

    Он быстро заметил, что Адам во всем слушается советов жены, а Ева очень любопытна. Поняв это, змий, побуждаемый дьяволом, обвился вокруг древа, на котором росли удивительные плоды, и начал искушать Еву, то есть уговаривать попробовать их на вкус, чтобы узнать, что такое добро и что такое зло. И тут Ева, как сказано в библии, «увидела, что дерево хорошо для пищи и что оно приятно для глаз и желанно, потому что дает знание, и она взяла плодов его и ела и дала также мужу, и он ел…».

    Именно поэтому сатану, дьявола, стали звать «искусителем», а мы, когда говорим «змий-искуситель», упрекаем собеседника в том, что он соблазняет нас чем-то заманчивым, но недозволенным.

      Искуситель, как бесовское наваждение, искусно разбрасывает приманки, то есть, перетягивает на свою сторону похотливый, вожделенный ум и ненасытные чувства. С ними у него проблем нет. Главная проблема для искусителя – преодолеть баррикады разума. Сильный, мускулистый разум, наступив на горло чувствам и уму, будет делать то, что полезно и правильно, а не то, что приятно, но вредно и опасно.

       Искуситель всегда говорит: – Ну, сделай только один раз. Никто не узнает. Один раз не считается. Один раз и забыли.  Всё в жизни нужно хотя бы один раз попробовать. Будет, что вспомнить в старости. Живём один лишь раз. Бери от жизни всё. Наслаждайся жизнью  и меньше включай разум. Грех не грешить, когда на свете столько греховных удовольствий.

     В Египте жил один пустынник-монах. И вот бес-искуситель, после многолетней борьбы с ним пообещал ему, что не будет его больше угнетать никакими искушениями, только бы он совершил один какой-либо грех из трех. Он предложил следующие три греха: убийство, блуд и пьянство. «Соверши, — говорил он, — какой-либо один из них: или человека убей, или соблуди, или один раз упейся — и дальше ты пребудешь в мире, и после этого я уже не буду тебя искушать никакими искушениями». Пустынник же тот подумал про себя так «Человека убить — страшно, ибо это есть и само по себе большое зло, и заслуживает смертной казни как по Божьему суду, так и по гражданскому. Совершить блуд, стыд, погубить хранимую до того чистоту тела — жаль, и гнусно оскверниться не познавшему еще этой скверны. Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду я, упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно я буду жить в пустыне». И вот, взяв свое рукоделие, он пошел в город и, продав его, вошел в корчму и упился. По сатанинскому действию случилось ему беседовать с некоей бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщен, он пал с нею. Когда он совершал с ней грех, пришел муж той женщины и, застав грешащего с женой, начал его бить, а он, оправившись, начал драться с тем мужем и, одолев его, убил.

   Можно найти множество женщин, не изменявших мужу, но практически не реально найти женщину, изменившую только раз. Поддавшись искушению, то есть, переступив черту, невежество ей продиктует новый принцип жизни: «Лучше сорок раз по разу, чем ни разу сорок раз». Как говорится:

Прекрасна чистая наивность
В том, кто еще не искушен,
Но раз утративший невинность
Уже наивностью смешон.
И. Губерман

     Шабаш ума и вакханалии чувств приводят к измене. Искуситель одерживает очередную победу.  Женщина поначалу испытывает угрызения совести, страх быть разоблачённой. Но всё постепенно устаканивается и когда наступает очередь очередной измены, её уже не нужно долго искушать. Свой Рубикон она уже однажды перешла. Она уже в шлеме и в коляске:

     Была у одного мужика свинья, а у другого — боров. Ну и как-то по весне решили они поженить свиней. Хозяин борова говорит: — А вдруг мой боров не хочет? Хозяин свиньи ему отвечает: — А ты посмотри, если хвост крючком, значит хочет!!! Хвост, ясное дело, был крючком. Жили мужики на разных концах деревни, и хозяин повез борова на мотоцикле в коляске. Шлем ему надел. Хозяин свиньи тем временем накрыл стол. Приехал «жених». Пока хрюшки развлекались в хлеву, хозяева назюзюкались по полной программе. Кое-как погрузили борова, и хозяин повез его домой. Наутро просыпается — башка трещит. Надо похмелиться. Звонит другу: — Может, продолжим, чтобы уже наверняка было. — Ну, я не против, а как твой боров,  хвост крючком? Мужик кричит жене: — Глянь, там, у борова хвост крючком? — Крючком-крючком! Он уже с утра в шлеме на мотоцикле сидит.

     Где разврат, там и пьянство с наркотиками. Словом, когда женщина пасует перед искусителем, нарушает верность мужу, тем самым она запускает механизм невежества. У мужчин спусковым крючком невежества может стать пьянство. Гасится разум, а дальше по наклонной плоскости — к деградации.

     Искуситель может проявляться в самых диковинных формах.   Исаак Сирин учил: «Не решайся искушать ум свой непотребными помыслами…»

     Один монах переписывал вечером священный трактат и увидел в нём такую фразу:  «Высокоразвитая духовная личность может поддаться женскому искушению и манкости». Он подумал, что в трактате ошибка и написал «не  может поддаться женскому искушению и манкости».

      Спустя несколько минут в его дверь кто-то постучал. На улице был ливень. За порогом стояла прекрасная девушка, промокшая до нитки. – Я вижу, что вы монах и ценю вашу воздержанность, но пожалейте меня, другого пристанища мне не найти, а на улице так страшно!       Монах, немного поколебавшись, пригласил девушку войти, но сказал  оставаться у двери. Она вошла. От холода у девушки стучали зубы. Монах из жалости разрешил ей сесть у костра. Девушка промокла, и её одежда не могла скрыть прекрасные, пышные груди, осиную талию, призывные бёдра. Монах не знал, куда деть глаза. Вожделение стало затмевать его разум. Сладострастные картины заполонили ум и парализовали всякую возможность сопротивляться этому могучему магниту.

     Девушка никак не могла согреться. Тогда монах обнял её и неожиданно поцеловал. Запах девственного тела манил и опьянял сознание. По обычаю его духовной культуры девушка считалась женой, если жених семь раз пронесёт её вокруг костра. В страсти монах предложил девушке стать его женой. Она согласилась. Монах в искушении взял прекрасное, манкое создание на руки и стал ходить вокруг костра. Девушка вдруг начала где-то на пятом кругу бить его по щекам и говорить: — Может поддаться женскому искушению и манкости, может, может. Придя в себя, он увидел, что носит на руках своего Духовного Учителя…