RSS Feed

Исступление (Исступленность)

25.11.2013 by petr8512

Я наслаждаюсь хмелем исступленья,
Пьянящим сердце слаще острых вин.
Я – в буре, в хаосе, в дыму горенья!
А! Быть как божество! хоть миг один!

В.Я. Брюсов «Хмель исступленья»

     Исступление (Исступленность) как качество личности –  склонность проявлять крайнюю степень возбуждения, страсти, при котором теряется самообладание.

     Исступление – это экстаз чувств. Это когда в состоянии крайнего возбуждения можно разом испытать восторг, гнев и бешеную страсть, когда полностью утрачивается самообладание, и ты в состоянии кратковременного безумия целиком отдаешься во власть неуправляемых чувств. Разум отключен. Он уже не может приказывать: «Так делать нельзя, это неправильно и вредно». Даже беспокойный и неугомонный ум в этом состоянии «прикусывает язык», не в силах справиться с цунами чувств. Душа с безмолвным укором наблюдает, как вулканизируют ненасытные чувства, извергая лаву неуправляемых эмоций.

     Исступление – это вершинный гребень волны чувств. Это пик чувств, с родни оргазму. Поэтому исступление невозможно переживать длительно, иначе можно действительно сойти с ума. Нервная система не может  долговременно  выдержать таких перегрузок.  Наверное, поэтому А.С. Пушкин воскликнул: «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем, восторгом чувственным, безумством, исступленьем, стенаньем, криками вакханки молодой». О безумстве исступления писал и другой русский поэт  А.А. Фет:

Забудь меня, безумец исступленный,
Покоя не губи.
Я создана душой твоей влюбленной,
Ты призрак не люби!

     Исступление – это анархия и вседозволенность чувств. Поэтесса Нунэ Меликян передает это безудержное, опьяняющее состояние словами:

Я помню себя в исступлении,
Хлестающей больно словами.
И в них мне казалось спасение
От лжи, завладевшею нами

    Можно с большой долей уверенности предположить, что часто испытываемое состояние исступленности и неистовства заставило Владимира Маяковского «лечь на дуло». Валентин Домиль описывает главную любовь поэта – Лилю Брик.  Лиля Юрьевна могла произвести сильное впечатление. В ней было нечто заставлявшее мужчин терять голову. Этакая, как сказали бы сейчас, сексапильность. Неотразимая и всепобеждающая. Она утверждала, что с появлением Маяковского в её отношениях с мужем – Осипом Бриком не было ничего сексуального. Никакой любви втроём, никакого любовного треугольника. Однако Андрею Вознесенскому она говорила совершенно противоположное: – Я любила заниматься любовью с Осей… Мы тогда запирали Володю в кухне. Он рвался, хотел к нам и плакал.

     Свои чувства к Лиле Маяковский проявлял очень шумно. Володя не просто влюбился в меня, – делилась своими воспоминаниями Л.Ю. Брик, – он напал на меня. Это было нападение. Два с половиною года не было спокойной минуты – буквально. Маяковский исступленно писал стихи, заполненные до предела любовью и ревностью. Можно лишь удивляться стойкости Л.Ю. Брик, которая держала в течение почти трех лет на известном расстоянии раскаленного добела поэта; стараясь интуитивно нащупать возможность одновременного пребывания в двух качествах – музы вдохновляющей на безумства и просто любящей женщины, которую эти гиперболизированные до предела страсти чисто по-человечески пугали.

     Попытка поэта отстоять свой приоритет в декабре 1922 года была жестоко подавлена. Маяковский был осужден на двухмесячную разлуку. Переносил он её мучительно. Ни с кем не общался, плакал, писал покаянные записки и стихи. Любовная агония длилась до 1925 года. После чего отношения между Маяковским и Л.Ю. Брик стали сугубо дружескими.

      Отечественное литературоведение не одобряло Л.Ю. Брик – “пиковую даму советской поэзии”. Вот, что писал по этому поводу по горячим, так сказать, следам Я. Смеляков:

Ты б гудел,

как трёхтрубный крейсер

в нашем общем многоголосье,

но они тебя доконали,

Эти лили, и эти оси.

Дальше, больше:

Для того ль ты ходил как туча,

медногорлый и солнцеликий,

чтобы шли за саженым гробом

вероники и брехобрики.

      Исступление превращается в общественное сумасшествие, если она проявляется массово. Когда провокационная мысль оратора совпадает с ожиданиями масс, толпа приходит в исступление и неистовство. Исступленность обожает любые социальные катаклизмы. Революционные потрясения дают мандат вседозволенности для разбушевавшихся чувств. Революция стартует с  настроением энтузиазма, но затем быстро переходит в чрезмерность, выраженную в исступленности ее исполнителей.

       Состояние исступления испытывают не только палачи, но и жертвы. Когда наступил черед алапаевских узников – родственников императорской семьи, убийцы разбудили их, говоря, что к городу приближаются белые и чехословаки. У подъезда ожидали крестьянские повозки. Романовым объяснили, что их перевозят в безопасное место. Рядом с Алапаевском находятся старые заброшенные шахты. Туда Романовых и повезли. Убийцы решили даже не тратить патроны и несчастных стали забивать дубинами. Великий Князь Сергей Михайлович, осознав,  какая участь ждет всех, в исступлении бросился вперед, чтобы задушить хотя бы одного из мучителей, но был убит  револьверным выстрелом в голову. Тела остальных, еще живых, кинули в шахту. Сверху, чтобы обрушить ее стены, швырнули гранату.