RSS Feed

Консервативность (Консерватизм)

30.08.2013 by petr8512

Консерватизм – борьба вечности со временем.

Николай Бердяев

Обыкновенно думают, что самые обычные консерваторы — это старики, а новаторы — это молодые люди. Это не совсем справедливо. Самые обычные консерваторы — это молодые люди. Молодые люди, которым хочется жить, но которые не думают и не имеют времени подумать о том, как надо жить, и которые поэтому избирают себе за образец ту жизнь, которая была.

Лев Толстой. Дьявол

       Консервативность (Консерватизм)  как качество личности – склонность к сохранению текущего порядка вещей, отрицательное отношение к нововведениям.

        Как сказал в  1899 году специальный уполномоченный американского бюро патентов: «Всё, что могло быть изобретено, уже изобрели». Император Франции Наполеон не доверял технике, прокомментировав новости о паровой лодке Фултона следующим образом: «Вы собираетесь разжечь костер под палубой корабля и этим заставить его плыть против течений и ветров? Извините, но у меня нет времени на подобную чушь». В 1864 году кайзер Вильгельм I придумал очень удачный, как ему тогда казалось, аргумент против паровозов: «Никто не станет платить деньги, чтобы добраться из Берлина в Потсдам за один час, потому что он может сделать то же самое на лошади за один день — притом совершенно бесплатно». В 1878 году компания Western Union (финансы и связь) распространила среди сотрудников меморандум, где говорилось: «Так называемый «телефон» имеет слишком много недостатков и не может рассматриваться в качестве эффективного средства связи. Для нашей фирмы он не представляет никакого интереса». Тогда же главный инженер Британского почтамта сэр Уильям Прис снисходительно заметил, что «в США телефон нужен, а нам — нет, поскольку у нас есть полно рассыльных мальчишек».

      Когда в 1909 году юрист Генри Форда решил стать совладельцем автомобильной компании своего знаменитого клиента, президент Мичиганского сберегательного банка отговаривал его: «Не делайте этого. Лошади будут всегда, а автомобили — всего лишь новинка, временная причуда». За 18 месяцев до полета братьев Райт самолеты раскритиковал уважаемый ученый Саймон Ньюкомб («Они непрактичны и вряд ли полетят»), а досточтимый лорд Кельвин, глава Британского научного общества, в 1895 году заявил, что летательные аппараты тяжелее воздуха вообще невозможны. Все тот же лорд Кельвин в 1897 году «осчастливил» радио, сказав, что у него нет никаких перспектив. Партнеры Дэвида Сарноффа — выходца из Белоруссии и основателя одной из крупнейших мировых радиокорпораций — сомневались в разумности его инвестиций: «Беспроводной музыкальный проигрыватель не сможет приносить прибыль. Кто будет платить за радиосообщение, которое не адресовано никому конкретно?»

     Известный писатель фантаст Герберт Уэллс в 1901 году писал: «Я должен признаться, что мое воображение отказывается представить себе субмарину, которая годится на что-либо еще, кроме удушения своей команды и самопроизвольного затопления в море». В 1916 году британский фельдмаршал Дуглас Хейг раскритиковал в пух и прах танки: «Предложение заменить кавалерию железными повозками абсурдно и попахивает государственной изменой».  Гарри Уорнер, один из основателей Warner Brothers, в 1927 году сказал: «Да кого вообще интересуют разговоры актеров? », а всего через два года количество звуковых картин стало превышать число немых лент. Уинстон Черчилль в 1939 году дал оценку военному потенциалу атомной реакции: «Эта энергия может быть сравнима по эффективности с обычной взрывчаткой, но она вряд ли произведет более серьезные разрушения». В 1945 году пятизвездочный адмирал Уильям Лихи уверял президента Трумэна: «Это будет самая глупая вещь, которую мы когда-либо делали. Атомная бомба никогда не взорвется. Это я вам говорю как эксперт – взрывотехник».  Ведущая образовательных радиопередач Мэри Сомервиль считала, что у телевидения нет будущего, поскольку оно — лишь череда ярких вспышек. А продюсер компании 20 th Century Fox Дэррил Занук всерьез считал: «Телевидение долго не протянет, потому что людям быстро надоест каждый вечер пялиться в деревянный ящик».

     Консервативность кладет на чашу весов прошлое, и молодым росткам нового невероятно тяжело пробиться к свету. Беда консервативности как качества личности в неумении увидеть в обилии событий настоящего те причинно-следственные связи и тенденции развития, которые неизбежно приведут к их победному утверждению в недалеком будущем. Попросту говоря, консервативность, зачастую, не способна сделать правильную ставку.  Ставя не на ту «лошадку», она часто оказывается в проигрыше.              

      Консервативность – это паутина разума.  Типичные корни консервативности: страх перед переменами и жизненный опыт, не раз доказывавший, что опрометчивые, скорые на руку, импульсивные решения изменить мир, как правило, терпят фиаско. В первом случае консерватор говорит: «Известный черт лучше неизвестного», во втором – «Так было всегда.  И именно поэтому так будет всегда». Консервативность убеждена, что всё должно расти и формироваться само и постепенно. Она считает, то, что было раньше, заведомо лучше, чем есть сегодня. То, что было позавчера, заведомо лучше, чем вчера. Не трогайте старое, оно заведомо лучше нового. Такая консервативность – мозоль на «ногах» прогресса, тормоз для новых идей. С ней трудно спорить, ибо, как сказал Артур Мюллер ван ден Брук, «на стороне консерватора вечность».

      Консервативность – это влюбленность в существующие беспорядки. Ниша, в которой отсиживается консервативность, – традиционность. Американская писательница  Джудит Макнот пишет: «Традиционность — убежище косного разума». Консервативность понимает важность для себя строгого следования традициям, соблюдению требований общественных предписаний.

       Консервативность больше присуща прекрасному полу. В ней женщины реализуют свое благоразумие. Пьер-Огюстен Бомарше высказал не просто замечательные слова в адрес женщины, он создал заповедь, которую должна свято соблюдать всякая благоразумная женщина: «Природа сказала женщине: будь прекрасной, если можешь, мудрой, если хочешь, но благоразумной ты должна быть непременно».

       Французский историк Жюль Мишле абсолютно верно подметил: «Женщина консервативна по своей природе, она везде ищет прочных оснований, и это вполне естественно, так как для домашнего очага и колыбели нужна прочная почва». Женщина может помечтать, но реалии жизни быстро возвращают ее из мира грез в настоящее. Ей милее привычная, устоявшаяся жизнь. Крайне редко она идет на революционные прорывы в своей жизни. Благоразумная женщина осознает, что счастье нужно искать внутри семьи. Внешние отношения с миром – это мужской удел. Там мужчина раскрывает свои таланты и способности. Женщине достаточно раскрыть все свои лучшие качества в семье, и она будет счастлива.