RSS Feed

Корявость

14.08.2015 by petr8512

Речи благородного человека, даже если они составлены коряво

 и безыскусно, будут полезны для слушателей, тогда как

речи мерзавца не принесут слушателям никакой пользы.

Эсхин

Если каждый раз задумываться над тем, а не будет ли это

 коряво, то можно вообще всю жизнь промолчать.

Георгий Вилченков

Нельзя всю жизнь быть глиной в корявых лапах  государства.

Василий Аксёнов

     Корявость как качество личности –  склонность проявлять в разных сферах жизни неумелость, нескладность, неискусность, некрасивость.

     Очередь в приемном покое больницы. Дежурный врач корявым почерком быстро штампует назначения и выпихивает больных. Те пытаются декодировать эту писанину в справочном бюро больницы. Обращается первый: – Мне назначили: «В тер». Это куда? – Терапия, третий этаж. Обращается второй: – Мне назначили: «В хир». Это куда? – Хирургия, второй этаж. Обращается третий: – Мне назначили «В рит». Это куда? – Это через дорогу. Ритуальные услуги.

     Корявость речи – непричёсанность мыслей. Сумбурный, хаотичный ум не может справиться с потоком беспорядочных мыслей, пытается кое-как их обработать, но, как коряво говорил Виктор Черномырдин, хотел, как лучше, а получилось, как всегда.

     Корявость – это когда неумытые речи вырываются наружу, не пройдя сквозь сито разума. Сергей Есенин писал:

Вот вижу я:
Воскресные сельчане
У волости, как в церковь, собрались.
Корявыми, немытыми речами
Они свою обсуживают “жись”.

      Попав в культурную «жись» корявость, при всей своей необразованности и невоспитанности, чувствует себя неловко, ощущает, что мелет чушь, говорит, шокируя окружающих. Кому понравятся косые взгляды, насмешки и прямые издёвки в адрес проявленной корявости? Человеку, естественно, хочется избавиться от сучковатой корявости и стать гладким, как все:

Шел по лесу паренек, паренек кудрявый,
И споткнулся о пенек, о пенек корявый.
Все что думал о пеньке, о пеньке корявом,
Все сказал тот паренек, паренек кудрявый.
Раньше этот паренек говорил коряво,
Научил его пенек говорить кудряво.

Корявость – подруга закомплексованности и нервозности. Бывает, человек проявляет корявость, например, почерка, когда какой-то внешний  раздражитель вывел его из равновесия. Потеряв самообладание и самоконтроль, он начинает писать неровно и коряво. Вот два примера:

    «Здравствуйте, дорогая редакция. Муж все время меня хочет. Он хочет меня, когда готовлю, мою полы и даже когда глажу. Что делать? Я больше так не могу – по десять раз в день без выходных и отгулов. Не такой у меня темперамент, мне надо максимум два раза в неделю или даже один. Причем вариант с «посмотреть в потолок» не проходит, такой секс не считается, через полчаса он опять будет просить. Десять лет в браке, обоим уже за тридцать. Что делать? Хоть бром в чай подсыпай…  П.С. Извините за корявый почерк».

    Преподаватель читает лекцию и не спеша расхаживает по аудитории. Заглядывает в тетради, что там студенты пишут. Останавливается и говорит: – Петрова, а что у тебя с почерком? Вроде поменялся… Какой-то корявый стал.  Ты, случайно, не беременна? Идет дальше. Останавливается возле другой парты: – Вовочка, что за корявый почерк после моего разговора с Петровой? А-а, похоже, отец отыскался!

          Корявость родом из детства. Ребёнка во всём опекают и контролируют, обрезают инициативность. Всё нельзя. А потом еще орут на него за это: – У тебя руки не из того места растут. Ты недоделанный. Все не так делаешь. А почему у него руки должны быть на месте, если он никогда не ошибался? Он на ошибках не учился. И когда он уже подрастает, что-то начинает делать, он все коряво начинает делать, у него кувырком все идет. У него комплекс неполноценности развился. Он думает: – Лучше я вообще ничего делать не буду, чем надо мной будут смеяться, обвиняя и обзывая корявым.

      Корявость, проявленная в работе, в каком-то занятии, всегда идёт в спайке с низкой квалификацией, сучковатостью, искривлённостью, неискусностью  и узловатостью.  Вспомним роман «Двенадцать стульев», эпизод, когда Остап Бендер и Киса подрядились в художники и взялись написать транспорант. Это образец проявленной корявости:

     «В одиннадцатом часу великий труд был закончен. Пятясь задом, Остап и Воробьянинов потащили транспарант к капитанскому мостику. Перед ними, воздев руки к звездам, бежал толстячок, заведующий хозяйством. Общими усилиями транспарант был привязан к поручням. Он высился над пассажирской палубой, как экран. В полчаса электротехник подвел к спине транспаранта провода и приладил внутри его три лампочки, оставалось повернуть выключатель.

 Впереди, вправо по носу, уже сквозили огоньки города Васюки.

     На торжество освещения транспаранта заведующий хозяйством созвал все население парохода. Ипполит Матвеевич и великий комбинатор смотрели на собравшихся сверху; стоя по бокам темной еще скрижали.  Всякое событие на пароходе принималось плавучим учреждением близко к сердцу. Машинистки, курьеры, ответственные работники, колумбовцы и пароходная команда столпились, задрав головы, на пассажирской палубе.

 — Давай! — скомандовал толстячок. Транспарант осветился.  Остап посмотрел вниз, на толпу. Розовый свет лег на лица.  Зрители засмеялись. Потом наступило молчание. И суровый голос снизу сказал:  — Где завхоз?  Голос был настолько ответственный, что завхоз, не считая ступенек, кинулся вниз.  — Посмотрите, — сказал голос, — полюбуйтесь на вашу работу!  — Сейчас вытурят! — шепнул Остап Ипполиту Матвеевичу.  И точно, на верхнюю палубу, как ястреб, вылетел толстячок.  — Ну, как транспарантик? — нахально спросил Остап. — Доходит?  — Собирайте вещи! — закричал завхоз.  — К чему такая спешка?  — Со-би-рай-те вещи! Вон! Вы под суд пойдете! Наш начальник не любит шутить!  — Гоните его! — донесся снизу ответственный голос.  — Нет, серьезно, вам не нравится транспарант? Это, в самом деле, неважный транспарант?

      Продолжать игру не имело смысла. «Скрябин» уже пристал к Васюкам, и с парохода можно было видеть ошеломленные лица васюкинцев, столпившихся на пристани.  В деньгах категорически было отказано. На сборы было дано пять минут.

     На пристани концессионеры остановились и посмотрели вверх. В черных небесах сиял транспарант.

 — М-да, — сказал Остап, — транспарантик довольно дикий. Мизерное исполнение.  Рисунок, сделанный хвостом непокорного мула, по сравнению с транспарантом Остапа показался бы музейной ценностью. Вместо сеятеля, разбрасывающего облигации, шкодливая рука Остапа изобразила некий обрубок с сахарной головой и тонкими плетьми вместо рук».

     Корявость пугает своей отвратностью, заскорузлостью и шероховатостью. Поэтому люди стараются избегать как внешней, так и внутренней корявости.

Когда-то я стану бабушкой,

Седой и корявой старушкой

В засаленном старом фартушке,

С привязанной к попе подушкой.

И, ползая неуверенно,

Себе помогая клюшкой…

Нет, нет, я совсем не уверена,

Что буду такой старушкой…

С зажатой в зубах сигареткой,

 С блестящей сережкой в ухе

Я буду старой кокеткой

На зависть другим старухам!

Я буду внучке подружкой,

А внуку – партнершей в танце.

Я буду смотреть порнушку

И сочинять романсы!!!

     Мастером корявых фраз был Виктор Черномырдин. После смерти экс-премьер оставил россиянам бесценное наследство корявости.

       – Вас хоть на попа поставь, хоть в другую позицию — все равно толку нет!

       – А кто попытается мешать — о них знаем мы в лицо! Правда там не назовёшь это лицом!

       – А раньше где были? Когда думать было надо, а не резать сплеча семь раз… А сейчас спохватились, забегали. И все сзади оказались. В самом глубоком смысле. А Черномырдин предупреждал.

       – Ввяжемся в драку — провалим следующие, да и будущие годы. Кому это нужно? У кого руки чешутся? У кого чешутся — чешите в другом месте.

       – Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.

      – Вообще, странно это, ну, просто странно. Я не могу это ещё раз, я не знаю и не хочу этого. Это не значит, что нельзя никого. Ну, наверное, кого-то, может быть, и нужно. Кого-то вводить, кого-то выводить.

       – Все те вопросы, которые были поставлены, мы их все соберем в одно место.

       – Всю теорию коммунизма придумали двое евреев…. Я Маркса с Энгельсом имел.

       – Говорят, наш спутник без дела висит. У нас много чего висит без дела, а должно работать!

       – Если бы я всё назвал, чем я располагаю, да вы бы рыдали здесь!

       – Если делать — так по-большому!

       –  Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.

       – Зачем нам куда-то вступать? Нам не надо никуда вступать! Мы обычно уж если начнем куда-то вступать, так обязательно куда-нибудь и наступим!

       – Здесь вам не тут!

       – Кто говорит, что правительство сидит на мешке с деньгами? Мы мужики и знаем, на чем сидим.

       –  Кто мне чего подскажет, тому и сделаю.

       – Курс у нас один — правильный.