RSS Feed

Корыстолюбие

12.06.2013 by petr8512

Корыстолюбие отнимает у людей самые заветные чувства —

 любовь к отечеству, любовь семейную, любовь к добродетели и чистоте.

Саллюстий

      Корыстолюбие как качество личности – склонность идеализировать выгоду, использовать других в своих целях.

     В «Нефритовых четках» герой Б. Акунина говорит, что причинами любого преступления служат «либо асть, либо ысть, либо есть, либо ость», то есть, должна присутствовать страсть, корысть, месть или опасность. И он, безусловно, прав, потому что мотивом многих убийств, ограблений, краж, обмана, насилия и коварства как раз является корыстолюбие. Это качество личности рождает бесчеловечность, жестокость, огрубление сердца, зависть, вероломство и расчетливость.

       Материальный мир, в котором мы живем, – мир корыстолюбия, в котором большинство людей потребляет других, общаются с другими людьми лишь потому, что от них что-то можно получить для себя. В корыстолюбии реализуется основной закон материального мира. Корыстолюбивый человек в принципе не может обрести настоящее счастье. Его доля – иллюзия счастья.

      Суть данного качества проявляется в порабощении воли и неодолимом стремлении извлечь из всего максимум прибыли, выгоды, преимуществ, дивидендов и льгот. Акцент делается на какие-то будущие преимущества: получить одобрение, повышение по службе, словом, извлечь какую-либо материальную или иную выгоду. Иными словами, корыстолюбие по своей природе целенаправленно, активно и предприимчиво. Как голодная собака ищет кость, корыстолюбие выискивает во всем возможность поживиться. Жажда наживы, выгода для корыстолюбия и бог и царь. Ей оно придает избыточное значение и важность. Все прочее уходит на задний план, становится второстепенным или малозначимым.

          Для людей, живущих под влиянием страсти или невежества, корыстолюбие вполне приемлемое, по их разумению, качество личности. Корыстолюбие – это думающая, элитная, предприимчивая жадность. Множество положительных качеств личности в связке с корыстолюбием пышно расцветают и реализуются в достижении своих целей, успешном бизнесе, творческой работе и научных открытиях. При этом нивелируется такая отрицательная сторона корыстолюбия как вред для других людей. Предприниматель или ученый начинают накапливать свои достижения и успехи. Корыстолюбие придает этому накопительству силу намерения, твердость духа и упорство. Оно подгоняет их: «Надо опередить конкурентов. Опоздаем, будем вторыми. Упустим выгоду.  Надо дерзать».  На австралийском гербе присутствует кенгуру как символ прогресса. Это животное не умеет прыгать назад, только вперед. Взгляд корыстолюбия всегда устремлен в будущее. Поэтому из чувства справедливости на гербе корыстолюбия следует сделать почетную надпись: «Вперед в будущее».

      Множество наших поступков корыстны. Мы работаем ради зарплаты. Субботник – это бескорыстный труд. Вспомним строки В. Маяковского: «Работа  трудна, работа томит. За нее никаких копеек. Но мы  работаем, будто мы делаем величайшую эпопею». Если мы делаем что-то для других, не ожидая одобрения, почестей и выгоды, значит, наши действия носят бескорыстный характер. Мать накормила грудного ребенка или приготовила мужу ужин просто из чувства любви, не ожидая одобрения или какой-то компенсации. Корыстолюбие оскверняет и разрушает межличностные отношения. Как только в семье воцаряется корысть, наступает постепенный разлад отношений. Каждый эксплуатирует другого, ты мне – я тебе, но сначала ты мне должен дать, а я потом, если не забуду.

      Для материального мира в обычной человеческой корысти нет ничего противоестественного. Мужчина знакомится с женщиной, кто-то устраивается на работу. Во всем этом присутствует корысть и для мира страсти это нормально. Другое дело, когда для повышения по службе человек не брезгует никакими средствами – подсиживает, кляузничает и подставляет конкурентов, то есть подличает.  Все его неблаговидные поступки продиктованы жаждой выгоды, которую он извлечет от новой должности. Нет ничего плохого в желании карьерного роста. Но когда корысти  придается избыточное значение, когда от нее страдают другие люди, когда ее любят (корыстолюбие), значит, мы имеем дело с пагубной страстью. Если в слове «корыстолюбие» убрать букву «с», мы получим суть этого понятия – дорваться до корыта и никогда от него не отрываться.

         Корыстолюбие охватывает как приходные, так и расходные операции, то есть распространяется и на накопление и на потребление. На минусе тоже можно извлечь выгоду. Например, коллекционер выкупил весь тысячный  тираж марок, сжег его, оставив одну единственную марку. Другим коллекционерам нанесен вред – они уже никогда не смогут собрать полную коллекцию марок по этой тематике. В то же время корыстолюбец, владея уникальной маркой, может получить за нее денежный эквивалент, гораздо превышающий стоимость всего тиража. Или такой пример. Землевладелец собрал урожай хлеба и, несмотря на голод, выжидает, когда цены подскочат. Корыстолюбие не интересуют страдания людей, главное для него – получить сверхприбыль.

         Корыстолюбие – это всегда действие или бездействие, направленное на получение выгоды. Пожелание смерти родственнику для получения наследства корыстолюбием не является, потому что отсутствуют конкретные действия по ускорению кончины. Анекдот в тему. В семье умирает теща и вдруг говорит: «Смотрите, муха по потолку ползет».  На что зять ласково так замечает: – Мама, не отвлекайтесь, пожалуйста!» Желание зятя – это только желание и все. Другое дело, когда зять держит тещу над балконом тринадцатого этажа и говорит: «Другой бы на моем месте тебя застрелил или задушил, а я тебя просто отпускаю». Вот это корысть в чистом виде.

          Корыстолюбие – это жажда иметь, стяжать блага под видом пользы, чтобы сказать о них: мои.  Под влиянием тщеславия корыстолюбие становится пышным, от гордости и властолюбия – оборотистым, от безумия – скупым. Оно всегда беспокойно и тревожно, шага не сделает без выгоды. Каждый жест, слово или мысль корыстолюбия должны приносить дань. Оно, как царь Мидас, возжелало, чтобы все, к чему оно прикасалось, превращалось в золото. Но корыстолюбие не глупо, как Мидас. Когда Дионис ушел, Мидас решил проверить, как исполняется его желание на счет золота. Он помчался по дворцу, касаясь всего, мимо чего проходил. Сорвет зеленую ветвь с дуба – в золотую превращается ветвь в его руках. Сорвет в поле колосья – золотыми становятся они, и золотые в них зерна. Сорвет яблоко – яблоко обращается в золотое, словно оно из садов Гесперид. Когда он мыл руки в придорожном источнике, вода стекала с них  золотыми каплями. Все, к чему прикасался Мидас, тотчас обращалось в золото. Превращать все в выгоду – голубая мечта безумного корыстолюбия – алчности.

       Между алчностью и корыстолюбием разница лишь в степени овладения личностью. Алчность – это безумное корыстолюбие. Она направлена получить как можно больше, только к этому домешивается патология, маниакальная страсть. Скупость отличается от алчности и корыстолюбия способом достижения результата. Она мечтает вообще ничего не тратить. Девиз скупости – владеть, но не пользоваться. Скупость сходит с ума по-своему – не от накопления, как алчность, а от не потребления. Жадность, как и корыстолюбие, охватывает обе стороны жизни – и накопление и потребление, на то она и жадность. Идеализация владения или потребления составляет суть этого понятия. В отличие от корыстолюбия жадность, зачастую, бесцельна, примитивна, мелочна, упряма, не предприимчива и глупа.

      Жадности не дано проанализировать возможные сценарии действий соперников и конкурентов, просчитать на несколько шагов вперед ход развития событий. Жадность, как ребенок, у которого забирают его игрушку, говорит: «Не дам. Это мое».  Жадность из-за своей глупости, консервативности и мелочности упустит выгоду там, где корыстолюбие многоходовой комбинацией вычислит ее. Если корыстолюбие направлено на извлечение личной выгоды во вред другим, то жадность из-за своей никчемности и безрассудности, обычно, приносит вред самой себе. Когда жадность стоит под закрытыми дверями «МММ», его сотрудники говорят: «Наши клиенты – глупые и жадные. Глупые – потому что отдали нам деньги, а жадные – потому что требуют их обратно».