RSS Feed

Кровожадность

29.05.2014 by petr8512

Жажда золота, власти и наслаждений плодит людей кровожадных.
П. Буаст

Комар в лепешку готов разбиться, лишь бы крови моей напиться!

Степан Балакин

Если человек решил убить тигра, это зовется спортом; а если тигр решил

 убить человека, это зовется кровожадностью.

Бернард Шоу

      Кровожадность  как качество личности – склонность получать наслаждение от чужой пролитой крови, жаждать крови, изощренных убийств, крайней жестокости, свирепости; проявлять повадки хищного зверя.

    – Когда я был в пустыне, — сказал однажды Ходжа Насреддин, — я заставил бежать целое племя наводящих ужас кровожадных бедуинов. — Однако, как вы это сделали? — Легко. Просто я побежал, а они побежали за мной.

     Лучшая форма жадности – жадность истины, знаний. Худшая – кровожадность – когда человек получает удовольствие от вида истекающей кровью жертвы. Доблестный воин, убивая в бою противника, не испытывает к нему ненависти. Он убивает из чувства долга. За убийство врага он даже не зарабатывает плохой кармы. Когда мы исполняем свой долг, плохая карма не нарабатывается. Совсем иное дело, когда человеку нравится проливать кровь, когда он получает от этого удовольствие. За это он будет отвечать по полной программе, как убийца – маньяк.

      Кровожадный человек теряет в бою человеческое лицо. В кровожадности нет доблести и благородства воина. Тем более там нет чести и достоинства. Для настоящего воина смерть лучше бесчестия. Кровожадному наплевать на честь, у него бурлит кровь при виде чужой крови, для него это лучшая картина жизни. Для кровожадности кровь – водица. От ее вида он тащится, ловит адреналин и гормоны удовольствия. Когда воин погибает в бою за свои идеалы, нравственные принципы, он вновь рождается в человеческом теле. Но когда в бою проявляется кровожадность, в следующей жизни она приходит в сознание от того, что хвостатая мама вылизывает ей нос.      

      Жизнь – бумеранг. Какая ответственность предусмотрена за кровожадность? Читаем в Ведах: «Слепни и прочие мелкие кровопийцы не ведают о той боли, что причиняют они людям, потому не несут кары за свою кровожадность. В отличие от них человек сознает, как мучаются его жертвы. Потому лишая жизни или калеча братьев своих меньших, он принужден отвечать за свои злодеяния. Убийц и мучителей животных бог судьбы Яма низвергает в ад…, где на грешника нападают птицы, звери, гады, слепни, вши, черви и прочие существа, коим он некогда причинял страдания. Бывшие жертвы набрасываются на своего палача со всех сторон, лишая его сна и покоя. И бродит он неприкаянный во мраке многие тысячи лет». И далее: «Кто поедает человеческую плоть, тот отправляется в ад…, где бывшие жертвы в обличии кровожадных оборотней отрывают от него куски и в бесноватом веселье пожирают его плоть, у него на глазах и запивают его кровью».

      Кровожадность – ощущать вкус счастья от чужой крови. Мировая история оставила множество примеров кровожадности. Английская  «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В сравнении с ней любивший каяться Иван Грозный – невинное дитя.

    На протяжении почти всей истории человеческая жизнь стоила в Западной Европе ничтожно мало, – пишет Михаил Силаньбев.    Казни были основным общественным развлечением лондонцев в течение многих веков. Главная виселица представляла собой хитроумную поворотную конструкцию: там, на разновысоких балках, были 23 петли, так что она, возможно, что-то напоминала англичанам – то ли ёлку с украшениями, то ли что-то ещё. У неё было и более нейтральное имя – «машина Деррика», по фамилии самого заслуженного из здешних палачей, бытовала даже поговорка «надёжный, как машина Деррика». Там, где нынче Паддингтонский вокзал, стояла ещё одна знатная виселица, устроенная, в отличие от предыдущей, без всяких затей: три столба, три перекладины, по восемь петель на перекладине, так что можно было разом повесить 24 человека – на одного больше, чем «у Деррика». Историк Лондона Питер Акройд перечисляет ещё с дюжину известных мест казней, добавляя, что нередко виселицы стояли просто на безымянных перекрёстках. И работали они без простоев, недогрузки не было. В толпе зрителей время от времени случалась давка, число затоптанных насмерть однажды (в начале XIX века) достигло двадцати восьми.

   Крестоносцы в ходе альбигойских войн вырезали больше половины населения  Южной Франции. Усмиритель Пруссии, великий магистр ордена крестоносцев Конрад Валленрод, разгневавшись на курляндского епископа, приказал отрубить правые руки всем крестьянам его епископства. И это было исполнено! 16 февраля 1568 года (время разгара опричнины Ивана Грозного) инквизиция осудила на смерть всех (!) жителей Нидерландов как еретиков, а испанский король Филипп II приказал привести этот приговор в исполнение. Это не вполне удалось, но королевская армия сделала, что смогла. Только в Харлеме было убито 20 тысяч человек, а всего в Нидерландах – 100 тысяч.

    1 августа  1793 г. революционный французский Конвент издал декрет с предписанием «уничтожить Вандею». В начале 1794г. армия взялась за дело. «Вандея должна стать национальным кладбищем», – провозгласил храбрый генерал Тюрро, возглавивший «адские колонны» карателей. Расправа длилась 18 месяцев. Расстрелов и гильотин (из Парижа доставили даже детские гильотины) для исполнения указа оказалось недостаточно. Уничтожение людей происходило, по мнению революционеров, недостаточно быстро. Решили: топить. Город Нант, как пишет Норман Дэвис, был «атлантическим портом работорговли, в связи с чем здесь под рукой имелся целый флот огромных плавучих тюрем». Но даже этот флот быстро иссяк бы. Поэтому придумали выводить гружённую людьми баржу на надёжной канатной привязи в устье Луары, топить её, потом снова вытаскивать канатами на берег и слегка просушивать перед новым употреблением. Получилось, пишет Дэвис, «замечательное многоразовое устройство для казни». Просто умерщвлять людей затейникам было мало. Они  находили удовольствие в том, чтобы  до погрузки на баржи срывать с них одежду и связывать попарно. Беременных женщин обнажёнными связывали лицом к лицу со стариками, мальчиков со старухами, священников с девушками, это называлось «республиканскими свадьбами».

    Чтобы спрятавшиеся в лесах не выжили, а умерли от голода, был вырезан скот, сожжены посевы и дома. Якобинский генерал Вестерман воодушевлённо писал в Париж: «Граждане республиканцы, Вандея более не существует! Благодаря нашей свободной сабле она умерла вместе со своими бабами и их отродьем. Используя данные мне права, я растоптал детей конями, вырезал женщин. Я не пожалел ни одного заключённого. Я уничтожил всех». Обезлюдели целые департаменты, было истреблено, по разным подсчётам, от 400 тысяч до миллиона человек. Как ни печально, национальную совесть Франции Вандея, судя по всему, не мучает.

    Американский историк Дэвид Стэннард в своей книге «Американский холокост: завоевание Нового Света» показал, что освоение Америки сопровождалось самой страшной этнической чисткой в истории человечества: за 400 лет пришельцы из Старого Света физически уничтожили около ста миллионов (!) коренных жителей. На Пятом континенте англичане истребили большинство австралийских аборигенов и всех (!) тасманийцев.

    Кровожадность ярко проявляется в маньяках – убийцах. Вошедшая в историю как «Кровавая герцогиня», Элизабет Батори вместе со своими четырьмя помощниками была признана виновной в убийстве 600 женщин, большей частью девственниц. Жажда убивать завладела герцогиней после смерти мужа от ранения в бою. Батори была в признана виновной в убийстве 80 женщин, но формально пред судом так и не предстала, так как было решено не наносить удар по доброй репутации ее громкой фамилии – в качестве наказания ее заключили в одну из частей ее же замка под домашний арест. Батори скончалась через четыре года после вынесения более чем мягкого приговора. Несмотря на то, что дело пытались замять, легенды о кровавой истязательнице, причислявшие ее к продолжателям лютых «традиций» Влада Дракулы, распространились по всей Европе. Если верить сказаниям, изуверка любила купаться в ванне, наполненной кровью девственниц, считая это отличным средством омоложения. Элизабет Батори стоит первой в списке самых ненасытных женщин-убийц всей истории человечества.