RSS Feed

Лихачество

13.07.2014 by petr8512

А может автомобили лихачей пора именовать уже одноразовыми?

Леонид С. Сухоруков

Лихачи, верьте, что ангелы будут обнимать вас крыльями

так же крепко, как ваша машина…столб!

Черный юмор

Жизнь каждого принадлежит отечеству, и не удальство, а только истинная храбрость.

П.С. Нахимов

      Лихачество  как качество личности –  склонность  ради удальства пренебрегать правилами безопасности, совершать бессмысленные, вредные или преступные действия.

    Фаина Раневская вернулась домой бледная, как смерть, и рассказала, что ехала от театра на такси. — Я сразу поняла, что он лихач. Как он лавировал между машинами, увиливал от грузовиков, проскакивал прямо перед носом у прохожих! Но по-настоящему я испугалась уже потом. Когда мы приехали, он достал лупу, чтобы посмотреть на счетчик!

       Лихачество – дочь неуважительности к людям и эгоизма. Лихач – бедовая, бесшабашная голова.  Если глубоко копать, главная причина лихачества – неуважительность к людям и махровый эгоизм. Водитель – лихач, водитель – палач. Если кому-то захотелось, чтобы в крови закипел адреналин, это не означает, что можно забыть о безопасности других людей. Откровенно «летать» по городским улицам через сплошную линию, подрезать других участников движения и абсолютно не думать об окружающих – вот почерк лихачества. Люди для них не существуют. В лучшем случае они презирают тех, кто передвигается пешком. К тихоходам они тоже относятся пренебрежительно: «Плетешься как черепаха! Не можешь ехать – ходи пешком!»

      Лихачество – следствие низкой культуры и неуважительности к людям.  Как правило, лихачами становятся дети обеспеченных родителей. Один руководитель ОГИБДД рассказывает: «Чаще всего это молодой человек в возрасте 18-23 лет, который еще не успел «опериться», но уже считает себя хозяином жизни. На дороге они ведут себя очень дерзко, с сотрудником ДПС разговаривают по-хамски, нередко и оскорбляют. В моей практике бывали даже случаи, когда такие нарушители угрожали расправой».

   Каковы причины возникновения лихачества и закрепления его как качества личности:

  1. неуважительность к людям;
  2. низкий уровень культуры;
  3. идеализация своих способностей и возможностей;
  4. ярко проявленный эгоизм (безудержность в своих желаниях);
  5. неэффективная организация дорожного движения;
  6. недостаточно жесткие санкции за нарушение правил;
  7. привилегированное положение участников дорожного движения; 
  8. обладание «особыми» номерами;
  9. тонированные стекла;
  10. высокая цена автомобиля;

     Неисправимым лихачом был Леонид Ильич Брежнев. Его биограф Иван Барыкин рассказывает,  в коллекции машин вождя по одним утверждениям было 324 единицы, а по другой – 68. Разночтение объясняется просто: генсек раздаривал автомобили друзьям, кроме того, с десяток угробил в сумасшедших гонках. О страсти вождя знали немногие. Личная охрана хваталась за голову, когда Леонид Ильич садился за руль.  По самым скромным подсчетам, стоимость коллекции превышала годовой бюджет не самой бедной африканской страны. В «конюшне» генсека стояли эксклюзивные «Шевроле-Бэль-Эйр» – подарок Хрущева, немецкий «Опель-Капитен» – такие были только у бонз Третьего рейха, американский «Крайслер-300», итальянская «Мазерати», три «Мерседеса-600» (каких в мире тогда имелось всего семь штук)… Далее в списке шли два «Кадиллака» (подарок президента США Никсона), «Линкольн-Континенталь» (любимый автомобиль Брежнева), японский «Ниссан-Президент» (подарок премьера Японии), два «Роллс-Ройса» (на одном из них генсек ездил на охоту). Для приведения всего списка понадобилось бы немало строк: 68 импортных, остальные – последние модели «Волг», «Чаек» и «ЗИЛ-115».

     Все машины были подарены президентами, премьерами зарубежных стран, генсеками братских партий, а отечественные сделаны с учетом предпочтений Брежнева. Не имелось в них лишь одного – «защиты от дурака», тогда ее еще не придумали. Я имею в виду сегодняшние «автостопы» для нетрезвых водителей. А Леонид Ильич частенько садился за руль «слегка нетрезвым», хотя знал меру.

    У генсека была мгновенная реакция, но в аварии он попадал. Первая произошла в 1970-е годы по дороге из Завидова в Москву. Брежнев мчался на «Ниссане-Президенте». Неожиданно спустило правое колесо, но генсек справился с управлением. Второе ЧП случилось несколькими годами позже. Брежнев решил покатать двух молоденьких врачих из пансионата в Крыму, где отдыхал. Под визг симпатичных пассажирок он сильно разогнался на узком горном серпантине, не заметил, как проехал нужный поворот, и резко нажал на тормоза. Машину занесло, она ударилась передним крылом о скалу и нависла над 50-метровым обрывом. Подоспевшая охрана извлекла из салона женщин с многочисленными ссадинами и растерянного генсека – без единой царапины.

    Последняя авария, а их было с полдюжины, случилась в 1980 году, когда Брежнев на «Роллс-Ройсе» ехал на дачу в Завидово. Обогнав машины охраны, генсек вдруг метнулся влево и врезался в «МАЗ» – передок «Роллс-Ройса» всмятку. Охранники уже видели себя на нарах, но Брежнев лишь изумился: какого лешего он сделал этот маневр?..

      Леонида Ильича хранил талисман. В 1969 году в первых числах января во время официального визита Брежнева в Индию далай-лама, бежавший из Тибета, подарил генсеку черного кота, наделенного якобы даром предвидения, – рассказывал Владимир. – Духовный лидер Тибета уверял, что животное сможет уберечь своего хозяина от опасности. Причем предупредил, что кормить кота должен сам Леонид Ильич, и только сырым мясом. Как только животное издохнет, его хозяину останется жить недолго. Брежнев тогда посмеялся, но подарок принял. Нарекли кота Ламой – в честь дарителя. Кот никого, кроме хозяина, к себе не подпускал. Пищу – огромный кусок свежей телятины – принимал только из рук Брежнева. Вспомнить о словах далай-ламы ему пришлось дважды. В первый раз – 22 января 1969 года, когда по машине генсека у Боровицких ворот сделал несколько выстрелов из «макарова» младший лейтенант Ильин. Водитель Шарков был убит. Генсек не пострадал, но вспомнил, что с утра кот Лама не отходил от него ни на шаг, терся о ноги и жалобно мяукал. Второй случай произошел 20 февраля 1970 года. В тот день Лама тоже не отходил от хозяина, не давал выйти из квартиры, хватал зубами за брюки. Леонид Ильич, вспомнив предостережение далай-ламы, решил не ехать, отпустил машину с водителем. Автомобиль врезался в трейлер. Охраннику, что сидел на месте Брежнева, снесло полчерепа. В последующем Брежнев всегда обращал внимание на то, как ведет себя кот.

   Весной 1982 года Лама погиб под колесами машины. После смерти пушистого талисмана здоровье генсека резко ухудшилось, и 10 ноября 1982-го его не стало. Такая вот история. Что же касается машин, то до самых последних дней Леонид Ильич не забывал свою страсть. Уже болея, шаткой походкой выходил под руку с охранником к гаражу, где стоял его любимый «Роллс-Ройс». Открывал дверцу, садился на водительское место, заводил машину, включал дворники. Посидев несколько минут, вздыхал, вылезал и долго гладил капот. Словно прощался с дорогим существом…

    О давней страсти советского лидера знали и зарубежные политики. И в Москву они приезжали не с пустыми руками. Транспортным самолетом доставляли генсеку очередную «игрушку», сделанную по спецзаказу, стоимостью в десятки тысяч долларов. Особенно щедрым был американский президент Ричард Никсон. Он знал, что Леонид Ильич «не похоронит загнивающий империализм», как это собирался сделать Хрущев. И однажды, во время очередного приезда Брежнева в США, президент на себе испытал все прелести вождения автомобиля советским лидером. Когда перед высоким гостем предстал роскошный «Линкольн-Континенталь», Брежнев остолбенел. Он обошел автомобиль, сел в кабину и долго изучал «навороченную» панель приборов. «Поехали», – сказал он по-русски Никсону и подтолкнул его к сиденью. Никсон побледнел. Он был наслышан о лихачестве советского гостя, но вида не подал и занял пассажирское место. Что произошло потом, описала «Нью-Йорк таймс», корреспондент которой брал у Никсона интервью.

    «Брежнев настоял на том, что надо немедленно опробовать подарок, сел за руль и с энтузиазмом подтолкнул меня на сиденье. Начальник моей охраны побледнел, когда это увидел. Мы помчались по одной из узких дорог, идущих по периметру вокруг Кэмп-Дэвида. Я мог только представить, что случится, если джип секретной службы из моей охраны внезапно появится из-за поворота. В одном месте был очень крутой спуск с ярким знаком и надписью “Опасный поворот”. Брежнев ехал со скоростью выше 60 миль в час, когда мы приближались к спуску. Я подался вперед и закричал: “Медленный спуск, медленный спуск!” Но Брежнев не обратил на это внимания – скорее всего, потому, что не владел английским. Пронзительно завизжали покрышки, когда он все же нажал на тормоза и повернул. В конце поездки, когда подошел переводчик, Брежнев сказал мне: “Хороший автомобиль. Отлично идет по дороге”. “Вы великолепный водитель, – дипломатично сказал я в ответ. – Я никогда не смог бы повернуть на такой скорости”».

    Брежнев поразил быстрой ездой и Генри Киссинджера, тогдашнего госсекретаря США. «Однажды, дело было под Москвой, – вспоминал тот, – Брежнев подвел меня к “Кадиллаку”. Мы помчались на большой скорости по извилистым сельским дорогам, так что оставалось только молиться, чтобы на ближайшем перекрестке появился полицейский и положил конец этой рискованной езде. Но он так и не появился, да и вряд ли посмел бы остановить машину, которую вел Леонид Ильич».