RSS Feed

Лихоимство

01.07.2013 by petr8512

 Глаза золотом запорошат – ничего не увидишь.

  Пословица                           

         Лихоимство как качество личности – склонность проявлять страсть, состоящую в получении выгоды от затруднительного положения другого человека, искажать существо вопроса в интересах просителя, быть подкупным служителем.

        Как-то Петру Первому донесли о живущем в Москве очень изворотливом стряпчем. Он прекрасно знал законы и даже давал за соответствующее вознаграждение консультации московским судьям в особо трудных случаях. Император решил с познакомиться с таким уникумом. Стряпчий так понравился Петру, что тот назначил нового знакомца судьей в Новгород. Отправляя на место службы судью, Петр сказал, что верит в его безусловную честность. А между тем вскоре до императора дошло, что его ставленник лихоимствует и дела решает соответственно. Петр произвел строгую проверку, убедился в виновности судьи и только после этого призвал его к себе. – Почему ты нарушил данное мне слово и стал взяточником? – спросил император судью.
– Мне не хватало жалованья, государь, – ответил судья. – И я, чтобы не залезать в долги, стал брать взятки. – Сколько же тебе нужно, чтоб оставаться неподкупным? – поинтересовался Петр. – По крайней мере вдвое против того, сколько получаю теперь. – Хорошо, – сказал император, – я прощаю тебя. Ты будешь получать втрое против нынешнего. Но если узнаю, что ты принялся за старое, повешу! Судья вернулся в Новгород и несколько лет не брал ни копейки, а потом решил, что император обо всем забыл, и по-прежнему стал принимать подношения. Узнав о новых прегрешениях судьи, Петр призвал виновного к себе, изобличил и сказал: – Ты не сдержал данного мне, твоему государю, слова, а я сдержу свое слово, данное тебе, моему слуге. И приказал судью повесить.

      «Лихое лихим и называют, а доброе добром поминают», – гласит русская пословица. В «Православном катехизесе» лихоимство трактуется в контексте «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних, например, когда заимодавцы обременяют должников процентами, когда владельцы изнуряют зависящих от них излишней работой, если во время голода продают хлеб по завышенной цене». В широком смысле «лихоимство» означает вообще любостяжание, жадность, страсть сребролюбия. Святой Феофан Затворник под лихоимством понимал «страсть иметь все больше и больше, от которой умножение стяжаний без разбора средств, чрез обман в сделках и торговле, чрез неправый рост и воровство».

      Как-то Александр Сергеевич Пушкин был в гостях у жены обер-прокурора – а должность эта считалась весьма доходной. Пушкин сидел на кушетке, а возле него лежал огромный кот. Пушкин гладил его, кот выражал удовольствие мурлыканьем. Наконец хозяйка пристала к Пушкину с просьбой об экспромте. Пушкин, как бы, не слыша хозяйку, обратился к коту: «Кот Васька плут. Кот Васька вор. Ну, словно обер-прокурор».

     В царской России в уголовном праве бесчинства чиновников зачастую проходили по статье о мздоимстве или лихоимстве. Например, взятка, полученная за совершение действия, входящего в круг обязанностей должностного лица трактовалась как мздоимство. Взятка за совершение служебного проступка или преступления в сфере служебной деятельности трактовалась как лихоимство. Другими словами, чиновник, выполнявший свои служебные обязанности и выдававший просителю копию подлинного решения суда только после получения взятки — мздоимец. Чиновник же, выдававший копию решения, в которой существо дело было искажено в интересах взяткодателя — лихоимец.

       Лихоимство в отличие от мздоимства, ограниченного сферой взяток, крутится также в сфере вымогательства. Лихоимец более злостное явление, чем мздоимец. Он грубо вымогает взятку, создает все условия для ее получения, не оставляя взяткодателю практически никакого выбора. Мздоимец сдается под натиском взяткодателя, его нужно уговаривать, искать подход, чтобы подкупить.   Знаешь ли ты, Алексеич, – спросил однажды шут Балакирев Петра Первого при многих чиновниках, – какая разница между колесом и стряпчим? – Большая разница, – сказал, засмеявшись, государь, – но ежели ты знаешь какую-нибудь особенную, так скажи, и я ее буду знать… – А вот видишь какая: одно криво, а другое кругло, однако это не диво. А то диво, что они как два братца родные походят друг на друга. – Ты заврался, Балакирев, – сказал император. – Никакого сходства между спряпчим и колесом быть не может! – Есть, дядюшка, и самое большое! – Какое же это? – И то и другое надобно почаще смазывать…

      Американец Вайненс, долго не получая разрешения на передачу ему хозяйственной ремонтной части Николаевской железной дороги, решил дать взятку. Дело было летом. Вайненс жил на даче под Петербургом, недалеко от лица, от которого зависела резолюция. Вайненс явился к важному чиновнику с огромным зонтом в руках. Чиновник удивился, так как была превосходная погода, на небе ни облачка. Вайненс заявил, что ровно через полчаса начнется проливной дождь. Чиновник принялся уверять, что это невозможно. Вайненс все горячился и, наконец, предложил чиновнику пари: сто тысяч. Чиновник понял, что к чему, принял пари и, конечно, выиграл, так как через полчаса с неба не пролилось ни капли. Вайненс поспешил уплатить, и остался очень доволен дальнейшими событиями.

       Может показаться странным, но человек иногда может даже не догадываться о своем лихоимстве.  Однажды в Москве подали Петру Первому жалобу на судей-взяточников, и он очень разъярился. При этом рядом с императором оказался генерал-лейтенант Иван Иванович Бутурлин и, услышав грозные слова Петра, сказал ему: – Ты, государь, гневаешься на взяточников, но ведь пока сам не перестанешь брать взятки, никогда не истребишь этот порок в своих подданных. Твой пример действует на них сильнее всех твоих указов об истреблении взяток. – Что ты мелешь, Иван?! – возмутился Петр. – Разве я беру взятки? Как ты смеешь возводить на меня такую напраслину? – Не напраслину, а правду, – возразил Бутурлин. – Вот послушай. Только что я с тобой, государь, проезжал через Тверь и остановился переночевать в доме у знакомого купца. А его самого дома не оказалось – был в отъезде. Дома же осталась его жена с детьми. И случилось, что на день нашего приезда пришлись у купчихи именины и она созвала гостей. Только сели мы за стол, как явился староста из магистрата и сказал, что городской магистрат определил собрать со всех горожан деньги, чтобы утром поднести тебе, государь, подарок, и что по доходам купчихиного мужа надобно ей дать на подарок сто рублей. А у нее дома таких денег не оказалось, и она старосту просила подождать до утра, когда должен вернуться муж. Однако же староста ждать не мог, потому что ему было велено к ночи собрать все деньги. Тогда я отдал купчихе сто рублей. А она за это от радости упала мне в ноги. Такие вот добровольные подарки тебе, государь, подносят. Ну и можешь ли ты от подданных требовать, чтоб они не брали ни взяток, ни подарков? – Спасибо тебе, Бутурлин, что вразумил меня, – ответил Петр, и тут же приказал все ранее поднесенные ему подарки возвратить, а впредь категорически воспретил дарить ему что-либо, будь то подношения от частного лица, корпорации или города.