RSS Feed

Лживость

25.06.2013 by petr8512

Если я поймаю сорок штук, — говорил он, — я буду рассказывать, что поймал пятьдесят,    

   и так далее. Но больше я прибавлять не буду, потому что врать — грех.

Джером Джером

        Лживость как качество личности – неспособность принять истину, склонность к систематическому сознательному созданию у других искаженного представления о фактах и событиях ради достижения корыстных целей или для предотвращения негативных последствий.

      Закончив службу, священник объявил: — В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чём пойдёт речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка. В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди объявил: — Прошу тех, кто прочитал семнадцатую главу, поднять руки. Почти все присутствующие подняли руки. — Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, — сказал священник. — У Марка нет семнадцатой главы.

        Первая встреча с лживостью у каждого состоялась, когда ему сунули в рот пустышку.  Уже к 4-5 годам сознательное использование лжи может стать качеством личности. Ребенок страшится наказания и одновременно наблюдает, что честность и откровенность ему «выходят боком». Постепенно он обучается хитрить и не проговариваться, а каждый удачный случай применения лжи приписывать проявлению своего ума, ловкости и «военной хитрости». Накопив удачный опыт лживости, ребенок сам себя уговаривает и оправдывает: «Все говорят о честности и правдивости, а на самом деле просто умеют хорошо врать». Убедив себя в необходимости лжи для хорошей благополучной жизни, он делает лживость постоянным инструментом общения с окружающими. Он уже не дожидается тех или иных обстоятельств, стараясь при каждом удобном случае извлечь выгоду из своего умения лгать. Лживость становится его проявленным качеством личности.

       Обладателем этого качества был гетман Иван Степанович Мазепа – герой или скорее «антигерой» пушкинской «Полтавы». Как пишет о нем известный ученый Н. И. Костомаров, «…это был человек чрезвычайно лживый. Под наружным видом правдивости он был способен представиться не тем, что он был на самом деле, не только в глазах людей простодушных и легко поддающихся обману, но и пред самыми проницательными. При таком-то качестве он мог прельстить Петра Великого и в продолжении многих лет заставить признавать себя человеком самым преданным русскому престолу и русскому государству. Мазепа носил постоянно на себе отпечаток того простосердечия,  который лежит в характере и приемах малоруссов, показывал всегда отвращение к хитрости и коварству, часто отличался добродушною веселостью, всех любил угощать, и казалось, будто у него все сердце нараспашку; через то он располагал к откровенности своих гостей и приятелей и выведывал от них все, что ему нужно было. Перед царем, выхваляя свою верность, он лгал на малорусский народ и особенно чернил запорожцев, советовал искоренить и разорить дотла Запорожскую Сечь, а между тем перед малоруссами охал и жаловался на суровые московские порядки, двусмысленно пугал их опасением чего-то рокового, а запорожцам сообщал тайными путями, что государь их ненавидит и уже искоренил бы их, если бы гетман не стоял за них и не укрощал царского гнева».

       Лживость – это успех ложного эго, доказавшего уму, чувствам и разуму личности, что она всегда и во всем права. Человек, игнорируя очевидные и бесспорные факты жизни,  искренне верит ложному эго, только чувства, как заноза в сердце, продолжают иногда чуть-чуть сопротивляться лживости.  Так, Мата Хари на пике своей карьеры искренне верила в то, что она внебрачная дочь короля Эдуарда VII и бенгальской принцессы, которая воспитывалась в индуистском монастыре и была посвящена в мистерии баядер. О настоящем папе, шляпнике из Голландии, первая в истории звезда стриптиза и не вспоминала.   

      Где истоки лживости? Конечно же, в ложном эго, прежде чем лгать другим, сначала нужно обмануть самого себя, считать себя правым, хотя чувства несмело утверждают обратное. Человек – непревзойденный мастер обманывать сам себя, но обладателям лживости в этом деле просто нет равных. Они умудряются проходить мимо самых очевидных фактов, вроде,  если об этом не думаешь, то этого как бы и нет. Человек боится признать свою неправоту, чтобы лишний раз не связываться со своим ложным эго, вызывающим боль.  Укоренившаяся лживость испытает реальную боль в уме, чувствах или разуме в случае признания собственной неправоты.

    Если лжецу сказать: «Почему ты не соглашаешься, ты же обманываешь сам себя – видишь, что это – правда, а утверждаешь обратное», он не поддастся на уговоры и будет продолжать лгать. Это можно понять – помимо его воли и разума возникает запредельная сила, срабатывающая как защитный рефлекс. Он не может принять истину, для него это, как отрезать палец или ухо. Ложное эго – это не какая-то абстракция, стоя на его платформе, реально физически больно говорить правду. Поэтому, лживость – это неспособность, отсутствие сил принять правду. Человек может понять, осознать, что ему говорят, но принять не в состоянии из-за разрушительного влияния ложного эго.

       Лживость порождает безудержный критицизм, раз сам себя обманул (с позиции ложного эго – это правда), значит, надо другим доказать свою правду. Когда человек неистово доказывает на каждом углу свою правоту, значит, он чувствует свою неправду. С позиции ложного эго он, прежде всего, сам себе еще раз хочет доказать, какой он «пушистый», если люди не соглашаются, значит, они плохие, поэтому их надо критиковать. Верно говорят в народе: «Лживый человек, что уголь: хоть и не обожжёт, так очернит».

        Лживость превращает ложь в норму поведения. Выдвигая тезис: «Истину разумно изменить, если этого требует достижение цели», лживость разрушает всю структуру жизни. Представьте себе, если архитектор, создавая железнодорожный мост, изменяет правила точных наук, ради достижения желанной цели. Ясно, что катастрофа неминуема. Практика, подобная этому лжестроительству,  укоренилась в людской среде, когда, цитируя других, лжецы выдергивают слова из контекста, «пристегивают» их к нужному смыслу, умалчивают все факты, расставляют акценты  в нужном для лжи месте, передают двусмысленную, размытую информацию, фабрикуют факты и суесловят на каждом шагу. Если смотреть формально, вроде бы все верно, если же углубляться в суть вопроса – перед нами лживость во всей своей отвратной наготе с манипулированием фактами. Лживость по природе слаба, не в силах совладать с обстоятельствами жизни, она находит спасительную нишу во лжи. В ней она черпает силы и способности уклоняться от естественного хода событий.

      Лживость – фанатичная правдоискательница. Исказить можно только выведанную правду, поэтому она настойчиво стремится узнать о других людях максимум правдивых сведений. Иными словами, поскольку лживость отрицает правду, то применять свои навыки она может только тогда, когда ей досконально известна правда. Как добро не может существовать без зла, лживость не может обходиться без своей противоположности – правдивости. Всякий человек находится в каждый конкретный период своей жизни в определенной точке на шкале этих антиподов.

     Лживость врет, что блины печет: только шипит, она и хотела бы стать честной, но уже не может действовать иначе. Вранье стало второй натурой, своеобразной привычкой, ее хлебом не корми – дай соврать. Как говаривала Фекла, сваха из гоголевской «Женитьбы», «был у нас и надворный советник, да отказали. Такой уж у него нрав-то странный был: что ни скажет слово, то и соврет, а такой на взгляд видный. Что ж делать, так уж ему Бог дал. Он-то и сам не рад, да уж не может, чтобы не прилгнуть». При этом лживость все свое окружение считает бесчестным, подозревая во лжи. Самооправдываясь и психологически защищаясь, она осознает, что люди с ней будут рассчитываться той же монетой.

   Иллюстрацией к данному тезису может быть отрывок из рассказа А. П. Чехова «Супруга»: «Она пересела на другое место, поближе к нему, чтобы взглянуть на выражение его лица. Она не верила ему и хотела теперь понять его тайные мысли. Она никогда никому не верила, и как бы благородны ни были намерения, она всегда подозревала в них мелкие или низменные побуждения и эгоистические цели. И когда она пытливо засматривала ему в лицо, ему показалось, что у нее в глазах, как у кошки, блеснул зеленый огонек». Похожую мысль высказал и Анатолий Барбакару в своих автобиографических «Записках шулера»: «Профессионал всегда ждет подвоха, потому что сам горазд на подвох. И, похоже, генетические жулики не мыслят себя, да и других без подвоха». Иными словами, лживость стремится объяснить свое аморальное поведение, находя для этого всевозможные причины, ибо, какой бы отвратной она ни была в глазах окружающих, перед самой собой она желает выглядеть достойно и прилично.