RSS Feed

Малодушие

26.04.2013 by petr8512

Если кто-либо знает, какое решение он должен принять, чтобы произвести нечто хорошее или помешать чему-либо дурному, но не делает этого, то это называется малодушием.
Б. Спиноза

        Малодушие как качество личности – склонность проявлять немощь души и, как следствие, отсутствие твердости, силы воли, решительности, уверенности и последовательности в поведении, вплоть до трусости и предательства.

       В битве при  реке Треббии, что в Италии, нашими войсками командовал Александр Васильевич Суворов. Врага было вчетверо больше. Один из полков дрогнул, смалодушничал и в панике побежал. Суворов как раз был рядом. Что может сделать полководец, видя в глазах своих солдат ужас и безумие? Расстреливать? Кричать: «Остановитесь?». Суворов поступил иначе: «Молодцы! Заманивай!», – прокричал он. Поравнявшись с бегущими в панике солдатами, он поскакал впереди, как бы ведя  за собой солдат, крича “Не отставай! Хорошо, что догадались! Заманивай, шибче, шибче, заманивай!” Поддавшись малодушию, бойцы сначала не обращали внимания на поведение командира, сзади французы, пули свистят, мало ли что кричит Ляксандра Василич, но Суворов уже командовал все настойчивее “Ровнее шаг, пускай не отстают, заманивай. Заманивай!” Они уже не бежали, а организованно отступали. Паническое бегство и постыдное малодушие превратились в хитрый маневр. Внезапно Суворов скомандовал “Стой!”. Солдаты остановились. “Вперед, чудо–богатыри, бей штыком, колоти прикладом!” Настроение солдат переменилось, от малодушия не осталось и следа. Рядом был их кумир – любимый Суворов. Французы слишком далеко отошли от основных войск и сейчас были не в самом лучшем положении. И они совершенно не ожидали, что перепуганные русские способны  на кинжальную контратаку. Три дня шло сражение. Победила русская армия. Наши потери — тысяча убитых. Французов — шесть тысяч убитых и двенадцать тысяч пленных.  

       «Малодушие всегда найдет себе философское оправдание», – писал А. Камю. Кому ж хочется признаваться в слабоволии, трусости, неуверенности в себе, боязни навлечь на себя неблагоприятные последствия? Куда проще оправдать немощь души непреодолимостью препятствий, злым роком судьбы, кознями окружающих, переменчивостью фортуны. У малодушного мощный оправдательный механизм безработным не бывает. Мелочные расчеты превращаются в безвыходную ситуацию, при которой малодушие не могло поступить как-то иначе. Пагубное стороннее влияние становится принципиальностью и обязательностью. Потеря твердой уверенности в достижении цели объясняется благоразумием, маневренностью и новой целенаправленностью. Малодушие, как правило, приводит к конформизму, заискиванию, лицемерию, угодничеству, боязни открытого конфликта и действиям исподтишка.

        Зачастую люди малодушничают, но, занимаясь самообманом, думают, что они проявляют смиренность. Уступать в результате давления – это не смиренность. Например, преподаватель не может справиться с аудиторией, малодушничает и говорит студентам: «Делайте что хотите, только посещайте лекции». Смиренный человек будет выполнять свои обязанности, но при этом не позволит студентам «ходить по головам». Он скажет им: «Отсутствие дисциплины и смиренности не позволит Вам усвоить материал. Я вас уважаю, понимаю, как Вы устали, поэтому я готов читать лекции в предельно простом изложении. Готов отвечать на Ваши вопросы. Словом, по Вашему желанию мы можем изменить форму подачи лекций, но с дисциплиной я шутить никому не позволю». Такого человека, в отличие от малодушного, будут по-настоящему уважать.

        В книге Г. Белых и А. Пантелеева «Республика ШКИД» как раз описан такой эпизод. В школу приходит преподаватель литературы. Понимая, насколько перед ним опасный контингент учащихся, он смалодушничал, не решился достучаться до разума бывших беспризорников и сразу стал с ними заискивать. Придя в класс, он сказал: «- Не правятся мне ваши педагоги. Больно уж они строги к  воспитанникам. Нет товарищеского подхода. Класс удивленно безмолвствовал, только один  Горбушка  процедил  что-то вроде “угу”.  Разговор  не  клеился.  Все  молчали.  Вдруг  воспитатель,  походив  по комнате, неожиданно сказал:      – А ведь я хороший певец.  – Ну? – удивился Громоносцев.  – Да. Неплохо пою арии. Я даже в любительских концертах выступал.      – Ишь ты! – восхищенно воскликнул Янкель.  – А вы нам спойте что-нибудь, – предложил Японец.      – Верно, спойте, – поддержали и остальные. Пал Ваныч усмехнулся. – Говорите, спеть? Гм… А урок?.. – Ладно, урок потом. Успеется,  –  успокоил  Мамочка,  не  отличавшийся большой любовью к урокам. – Ну ладно, будь по-вашему, – сдался воспитатель…  – Что уж с вами делать, мерзавцы этакие! Так и быть,  спою  вам  сейчас студенческие куплеты. Когда, бывало, я учился, мы всегда их певали. Он опять откашлялся и вдруг, отбивая ногой такт, рассыпался в  задорном мотиве: Не женитесь на курсистках, Они толсты, как сосиски, Коль жениться вы хотите, Раньше женку подыщите, Эх-эх труля-ля… Раньше женку подыщите… Класс гоготал и взвизгивал. Мамочка, тихо всхлипывая короткими смешками, твердил, восхищаясь: – Вот это здорово! Сосиски. Бурный такт песни закружил  питомцев.  Горбушка,  сорвавшись  с  парты, вдруг засеменил посреди класса, отбивая русского.  А Пал Ваныч все пел: Поищи жену в медичках,     Они тоненьки, как спички, Но зато резвы, как птички. Все женитесь на медичках. Ребята развеселились и припев пели уже  хором,  прихлопывая  в  ладоши, гремя партами и подсвистывая. По классу металось безудержное: Эх-эх, труля-ля… Все женитесь на медичках…»

     Иоанн Златоуст говорил: «Малодушен не переносящий обид, малодушен не переносящий искушений». В малодушии отсутствует вера. Вера – это связь с кем-то. Малодушный человек не находит в себе опоры и потому постоянно зависим от поддержки других. Его спасет общество смелых и решительных людей. Здесь он может затеряться и не обнаружить свое порочное качество личности. Но когда он лишен связи с сильными людьми, когда он остается наедине с собой и с трудными ситуациями жизни, страх становится его господином. Малодушие – следствие страха, за которым отсутствует вера.

    В начале правления династии Восточная Хань (25 — 220) вражеские войска совершили ночной набег в расположение У Ханя, начальника войскового приказа. Все вокруг пришли в замешательство, лишь один У Хань невозмутимо продолжал лежать на своём ложе. Когда солдаты увидели, что их военачальник сохраняет присутствие духа, их растерянность улеглась, и они вскоре пришли в себя. Теперь У Ханю нельзя было терять ни минуты. Он приказал своим отборным частям предпринять в ту же ночь ответную вылазку. Вскоре противник был обращён в бегство. У Хань воздействовал на своих подчинённых не напрямую, например, угрожая сурово наказать растерявшихся воинов, а потушил пламя охватившего их страха. Малодушие было задавлено на корню.