RSS Feed

Мотивированность

19.06.2013 by petr8512

 

«За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, незамечаемых нами мотивов». З.Фрейд

          Мотивированность  как качество личности – склонность действовать при наличиии достаточно убедительной мотивировки, мотивации.

       Когда нам семьдесят лет морочили голову коммунистическим  распределением по потребностям, нужно было народу сказать: «Все богатства польются полным потоком, и осуществится великий принцип – от каждого по способностям, каждому по  мотивам». Народ сначала б безмолвствовал, а потом резво потрусил в парткомы выяснять, что это за такая хитрая штука – мотивы. Зачем забрали потребности и ввернули какие-то мотивы. Секретарь парткома с ученым видом знатока сказал бы: «Мотив – это опредмеченная потребность. Мотив – это главный двигатель ваших действий». Услышав про двигатель, народ немного бы успокоился. Может, зарплату будут двигателями выдавать. Между тем, секретарь продолжил бы: «По-старому вы б получили одни потребности, а теперь намного больше, потому что в мотивах сидят не только потребности, но и побуждения, интересы, влечения, склонности, стремления, намерения, соображения, желания и цели».

         Это объяснение напоминает сцену, когда атаман Бурнаш из «Неуловимых мстителей», отобрав единственную корову – кормилицу у крестьянки, говорит ей с пафосом: “А ты что думала, дурья твоя башка? Задаром твоя свобода завоевывается? А знаешь ли ты, глупая женщина, что сегодня у тебя одну корову взяли, а завтра… завтра десять вернут? Чьи были коровы? Чьи? Помещичьи, кулацкие! Теперь твои будут! Все – быки, коровы, куры, свиньи – все будут твои! Потерпи, сестра. Воротим, все воротим. Свободная женщина… Гражданка!”

        Что это такое опредмеченная потребность? Допустим, мы хотим кушать (кушать – это потребность). Зашли в кафе и, взяв меню, выбрали шашлык. Наша потребность кушать опредметилась в шашлыке. Теперь мы хотим шашлык. Шашлык стал нашим мотивом.

        Непрестанное возвышение наших потребностей вызывает и множество мотивов поведения и деятельности. Одним из основных мотивов нашей жизни является мотив утверждения собственной значимости. На доказательства своей значимости уходит 90% нашей энергии. Если энергия в допустимых пределах тратится на личностный рост для поддержания чувства собственного достоинства, самолюбия и честолюбия, такой мотив может только приветствоваться. Совсем другое дело, когда силы расходуются на соревнование у кого чего больше и у кого что лучше. Ради самоутверждения люди идут на унижение других, совершают безумные поступки. И все это ради того, чтобы кому-то что-то доказать.

          Не меньшую распространенность имеет мотив идентификации с другим человеком — стремление подражать любимым литературным героям, спортсменам, актерам кино и вообще  авторитетным личностям. Это могут быть и лица ближайшего окружения – отец, учитель. Этот мотив стимулирует личностный рост. Естественно, что особую популярность он приобрел в среде подростков. Идентификация с кумиром наполняет человека дополнительной энергией: возникает интерес, появляются намерения и цели быть похожим на него. 

        Поскольку большинство людей живет неосознанно, находясь в своеобразном состоянии транса, постольку мы часто встречаемся с немотивированным поведением. Немотивированное поведение – поведение, за которым нет ни выбора, ни потребности, поведение без мотива. Когда мы что-то делаем на «автомате», по привычке, в таких действиях, можно сказать с оговоркой, мотив отсутствует. Вспомните Шурика с хорошей девочкой Лидой в новелле «Наваждение». Это поведение на «автопилоте», с нулевым восприятием действительности смело можно считать немотивированным. Если заключенных отправили на лесоповал, у них отсутствует выбор и потребность. Значит, вырубка леса не сопряжена с мотивами, потому что основана на насилии.

        Мотивы всегда прячутся за поступками. Решившись на поступок, мы предварительно сделали свой личный выбор. Мотив исходит от нас, изнутри. Он отражает не стремление от чего-то, а побуждение, стремление к чему-то. Если желания, соображения, потребности стимулируют нас к действию, значит, это мотивы.

        Зачастую, одни и те же действия вызываются разными мотивами. Вспомним героев рассказа Чехова «Детвора»: детишки в рассказе играют в лото, и каждый ребенок делает это, руководствуясь своими мотивами и потребностями. У каждого свой интерес в игре: кто-то играет из-за денег, кто-то из-за азарта (стремится выиграть, чтобы потешить собственное самолюбие), кто-то ради процесса, а кто-то погружен в арифметику игры и получает удовольствие от того, как много на свете всяких цифр. Аналогичная ситуация складывается и в мире взрослых – действия одинаковые, а мотивы разные. Кто-то женится по любви, а кто-то по любви к деньгам, кто-то строит взаимоотношения с людьми с позиции «выиграл – выиграл», а кто-то только с позиции «выиграл – проиграл». Контактируя с внешним миром, чтобы не наделать глупостей, нужно знать и учитывать мотивы людей. Человек через свой интерес и цели раскрывает истинные мотивы своих поступков. Например, вы увидели плачущую дочь. Возможные мотивы: вы подошли к ней, и плач сразу прекратился – это «привлечение внимания», вы подошли к ней, и плач стал громче – это «власть», если все это происходит в присутствии посторонних – это «месть», если дочь что-то натворила и боится отвечать – это «избегание неудачи».

        Ф. М. Достоевский  в романе «Преступление и наказание» гениально описал мотивы преступления Раскольникова.  Это помощь униженным людям, столкновение с миром зла, бедствия близких ему людей.  Но читающую публику больше заинтересовал мотив Раскольникова решить этическую проблему –  можно ли, преступив законы, быть счастливым.  “Тварь ли я дрожащая или право имею?», – задает он себе вопрос. Ответ на этот острый нравственный вопрос однозначен. О всеобщем счастье в момент убийства герой не задумывался: “Нет, мне жизнь однажды дается и никогда ее больше не будет: я не хочу дожидаться “всеобщего счастья”. Не достигает Раскольников и личного счастья — после совершения убийства он терзается, страдает и мучается.