RSS Feed

Начальственность

10.02.2015 by petr8512

Плодит начальников держава,
Не оставляя чистых мест;
Где раньше лошадь вольно ржала,
Теперь начальник водку ест.
И. Губерман

Начальник – человек, который приходит на работу вовремя в тот день,

когда вы опаздываете, и опаздывает в те дни, когда вы приходите вовремя.
Л. Левинсон

Хочешь узнать слабости человека – дай ему в руки на время власть.

Леонид С. Сухоруков

       Начальственность как качество личности –  склонность, усевшись в начальственное кресло, проявлять неуважительность к подчинённым, выглядеть важным и значительным; проявлять гордыню, высокомерность, строгость.

      Бежит слепой зайчик по тропинке и спотыкается о змею. Обращается к змее: – Извините, я слепой и не видел вас, из-за слепоты, я даже не знаю кто я. Змея отвечает: – Я тебя понимаю. Я тоже слепая и не знаю кто я. Зайчик предлагает: – Давай ощупаем друг друга и определим кто мы… Змея ощупывает зайчика и говорит: – Ты мягкий, пушистый, с коротким хвостом и длинными ушами. Ты, наверное, зайчик. Зайчик в свою очередь ощупал змею и говорит: – Ты холодная, скользкая, у тебя маленькая голова и очень длинный язык. Ты, наверное, начальница…

       Начальственность – стремление повелевать и вкушать почести. При этом высокомерно, пренебрежительно  и чрезмерно строго относиться к подчинённым, не прислушиваться к их мнению, использовать на полную катушку свои карательные возможности, самоутверждаться за счёт унижения нижестоящих, сделать из субординации неприступную крепость,  поощрять подхалимаж, наушничество, подсиживание, подговаривание и интриги.

      Начальственность предполагает умение так руководить, чтобы все достижения других были зачтены на её счёт, а просчёты и неудачи на заранее назначенного козла отпущения. Начальственность положительно относится к пунктуальности подчинённых утром и отрицательно вечером. Если начальственность проста и доброжелательна, значит, вы обознались. Низкопоклонники всегда найдут на свою голову начальственность.

     Начальственность обычно некомпетентна и не квалифицирована. Начальник – непрофессионал – начайник. У начальственности все пальцы на руках указательные. Обожая руками водить, она, в то же время, не умеет руководить людьми разумно, убедительно и понятно.  Начальственность мечтает о том славном времени, когда не было трудовых договоров, профсоюзов, трудового права, а были рабы и бессловесные холопы. Никаких тебе жалоб на преследование. Что ни сказал, выполняется, как по щучьему веленью.

         Подчинённая начальнику: – Кто я по гороскопу? Дева, но для Вас могу стать Раком.  

       Пришел мужик в зоомагазин. Ходит, разглядывает клетки с хомячками, морскими свинками и прочей живностью. Видит клетку с попугаем, на клетке цена-1000 у. е. Мужик зовет продавца и спрашивает: — А что так дорого-то? — Да это не простой попугай, это —  попугай- начальник. Он немного знает законодательство, составляет распорядительные документы, пишет заключения. – Ух, ты, надо же, сколько ж его учили-то. А вот рядом такой же, а стоит уже 2000, это почему же? — Да этот попугай – прекрасный распорядитель денежных средств, знает три языка, выступал на международных семинарах по совершенствованию системы управления. Словом, очень ответственный руководитель, большой начальник.  – Ой, а вот этот вообще 10000 стоит. Господи, он что, вообще все может?? — Да нет, мы пока не видели, чтоб он что-то полезное делал, но оба попугая  называют его «Шеф».

        Начальственная природа – приказывать и наказывать. Начальственность не понимает, что нельзя наказывать, не завоевав у подчинённых авторитет, уважение и любовь. Подчинённые, выходя  из начальственного кабинета, выглядят  какими-то…  натянутыми. Находясь на начальственном ковре, ощущаешь себя пылью.

       Философ Владимир Тарасов говорит, что,  не завоевав сердце, нельзя наказывать.  Если сердце не завоевано, значит, вы не входите в центр притя­жения подчиненных вам лиц. Приближение к вам для них не ценно. Удаление от вас — не печально, и если вы все же выносите приговор, то это обнаруживает, что вы плохо понимаете происходящее вокруг вас, неадекватно воспринимаете ситуацию. Это только наносит ущерб вашему авторитету. Поскольку непростительно для руково­дителя. А простительно лишь для безнадежного новичка.

   Не завоевав сердце, можно наказывать лишь в случае, если нарушен закон, установленный не вами, а вашими предшественни­ками. Но и здесь заложен риск: ведь и ваши предшественники могли не пользоваться авторитетом. В любом случае надо знать меру. Чрезмерное наказание выглядит как месть слабого человека.

    Лучшая реакция на нарушение — реакция силы, реакция безраз­личия: да, я вижу, что вы нарушаете, и к этому вопросу мы, несомненно, вернемся недели через две. Может быть, у вас и есть свои резоны для нарушения, но мы вернемся к этому позже. И уж, конечно, в интонации никакого добродушного оттенка: ах, баловник, ну погодите, уж доберусь до вас! И никакой злобы: я злопамятен, берегитесь! Только безразличие машины, которая, когда основатель­но разберется, может и наказать. Но может и понять. А может, что менее вероятно, даже простить. Завоевав сердце, нельзя не наказывать. Если не наказывать, подчиненный, побуждаемый естественным желанием приблизиться к центру притяжения, забудет о мере. Он потеряет главное качество подчиненного — готовность выполнить приказ, еще ничего не зная о его содержании. Не наказываемый подчиненный будет стремиться выполнять лишь те приказы, которые способствуют его продвижению в центр, и уклоняться от выполнения иных. Вслед за ним и другие подчиненные будут рыться в ваших приказах, как в дешевых товарах на распродаже, выбирая для выполнения наиболее для себя подхо­дящие. Наказан лишь тот, кто почувствовал себя наказанным, а не тот, кого наказали.