RSS Feed

Начетничество

31.07.2014 by petr8512

Начетчики и талмудисты рассматривают марксизм […] как собрание

догматов… начетчики и талмудисты, … не вникая в существо дела,

цитируют формально, в отрыве от исторических условий…»

И. В. Сталин

Начетничество не заменяет ума.

Magis magnos

Люди, забившие свою память слишком большим количеством информации,

часто теряют способность легко мыслить и анализировать.

Неизвестный автор

      Начетничество как качество личности –  склонность к поверхностному, неглубокому знанию многочисленных источников информации; склонность к знанию, основанному на механическом, некритическом, догматическом усвоении прочитанного.

      Один человек прочел несметное количество книг, выучил тысячи цитат, но, будучи поверхностным и легковерным начетчиком,  так и не подошел к Абсолютной Истине. И вот однажды он узнал, что есть Слово, что дает человеку невиданную силу. Если научиться его правильно произносить, то можно ходить пешком по воде. Но вот найти кого-либо, кто бы научил его этому правильному произношению, он не смог. Человек сам пытался говорить так и этак. Наконец, он решил, что понял, как это делается. Однажды, сидя на берегу, он увидел, что на острове посреди речки какой-то старик ходит по берегу и что-то ищет. Человек взял лодку, приплыл на этот остров и начал рассказывать старику об этом Слове. Долго и нудно он учил старика, как правильно произносить его. Старик терпеливо выслушал все, потом поблагодарил его и сказал, что обязательно попробует. С чувством выполненного долга человек поплыл назад. На середине пути он вдруг услышал шлепанье босых ног по воде. Человек оглянулся – старик его  догонял пешком, шагая по воде: – Слушай, мил человек, – сказал он. – Стар я стал, склероз совсем замучил, сам понимаешь. Напомни мне еще раз, как же правильно произносить это самое слово.

      Начетничество – бездумное цитатничество, обнажающее ограниченность личности. Начетчик пробегает глазом по страницам тысяч книг, но разум его остается нетронутым, как девственный лес. Взяв в союзницы зубрежку, он может выучить десятки тысяч афоризмов, но так и не подарит своему разуму возможность тщательно проанализировать их.

      Поверхностность – ахиллесова пята начетничества. Одностороннее и легковерное, начетничество скачет «галопом по Европам»  – по новому знанию, оставляя разум в стороне от познания. Восприятие ограничивается привлечением хаотичного, сумбурного и беспокойного ума, который гарантирует лишь легкий променад по новому знанию.  Мудрость прочтет один афоризм, сопоставит его с уже существующим знанием и попытается проверить на практике, как он действует. Если идея, заключенная в афоризме, жизнеспособна, она становится часть жизненного опыта мудреца. Так он и идёт по жизни – от одной апробированной мысли к другой.

      Начетничество – бездумное завладение умственным багажом. В одно ухо влетело – в другое вылетело. Это про начетничество. В сухом остатке в памяти остается либо зазубренный материал, который из-за непонимания нельзя применить на практике, либо крайне поверхностные знания, нужные лишь для того, чтобы производить впечатление на глупых девиц и откровенных невежд.

     Беда начетничества, его жирный минус – неспособность рождать принципиально новое знание. Начетчик, как попугай, может повторять то, что заучено и зазубрено. Там, где отдыхает разум, не появляется новое знание. Начетник по определению не способен на открытия, изобретения, гениальные, талантливые идеи. Он гордится тем, что не несет отсебятины. Это важно, когда пересказываются мысли священных писаний, но прискорбно, когда человек генерирует сплошные банальности в форме замшелых мыслей, избитых фраз и перезрелых догм, несравненно далёких от жизненной практики.

     Александр Круглов пишет: «Понятно, что «начетчик» стало именем нарицательным. Каждый официальный ученый проповедник какой-либо официальной идеологии (например, коммунистической идеологии в социалистическом государстве) – именно начетчик. Истина для него уже дана в священных текстах «классиков» идеологии, а он лишь – «идеологический работник». Поскольку в такой ситуации исключается, что мышление начетчика вправе привести его к выводам, отличным от заведомо истинных – это его мышление можно признать мышлением только по форме, ибо сам свободолюбивый дух подлинного мышления – готовность признать истину еще неведомую, если новые факты или аргументы ее приоткроют – начетническим мышлением изгоняется в принципе. Начетчик – фанатик если не по характеру, то по обязанности и логикой вещей: как и фанатик, если он и допускает у других какие-то сомнения, то это значит только, что он берется исправить заблуждающихся «методом убеждения». За которым уже, так или иначе, следует «метод принуждения»».

      К мудрецу однажды пришла женщина с мальчиком и сказала: – Я уже испробовала все способы, но ребенок не слушается меня. Он ест много сахара. Пожалуйста, скажите вы ему, что это не хорошо. Он послушается, потому что он вас очень уважает. Мудрец посмотрел на ребенка, на доверие в его глазах, и сказал: – Приходите через три недели. Женщина и ребенок послушно пришли через три недели. Мудрец сказал: – Приходите еще через три недели. Когда они пришли в третий раз, Мудрец сказал мальчику: – Сынок, послушай мой совет, не ешь много сахара, это вредно для здоровья. – Раз вы мне советуете, я больше не буду этого делать, – ответил мальчик.

   Женщина спросила мудреца, почему он не сказал этого в первый же раз, ведь это так просто? Мудрец признался ей, что сам любил есть сахар, и, прежде чем давать такой совет, ему пришлось самому избавляться от этой слабости. Сначала он решил, что трех недель будет достаточно, но ошибся…

    Один из признаков настоящего Мудреца таков: он никогда не станет учить тому, чего не прошел сам. Мудрец честен, и в первую очередь с собой. Его слова слиты с реализацией. Слова Мудреца проистекают из его личного опыта, его мудрость живет в нем самом, не в писаниях.

    Инаят Хан Хидаят учил: «Настоящий мудрец не станет учить тому, чего не испробовал сам…. Мудрец, поэтому, с неохотой выражает свое мнение, тогда как это очень легко сделать глупцу, подставляя себя, таким образом, под расспросы других, особенно когда мнение формируется без знания фактов».  

        Начетничество – скольжение по верхам знания. Современное толкование начетничество получило лишь в конце XIX века. До этого в христианстве начетниками называли грамотных мирян, допускавшихся к чтению религиозных текстов в церкви или на дому у верующих.  Машинальное,  некритическое, догматичное и неразборчивое перенимание знаний – визитная карточка начетничества. У старообрядцев наоборот начетчиком считался тот, кто мог показать свою начитанность и ученость. В Древней Руси  начетничество  было основным способом образования. С хвостом годов оно утратило свои позиции. Стало очевидным, что на начетничестве далеко не уедешь, если хочешь, чтобы твоя страна развивалась и была в авангарде мирового прогресса.

    Начетничество бездушно. Священник Андрей Сыркин утверждает: «Христианство без Христа превращается в начетничество, когда ты все знаешь, все понимаешь, но толку от этого ноль. Это такая себе теория, которая не реализуется на практике. И думается, именно потому наши дети уходят, потому так мало людей желает слышать о Христе — потому что теория у нас есть, а практики нет. Точнее практика есть, но совсем другая, не та что во Христе».

       От начетничества, как не востребованного практикой знания, нет никакой пользы людям. В древние времена жил человек Чжу. Однажды он узнал, что старый охотник Ма Тэн умеет убивать драконов. Чжу пришел к нему и попросил научить убивать драконов. — Это трудное искусство. Готов ли ты без отдыха пять лет учиться с утра до вечера? Есть ли у тебя деньги, чтобы заплатить за учение? — Да, — сказал Чжу и приступил к учению. Прошло пять долгих лет. Все эти годы он прилежно учился побеждать драконов. Он вернулся в деревню без копейки в кармане, но зато мог победить любого дракона. Чжу прожил долгую жизнь, но ни разу не повстречался с драконом. И так как он ничего не умел делать, то жизнь его протекала в горести и нужде. И только состарившись, Чжу понял простую истину: познания хороши те, которые нужны людям и приносят им пользу.