RSS Feed

Нарочитость

02.02.2015 by petr8512

Но нарочитое стремление к величию делает человека не великим, а вздорным.

Хун Цзычен

Зачем нам сцены нарочито драматические, когда есть

бесстыдно повторяющаяся повседневность с вязкой

скукой и льдистостью безразличия.

Нина Ротта

В этих заботах не было прежней теплоты, и ласковость

жены казалась ему нарочитой и не радовала его.

Николаева, Жатва.

       Нарочитость как качество личности – склонность говорить, совершать какие-то действия умышленно, преднамеренно, подчёркнуто и демонстративно, чтобы всем был понятен выделенный акцент; проявлять деланные, показные, фальшивые чувства.

      В банке в очереди стоят очень полный мужик, за ним типичная американская мамаша, всё разрешающая своим двум развесёлым мальчишкам лет десяти. Мальчишки смотрят на огромный зад толстяка, тычат в него пальчики, ржут в голос, замеряют ладошками, едва не касаясь… Маман лыбится, но не реагирует. Наконец, толстяку надоедает, он поворачивается к заткнувшимся мальчишкам и спокойно, вежливо просит их прекратить баловаться, добавив, что он “не может похудеть в любом случае”. Затем он отвернулся. Один из мальчишек нарочито громким, язвительным, тонким голоском спрашивает: – Мистер, а почему вы не можете похудеть? Не поворачиваясь, мистер нарочито спокойным голосом отвечает: – Всякий раз, когда я сплю с вашей мамой, она дает мне конфетку. Мёртвая тишина. Потом вся очередь начинает ржать, как ненормальные. Мамаша хватает своих негодников за руки и выбегает из банка.

     Нарочитость – это когда каждый шаг делается нарочно.   Нарочитость – умышленная демонстрация своих намерений. Нарочитость – акцентированное поведение, призванное привлечь к себе внимание окружающих. Чтобы добиться своих целей, человек может нарочито проявлять невнимательность, безразличие, грубость, строгость.

     Четырёхлетняя девочка, которую наказала её бабушка, стоит в углу и плачет. К ней подходит дедушка, который во внучке души не чает, и нарочито строго говорит: – Что, бабушка обидела? Сейчас я пойду, и уши ей оторву! Внучка, успокаиваясь: – Деда, а серёжки мне отдашь?

     Нарочитость легко найти в компании искусственности, неестественности, театральности, принуждённости и наигранности. Как известно, покажи мне своё окружение, и я скажу, кто ты. Нарочитость вынесла из общения с этими качествами личности фальшивость, аффектированность, преднамеренность и надуманность.  Напускная и деланная нарочитость не может похвастать искренностью и открытостью. Она привыкла работать на публику. Нарочитость – мастерица совершать специально выдуманные поступки.

    В жизни нет ничего случайного. Нарочитость тому яркое подтверждение. Каждое  своё действо оно осуществляет неслучайно, Всё специально задумано, никаких импровизаций. В нарочитости много чрезмерности и избыточности, поэтому всё, что она делает, выглядит слишком претенциозно и вычурно.  

     С распространением услуг секса по телефону многие озаботились проблемой, как  звучит их голос и начали говорить нарочито сексуально. В большинстве случаев это выглядит отвратительно. Психологи считают, что когда люди говорят таким нарочито сексуальным и с особым придыханием голосом, соблазнительно мурлычут, будьте уверены: они просто с вами играют, и это особенно неприятно, если вы слышите, что, закончив разговор с вами, они тут же обращаются в подобной манере к другим людям. Все это выглядит неискренне, оскорбительно и свидетельствует о желании манипулировать собеседниками.

    Эти люди полагают, что могут «соблазнить» другого человека и заставить его сделать все, что они пожелают. Они слишком высокого мнения о себе и считают возможным играть другими. Тех, кто говорит с придыханием, не принимают всерьез. Сьюзен Хейден Элджин, преподаватель лингвистики университета города Сан-Диего, пишет, что их считают людьми, не заслуживающими доверия. Вы сразу почувствуете фальшь в этих столь сексуально разговаривающих личностях, когда услышите, что они сохранили свой тон, даже поняв, что не имеют успеха у того, кого пытались соблазнить. Понаблюдайте, как их голос сразу же становится нормальным, как только они поймут, что не способны добиться желаемой реакции ни от кого.

    В публичный дом приходит посетитель — стра-а-ашный, аж жуть!  Квазимодо. Без содрогания сердца на такого и не взглянешь. Но что делать! И мадам отправляет к нему девушку. Через пару минут девушка пулей вылетает из комнаты и буквально слетает по лестнице, на ходу причитая: “Ужас! Ужас! Ужас!”.  Тогда мадам отправляет к нему вторую девушку. Через минуту-другую сцена повторяется: девица чуть не кубарем слетает с лестницы, шепча в страхе: “Ужас! Ужас! Ужас!” Мадам отправляет к нему третью девушку, но исход тот же: “Ужас! Ужас! Ужас!” Что делать! Желания клиента — закон. И Мадам отправляется к нему сама. Девицы со страхом сгрудились внизу в ожидании того, что же сейчас произойдет. Но проходит две минуты, пять минут, десять, пятнадцать.. . В конце концов, через двадцать минут мадам выходит из комнаты, нарочито победоносно спускается по лестнице и обращается к своему трудовому коллективу: – Ну, что? ! Ну, да! Ну, ужас! Но не “ужас-ужас-ужас”!”

     Нарочитость иногда может вызвать улыбку и смех.

      По набережной Невы идёт моряк.  Всё чин по чину – брюки-клёш, изогнутый краб с якорем, ленты на «беске» – из похоронного бюро (обычно там заказывали). Всё. Никакого перебора в плане кучи немыслимых аксельбантов, громоздящихся друг на друга значков или десятков нашивок на рукавах. Довольно скромно. Но необычно было то, что у него был очень оттопырен правый карман брюк. Нарочито… навязчиво даже оттопыренный. Это бросалось в глаза, и народ смотрел на него и вслед ему. С интересом смотрел. Он вразвалочку подошёл к остановке трамваев и троллейбусов – народу много, все смотрят.

    И тут начинается действо: моряк, остановившись, засунул руку в карман и достал оттуда “клубок” цепочки, тогда такие затычки в ваннах к таким цепочкам цепляли, а на конце – якорь, мичманский большой, но не просто, а без рифления и без усиков, и , как я понял спаянный из двух. Начинает морячок ме-едленно цепь травить. Все наблюдают, дыханье затаив. И вот, как только якорь лёг на асфальт, старшина убрал излишки якорь -цепочки обратно в карман, достал из второго “Беломор” и спички, закурил. Постоял, покурил, выбросил папиросу в урну. После этого, ме-е-едленно-ме-едленно – много медленнее, чем пять минут назад, начал поднимать якорь. Поднял, убрал в карман и пошёл дальше.

   Все буквально животы надорвали, а у него ни один мускул на лице не дрогнул.