RSS Feed

Наушничество

03.09.2013 by petr8512

Только тот с успехом дует в уши, кто нашел для себя подходящие уши:

умному в уши надуть — не совсем легко.

Народная мудрость

Наушник да переносчак, что на реке перевозчик: нужен на час, а там – не знай нас!

Пословица

     Наушничество как качество личности – склонность тайком наговаривать, нашептывать, нажаловаться; передавать злые сплетни о ком-либо.

     Наушничество – это умение так «нагреть» уши, чтобы зачесался язык. Бездарный и подловатенький трус расспрашивает другого про его личную жизнь не потому, что хочет помочь, а  для того, чтобы, как только закроется за ним дверь, приступить к любимому делу – перемывать косточки за его спиной.

      Народная мудрость гласит: «Временщики да наушники – божья кара». Стоит завестись одной «паршивой овце» в коллективе, и спокойствию конец. Зараза наушничества, если она к тому же поощряется начальством, может поразить многих. Люди сознательно начнут «висеть на ухе», сексотить, капать и крысятничать.

      Если руководитель разумен, наушничество может выйти боком для самого наушника. Есть такой анекдот.  Маршал Жуков выходит из кабинета Сталина после совещания и цедит: “У, жопа усатая!”. Поскребышев услышал, донес Сталину. Сталин вызывают Жукова обратно. – Товарищ, Жуков, кого вы имели в виду под словами “жопа усатая”? – Гитлера, товарищ Сталин. – А вы кого имели в виду, товарищ Поскребышев?

     Это анекдот, а вот реальная история с участием наушничества. В  1942 году генерал-полковник Константин Рокоссовский (маршалом он станет через 2 года), находящийся на излечении в госпитале после ранения, оказался в обществе известной  киноактрисы Валентины Серовой. Это случилось в Большом театре. Серова была весьма красивой женщиной, мужчины были от нее без ума, достаточно сказать, что свои гениальные стихи «Жди меня, и я вернусь! Только очень жди!..» писатель, поэт и журналист Константин Симонов посвятил ей. Серова не отличалась верностью. То же наушничество пустило по ушам следующую историю о ней. Гуляет она с Константином Симоновым по Ваганьковскому кладбищу, и вдруг  спрашивает: – Костя, чтобы ты написал на моей могиле? – Константин задумался, и затем произнес:

Здесь спит Серова Валентина

Моя и многих верная жена.

Храни Господь ее незримо,

Впервые спит она одна.

     После ее встречи с Рокоссовским наушники просто не могли не распространять слухи и сплетни о том, что у них роман. Тем более что маршал был красавцем и далеко не святым. Как бы там ни было, Лаврентий Берия узнал об этом и доложил Сталину: мол, артистка Серова живет в штабе у Рокоссовского, и что уж ее там так задерживает, догадываться не приходится. «Серова? Красивая женщина.  Очень красивая», — отреагировал Верховный. — «Но, товарищ Сталин, авторитет командующего падает. Что будем делать?» — «Что будем делать? — Сталин начал задумчиво прохаживаться по кабинету. — Что будем делать, что будем делать… Завидовать будем, товарищ Берия! — И, остановившись напротив всесильного наркома, спросил: — А где жена товарища Рокоссовского?» — «Я уточню, но, должно быть, она в эвакуации». — «Немедленно отыщите ее и самолетом отправьте в штаб к Рокоссовскому. Они с  Серовой сами разберутся, кому уехать, а кому остаться».

      Наушничество – это отсутствие лояльности к отсутствующим. Чиновники знают правило: «Всякое отсутствие опасно». Они на собственном опыте убедились. Стоит отлучиться, и ты становишься объектом критики, пересудов и осуждения. Наушники наивно полагают, что капая и фискаля, они получат дивиденды доверия у начальства. Заблуждение. Доверие у присутствующих приобретается именно нежеланием «полоскать чужое грязное бельё» в отсутствии хозяина. Защищая отсутствующего, человек получает доверие присутствующих. Каждый думает: «Раз он так благородно ведет по отношению к отсутствующему человеку, значит, и обо мне не будет говорить гадости в моё отсутствие. Такому человеку можно доверять».

      Стиве Кави в книге «Семь навыков высокоэффективных людей» пишет об абсурдности и неразумности наушничества: «Предположим, мы с вами разговариваем наедине и оба критикуем своего руководителя в такой манере, в которой не осмелились бы этого делать в его присутствии. А что произойдет, если у нас с вами случится размолвка? Вы прекрасно знаете, что я буду с кем-то обсуждать ваши недостатки. Именно этим мы с вами занимались за спиной своего руководителя. Вы знаете мою натуру. В лицо я говорю приятные вещи, а за спиной злословлю. Вы видели, как я это умею делать.

      Это и есть суть двуличия. Создает ли это резерв доверия на моем Счете в отношениях с вами? А теперь представьте себе, что вы начинаете критиковать нашего начальника, а я, сказав, что согласен с содержанием некоторых ваших аргументов, предлагаю пойти прямо к нему и рассказать о том, что, на наш взгляд, нужно делать по-другому для улучшения ситуации. Какой реакции вы теперь можете ожидать от меня в случае, если кто-то будет при мне критиковать вас за вашей спиной?

      Еще пример. Предположим, стремясь установить с вами дружеские отношения, я рассказываю вам то, что мне по секрету рассказал кто-то другой. – Мне не следовало бы вам этого рассказывать, – говорю вам я, – но так как вы мой друг… Может ли это предательство интересов другого человека способствовать росту вашего доверия ко мне? Не задумаетесь ли вы о судьбе той информации, которой вы сами делились со мной по секрету? Может быть, она тоже стала достоянием других людей?

      Может показаться, что подобным поведением вы делаете вклад на Счет ваших отношений с человеком, который находится рядом с вами. Но на самом деле это снятие со Счета, поскольку вы своими поступками демонстрируете отсутствие цельности личности. Вы можете получить в качестве золотых яиц временное удовлетворение от того, что дискредитируете кого-то или выдадите информацию, предназначенную не для всех, но ведь при этом вы будете душить гусыню, подрывать отношения, которые могли бы доставить вам много радости в будущем».