RSS Feed

Непосредственность

22.02.2013 by petr8512

В современном мире искренность и непосредственность так же редки,

как лицо без маски во время карнавала.

   Олег Рой

         Непосредственность как качество личности – способность спонтанно реагировать на жизненные ситуации, проявлять себя по внутреннему влечению без всяких промежуточных ступеней самоанализа своих предполагаемых действий.   

        Мать спросила своего ребёнка: — Знаешь ли ты, что Бог был здесь, когда ты крал печенье с кухни? — Да. — И что он смотрел на тебя всё это время? — Да. — А что он говорил тебе, как ты думаешь? — Он говорил: «Кроме нас здесь никого нет, возьми и мне немного!» Помню, еще в советские времена, когда моему сыну было пять лет, поехали мы с ним в метро на левый берег Днепра. В метро он никогда не был. Выходим на улицу, смотрю, он о чем-то напряженно думает, а затем спрашивает: «Папа, а почему мы раньше никогда в метро не ездили?» – «Да, как-то не было надобности. А что?», и он выдает перл: «Пять копеек, а столько удовольствия».

       Непосредственность достоверно раскрывает свой внутренний мир без всякого опосредования, в отсутствии какой-либо внутренней цензуры. Обычно человек, прежде чем говорить и действовать, проходит несколько внутренних фильтров. Мы живем в материальном мире, находящемся, в основном, под влиянием энергии выгоды. Эгоизм – первый враг человека, тем не менее,  он является самым распространенным из человеческих качеств. Поэтому первый и самый тяжелый барьер, который нужно преодолеть человеку для того, чтобы общаться с другими людьми – это ложное Эго, которому подчинены ум, чувства, а в запущенных случаях и разум. Ложное Эго – противник всего, что может как-то нанести урон тому, с чем оно себя отождествляет. А поскольку у него «руки загребущие», то зона его претензий обширна, как у маркиза Карабаса из мультфильма «Кот в сапогах».  Ложное Эго пропустит в свет только то, что ему выгодно. Если сегодня в цене непосредственность, естественность и непринужденность, значит, будем из кожи лезть, скрести по внутренним сусекам, чтобы выложить на показ людям, хотя бы жалкое подобие этих качеств.  Но, как не старайся, махровому эгоисту эта задача не по зубам. Вредоносные бациллы эгоизма поражают сознание по мере взросления личности, и первыми его жертвами становятся непосредственность, естественность и непринужденность.

          У каждого человека изначальный потенциал, талант непосредственности противостоит фальши и надуманности внешнего мира. Идет борьба этих сил. Если человек не может отстоять свою самостоятельность, непосредственность слабеет, дряхлеет и отмирает. В «Мертвых душах» Гоголь писал о девушке, только что вышедшей в мир: «Она теперь, как дитя, все в ней просто: она скажет, что ей вздумается, засмеется, где захочет смеяться». Но, писал он дальше, «пусть-ка только за нее примутся теперь маменьки и тетушки. В один год ее наполнят всяким бабьем, что сам родной отец не узнает. Откуда возьмется и надутость, и чопорность, станет ворочаться по вытверженным наставлениям, станет ломать голову и придумывать, с кем, и как, и сколько нужно говорить, как на кого смотреть; всякую минуту будет бояться, чтобы не сказать больше, чем нужно; запутается наконец сама, и кончится тем, что станет наконец врать всю жизнь, и выйдет просто черт знает что!» Чтобы не случилось «черт знает что», нужно бежать от надутости, чопорности, актерствования и той «житейской мудрости», которая ампутирует у тебя божий дар непосредственности.

          Непосредственность – это не наивность, бездумность, неблагоразумие и нерассудительность, это следование своим внутренним порывам, искреннее выражение своих чувств и эмоций,  поведение, лишенное лицемерия и стереотипных ограничений, это способность не стесняться сомнений, не бояться говорить правду, удивляться и сопереживать, не скрываясь за маской безразличия.

       Однажды утром Лин-чи находился в храме. Вскоре пришёл молодой человек и сел неподалёку с закрытыми глазами в застывшей позе. Этот молодой человек жаждал стать учеником и таким образом думал произвести впечатление на Мастера…  Лин-чи подошёл и, стукнув его костяшками пальцев по голове, произнёс: — Вставай и уходи! В нашем храме достаточно статуй. Огорчённый молодой человек обернулся на пороге, и Лин-чи сказал: — Будь живым! Не претендуй и не усердствуй!

         Помимо ложного Эго существует еще один мощный фильтр – разум. Обладатель разумности жестко контролирует «болтовню ума» и умеет отсекать мысли, где содержится хоть малейший намек на глупость или не проверенное знание. На язык попадает только тщательно продуманная мысль. Пусть, считает он, я немногословен и сдержан, зато не выгляжу легкомысленным и глупым. Позиция, заслуживающая уважения, но жизнь многогранна в своих проявлениях, иногда требуется слышать не разум, а голос своего внутреннего контролера – совести. Не случайно, мужество, решительность, бесстрашие и отважность свойственны непосредственным людям. В сложных жизненных ситуациях эгоист думает о себе любимом, находясь под влиянием ложного Эго, он не способен действовать легко и без раздумий.

        Непосредственность бросается спасать людей, находясь под влиянием голоса сердца. Без тени сомнения она идет в огонь и в воду, лишь бы спасти другие жизни. Она прирожденный спасатель, поставщик альтруистов и проводник бескорыстия. Спроси ее: «Зачем ты так рисковала жизнью? Что заставило тебя броситься спасать людей?», и она, как Пашка Колокольников из рассказа Василия Шукшина «Живет такой парень» ответит: «Дурость» и пояснит: «Я же мог подорваться».

        Непосредственность, как правило, проявляется в связке с искренностью, непринужденностью, естественностью, правдивостью и простотой. Такое содружество качеств позволяет человеку стесняться плохого и не стесняться хорошего. Он становится открытым и отзывчивым человеком. Непосредственность принимает себя как личность, обладает высокой самооценкой и, в силу этого, отказывается актерствовать, лицемерить, играть чужие роли и надевать маски. Для нее жизнь кажется серой, тусклой и пресной, если она лишена спонтанности решений и нестандартности поступков.

          Михаил Веллер рассказал о забавном эпизоде, произошедшем при встрече композитора Хачатуряна с художником Сальвадором Дали. Зайдя в сопровождении слуги в роскошный приемный зал, обставленный гарнитурами времен  Луи XV, композитор стал ожидать Дали. Часы показывали четырнадцать часов. Перед ним мозаичный столик с  армянскими коньяками, испанскими винами и фруктами. Прошло полчаса. Хачатурян выпил пару рюмок коньяка и запил их бокалом вина. Щиплет виноград, а Дали все нет. Проходит час, Хачатурян начал нервничать, попробовал открыть двери, но они были закрыты. С досады он осаживает еще коньячку. Захотелось кушать, время то обеденное. Присаживается обратно к столику, выбирает грушу поспелее, апельсином закапывает рубашку, налегает на коньяк, фрукты. «В туалет надобно выйти Араму Ильичу. А двери заперты!!! Никакие этикеты и правила хорошего тона уже неуместны, он стучит вовсе двери, сначала застенчиво, а дальше – просто грохочет ногами: никакого ответа. Тогда пытается отворить окна – или покричать, или уж… того… Но стрельчатые замковые окна имеют сплошные рамы, и никак не открываются. Хачатурян начинает бегать на своих коротких ножках по залу и материться с возрастающим напором. И к четырем часам всякое терпение его иссякает, и он решает для себя – вот ровно в четыре, а там будь что будет! да провались они все! А на подиуме меж окон стоит какая-то коллекционная ваза, мавританская древность. Красивой формы и изрядной, однако, емкости. И эта ваза все более завладевает его мыслями. И в четыре он, мелко подпрыгивая и отдуваясь, с мстительным облегчением писает в эту вазу и думает, что жизнь не так уж плоха: замок, вино, павлин… и высота у вазы удобная. А часы бьют четыре раза, и с последним ударом врубается из скрытых динамиков с оглушительным звоном “Танец с саблями!” Дверь с громом распахивается – и влетает верхом на швабре совершенно голый Дали, маша над головой саблей! Он гарцует голый на швабре через весь зал, маша своей саблей, к противоположным дверям – они впускают его, и захлопываются!.. И музыка обрывается. Входит церемониймейстер и объявляет, что аудиенция дана. И приглашает к выходу. Остолбеневший Хачатурян судорожно приводит себя в порядок, справляясь с забрызганными брюками. На крыльце ему почтительно вручают роскошный, голландской печати, с золотым образом, альбом Дали с трогательной надписью хозяина память об этой незабываемой встрече. Сажают в автомобиль и доставляют в отель. По дороге Хачатурян пришел в себя и хотел выкинуть к черту этот поганый альбом, но подумал и не стал выкидывать. А там его ждут и наперебой расспрашивают, как прошла встреча двух гигантов. И он им что-то такое плетет о разговорах про искусство, стараясь быть немногословным и не завраться. В тот же день полное изложение события появляется в вечерних газетах, причем Дали в простительных тонах отзывается об обыкновении гостя из дикой России использовать в качестве ночных горшков коллекционные вазы стоимостью в сто тысяч долларов и возрастом в шестьсот лет. Так или иначе, но больше Хачатурян в Испанию не ездил».