RSS Feed

Несносность

22.02.2015 by petr8512

Нет более несносных глупцов, чем те, которые не совсем лишены ума.

 Франсуа де Ларошфуко

Мальчик становится совершенно несносен, когда приближается к пятидесяти.

Янина Ипохорская

Всего несноснее жить на свете бесполезно.
Н.М. Карамзин

Ох уж эти несносные журналисты! Половина лжи,

которую они распространяют обо мне, не соответствует действительности.

Фаина Раневская

      Несносность как качество личности – склонность быть невыносимо надоедливым, противным, занудным; проявлять отрицательные качества личности, которые крайне тяжело  вынести и вытерпеть.

     Мать: — И это мой родной сын?! Такой капризный и несносный мальчик! Вовочка: — Ты сама, мама, несносная! Да если бы я знал, что у тебя такой характер, то никогда бы не позволил папе жениться на тебе.

     Несносный Вовочка спрашивает у учительницы литературы: – А как вы относитесь к творчеству Окуджавы? – У него замечательные стихи! Я подписываюсь под каждым его словом. – То есть вы согласны, что умный любит учиться, а дурак учить?

     Человек может представлять такую систему качеств личности, от которой всем станет невмоготу.  Не существует  какого-то обязательного ряда проявленных качеств личности, которые могут сделать человека несносным. Иногда одной ревности или подозрительности с лихвой хватит, чтобы окружающие бежали от тебя, как от вируса Эболы. Обычно несносность связана с проявлением надоедливости, упрямства, занудства, навязчивости, глупости.

      Женщина жалуется подруге: – Муж у меня совершенно несносный. Он только про свою мамочку все время говорит: “А вот мама так не делает”, “А вот видела бы мама”, “А маме это не понравилось бы”… А я у него вообще на десятом месте. – Надо, чтобы он обратил внимание на тебя как на женщину, тогда он про мать и не вспомнит. Он вечером придет, а ты его встреть в каком-нибудь сексуальном наряде. …Приходит вечером муж домой – жена его встречает в черном белье, черных чулках, на руках – черные перчатки. – Боже, ты вся в черном – что-нибудь с мамой?!

      Так, Мольер писал: «Учёность в дураке несноснее всего». Ему вторит Роберт Лембке: «Образованный дурак ещё более несносен, чем необразованный».

      А что было несносно для А.С. Пушкина?

– Несносно видеть пред собою

Одних обедов длинный ряд,

Глядеть на жизнь как на обряд,

И вслед за чинною толпой

Идти, не разделяя с ней

Ни общих мнений, ни страстей.

    Тот же Мольер  писал: «Самое несносное в любви – это спокойствие. Безоблачное счастье может наскучить, в жизни никак нельзя обойтись без приливов и отливов: с препятствиями и любовь разгорается сильней, и наслаждение ценится больше».

     В Талмуде сказано: «Трое крайне несносны: бедняк-гордец, старик-волокита и богач-скряга».

      Несносными в быту были многие великие люди.

     «Лавочка мелкой торговли» – именно так Ландау называл… женитьбу. Великий физик считал, что брак и любовь несовместимы. Он убеждал свою возлюбленную Конкордию Дробанцеву (Кору) не портить их высокие отношения свадьбой. Ученый отчаянно боялся потерять то, чем дорожил больше всего на свете — личную свободу, но… все-таки женился. Правда, перед этим заставил невесту поклясться, что она не будет ревновать его к другим женщинам: «Пока все мои разговоры о любовницах носят, к сожалению, только теоретический характер… Ревность в нашем браке исключается, любовницы у меня обязательно будут! Хочу жить ярко, красиво, интересно».

      Жена Ландау в своей скандальной книге «Академик Ландау. Как мы жили», по завещанию опубликованной уже после её смерти, описывает такой случай: «Даунька влетел в мою комнату, крепко обнял меня, звонко поцеловал в нос, объявил: -Корочка, я к тебе с очень приятной вестью, сегодня вечером в двадцать один час я вернусь не один, ко мне придет отдаваться девушка! Я ей сказал, что ты на даче, сиди тихонечко, как мышка в норке, или уйди. Встречаться вы не должны. Это ее может спугнуть!”

    Ревность и недоумение не должны были смущать жену. Цитата из книги Коры Ландау: «И вдруг ты пожалела для меня какую-то чужую, совсем тебе не нужную девушку. Где логика? Ведь ты не можешь желать мне зла, если я стал преуспевать у девушек, ты должна радоваться моим радостям, моим успехам! Я так боялся жениться. Я, вероятно, плохой муж, но врать, что-то придумывать я не умею и не хочу, пойми, это просто омерзительно!»

    Великий физик Альберт Эйнштейн через 11 лет семейной жизни сочинил целый манифест, который регламентировал бы его отношения с первой женой Милевой Марич.  Альберт и Милева были женаты с 1902 по 1916 год. В письме к супруге, датированном 1914 годом Эйнштейн изложил ей свои условия семейной жизни, которые она была обязана безукоризненно соблюдать, чтобы сохранить их распадавшийся к тому времени брак.

    Она должна была следить за тем, чтобы его вещи и белье всегда были в порядке, подавать ему еду трижды в день. Ей вменялось в обязанность не унижать его перед детьми — словами или поведением. Среди прочего, не ждать никаких чувств со стороны мужа и не упрекать его за их отсутствие.

    Ей предстояло смириться с тем, что отныне ее супруг не должен сидеть с ней дома или путешествовать, а также расстаться с иллюзиями по поводу того, кто в доме хозяин. Об этом свидетельствуют следующие два требования: «Вы должны замолчать, если я вас об этом попрошу» и «Вы должны покинуть спальню или кабинет немедленно и без возражений, если я вам об этом скажу».  В письмах друзьям Эйнштейн хвастал: “С женой я обращаюсь как с прислугой, которую не могу прогнать”. Интересно, что ко времени написания этого письма Эйнштейн уже состоял в связи со своей двоюродной сестрой Эльзой. Вскоре Милева и Альберт стали жить раздельно, но окончательно развелись только через пять долгих лет, в 1919.

      Лев Толстой  все 48 лет супружеской жизни устраивал своей жене психологические проверки. Когда они поженились, Льву было 34, а Софье — 18. Лев Толстой был человеком влюбчивым. Ещё до женитьбы у него случались многочисленные связи . Сходился он и с женской прислугой в доме, и с крестьянками из подвластных деревень, и с цыганками. Даже горничную его тётушки невинную крестьянскую девушку Глашу соблазнил. Когда девушка забеременела, хозяйка её выгнала, а родственники не захотели принять.

     Особенно долгой и сильной была связь Льва Николаевича с крестьянкой Аксиньей Базыкиной. Отношения их продолжались три года, хотя Аксинья была женщиной замужней. Когда Лев Николаевич сватался к своей будущей жене Софье Берс, он ещё сохранял связь с Аксиньей, которая забеременела. Перед женитьбой Толстой дал прочитать невесте свои дневники, в которых откровенно описывал все свои любовные увлечения, чем вызвал у неискушённой девушки шок. Она помнила об этом всю жизнь.

   Она мечтала о каретах, пышных платьях и украшениях, балах, театрах и приемах, – словом, всех тех развлечениях, которые мог дать свет девушке ее положения, но согласилась уехать в его имение Ясная Поляна. И целых 19 лет никуда не выезжала. Почти все 48 лет их совместной жизни Софья Андреевна либо была в положении, либо кормила грудью. Ей было больно и горько наблюдать, как ее Левушка зажимает в углах горничных и кухарок. Она ревела по ночам, но ничего поделать не могла.

    Толстой был занят поиском смысла жизни, не замечая супруги. Он думал обо всех, только не о ней. А Софья Андреевна не просто любила, она своего мужа боготворила, но постоянно мучилась и страдала от его невнимания. К концу жизни Толстому казалось, что жена душит его своей любовью, шпионит за ним, не дает жить.