RSS Feed

Неуживчивость

18.09.2013 by petr8512

Кто привык беситься, тому ни с кем не ужиться.

Пословица

Сену с огнем не ужиться

Пословица

      Неуживчивость как качество личности – неспособность ладить с окружающими, жить в согласии, налаживать контакты; провоцировать конфликты, демонстрировать деструктивное поведение.

     Неуживчивость – это нестерпимое желание вырвать язык у окружающего мира. Там, где появляется неуживчивость, остальным нечем дышать. Махровый, закоренелый эгоист, пусть нехотя, но будет делать вид, что слушает точку зрения оппонента. Неуживчивость не желает слушать чужих мнений. Сокровенное ее желание – чтобы окружающий мир работал на одной волне – принимал только ее мнение и был безответным. Безответность окружающих – голубая мечта неуживчивости. Какая была бы удача, если б можно было заткнуть всем рот, сделать бессловесными, не способными тревожить ее гипертрофированное ложное эго. Но мир не желает быть немым, поэтому неуживчивости остается только одно – оставаться в одиночестве или уживаться с безответными собаками, кошками и другими животными. Гав и мяу она как-то ещё может стерпеть. Впрочем, совершенно не уместно ставить рядом с неуживчивостью такие качества личности как терпение, выдержка и  коммуникабельность. Если бы она понимала собачий язык, бедный песик немедленно оказался бы на помойке.

      Удел неуживчивости – одиночество.  Именно она является одним из главных поставщиков бобылей, старых дев, живущих вдали от детей тещ и свекровей. Не умея адекватно общаться и взаимодействовать с окружением, неуживчивость становится неугодной везде, где бы она не появилась. Она лезет, куда не следует, её гонят, а она опять лезет на рожон. Это напоминает деревенскую картину, когда стадо коров возвращается с пастбища. Все коровы смиренно бредут в коровник, но всегда находится одна бродячая корова, которая начинает блукать  по дворам. Ее нещадно лупят, гонят со двора, но пристрастие шататься там, где не надо, оказывает ей дурную услугу – очередной двор и опять тумаки и гонения.

      Неуживчивость, подобно бродячей корове, не способна ужиться ни в одном коллективе. Со всеми без исключения она портит отношения, даже с начальством она не способна ладить. Забыв, кто взял ее на работу и платит зарплату, она будет осуждать своего руководителя в чём угодно – в разврате, пьянстве, воровстве. Ужасно нетерпимая, не лояльная и конфликтная, неуживчивость в кратчайшие сроки становится раздражителем в любом коллективе. Кадровики зачастую чешут «репу», ведь брали человека с прекрасным образованием и хорошим послужным списком. Оказывается, главное не «бумага». Формальное образование еще не гарантия того, что принятый работник будет угоден организации.  Главное, чтобы у человека был хороший характер, то есть множество положительных качеств личности. С хорошими качествами личности он быстро освоится в новой должности. Можно иметь десять дипломов, пять защищенных диссертаций и одновременно с этим быть носителем неуживчивости, и организация будет готова взять на эту высокую должность уборщицу, лишь бы быстрее распрощаться с неуживчивостью.

        Неуживчивость в конечном итоге погубила гениального реформатора России Петра Аркадьевича Столыпина. Будучи исключительно порядочным, честным человеком, не терпящим в своём окружении мздоимцев (что для чиновничьей элиты России было скорее исключением, чем правилом), Столыпин того же требовал и от других. Например, граф Орлов, личный друг Николая II, задолжал государству более 130 тыс. рублей налогов. Столыпин заставил его раскошелиться, что не прибавило ему любви в среде дворцовой камарильи. Писатель Александр Бушков пишет: «Но главная беда Столыпина была в том, что всего за несколько лет своего правления он ухитрился восстановить против себя решительно всех. Левые его ненавидели ещё за «столыпинские галстуки», но на посту премьера он поссорился и с правыми. С императорским двором он тоже был в ссоре, так как ненавидел Распутина, который имел большое влияние на царицу. Николай II поначалу относился к Столыпину с большой симпатией, но после его убийства даже на похороны не приехал. Неуживчивость не есть признак хорошего политика, а премьер-министрам такое и вовсе противопоказано. Столыпин мешал в России всем – от монархистов до анархистов. Он просто не мог остаться в живых, и с этой точки зрения его гибель, как это ни печально, была вполне логична». Есть весьма правдоподобная версия того, что и убийство Столыпина было организовано казнокрадами – выходцами из тогдашних российских спецслужб. Например, заместитель Столыпина на посту министра внутренних дел и начальник Отдельного корпуса жандармов генерал Павел Курлов из 300 тыс. рублей, отпущенных на празднование в Киеве юбилея Великой реформы Александра II, присвоил почти половину. Столыпин об этом знал и после возвращения из Киева собирался возбудить против него дело.

       Неуживчивый характер, прежде всего, вредит самому его обладателю. Биографы Вильгельма Рихарда Вагнера – гениального композитора германской музыки считают, что он обладал сложным и неуживчивым характером. Он с крайней нетерпимостью относился ко всем другим композиторам, особенно работавшим, как и он, в оперном жанре. Главным своим противником Вагнер считал композитора Джакомо Мейербера, работавшего сразу в трёх странах – Франции, Германии и Италии. Причём вражда с Мейербером получилась в строгом соответствии с суждением: «Не делай добра, не получишь зла».

      В 1839 году молодой Рихард Вагнер, который в ту пор жил очень бедно и влез в долги, сбежал из Германии во Францию, спасаясь от кредиторов. Однако и там его достали, и он даже отсидел в долговой тюрьме четыре недели. И в этой сложнейшей ситуации Вагнеру помог Джакомо Мейербер – дал денег и подкинул работу по музыкальным аранжировкам. Проработав во Франции три года, в 1842 году Рихард Вагнер вернулся в Германию. Дела у него постепенно пошли, и тут он стал яростно нападать на своего бывшего благодетеля Мейербера.

    Биографы утверждают: Рихард Вагнер был слишком гордым, и считал, что посторонняя помощь человека унижает. Поэтому он возненавидел от всей души помогшего ему в критический момент Мейербера. И стал утверждать, что музыка Мейербера – это пошлость, при постановке опер он всё делает не так, слишком много внимания уделяет внешним эффектам. Кстати, сам Вагнер уделял внимание внешним эффектам даже больше, чем Мейербер – достаточно вспомнить скачущих по сцене лошадей в вагнеровской опере “Валькирия”. Однако замечая соринку в чужом глазу, в своём глазу Вагнер бревна не заметил. Затем Вагнер выдвинул просто убойный аргумент против музыки Мейербера – он заявил, что это музыка коммерческая, и Мейербер пишет ради денег. То, что сам Вагнер точно так же, как и Мейербер, получал гонорары за свою музыку, он тоже предпочёл не заметить.

     Затем Вагнер неожиданно вспомнил, что Джакомо Мейербер – еврей по национальности, и перенёс свою ненависть к Мейерберу на еврейский народ в целом. В 1850 году Рихард Вагнер даже написал статью “Еврейство в музыке”, в которой доказывал, что евреи, по его мнению, во-первых, не создали в музыке ничего выдающегося, во-вторых, по словам Вагнера, они вредно влияют на немецкую культуру, а в-третьих, как утверждал Вагнер, они сами по себе плохие и вредные, и даже, как написал Вагнер, “самый язык евреев противен нам, он подобен перепутанной болтовне”. Впоследствии, когда Рихард Вагнер стал общепризнанным музыкальным авторитетом, на эту статью стали ссылаться многие теоретики антисемитизма, от Хьюстона Чемберлена до Адольфа Гитлера.

       Между тем, антисемитские утверждения Вагнера выглядят весьма странно. И не только с фактической точки зрения (гениальных еврейских композиторов в процентном отношении к численности народа ничуть не меньше, чем “истинно-арийских”), но и с точки зрения личностной. Во-первых, Рихард Вагнер родился не где-нибудь, а в еврейском квартале Лейпцига. Его родители считались христианами, но почему они тогда жили в еврейском квартале – тайна, покрытая мраком. Во всяком случае, многие современники Вагнера считали его евреем. Среди тех, кто был убеждён в еврейском происхождении Рихарда Вагнера, был и выдающийся немецкий философ Фридрих Ницше. Во-вторых, несмотря на то, что Рихард Вагнер враждовал с Джакомо Мейербером, у него была масса друзей-евреев – Самуэль Лерс, Карл Таузиг, Йозеф Рубинштейн, Анджело Нейман, Герман Леви. Таким образом, весь антисемитизм Рихарда Вагнера целиком и полностью базировался на личной ненависти к Джакомо Мейерберу, который помог ему в трудную минуту, и, по мнению Вагнера, унизил его своей помощью.

      Кстати, Вагнер невольно попал в антисемитскую историю даже после своей смерти. В 1942 году военному коменданту Вены доложили, что в Венской опере находится бюст композитора-еврея Феликса Мендельсона, а это противоречит “арийскому порядку”. Комендант лично отправился в оперу разбираться, и сам осмотрел все установленные там бюсты композиторов. Табличек с фамилиями не было, а в лицо Мендельсона комендант не знал, поэтому он приказал солдатам выбросить на улицу бюст того композитора, который чертами лица больше всех напоминал еврея. Солдаты выбросили бюст Рихарда Вагнера. Сложность, противоречить и неуживчивость характера Рихарда Вагнера, тем не менее, никоим образом не отменяет его гениальность в музыке, и он по праву считается одним из виднейших представителей европейского оперного и драматического музыкального искусства.