RSS Feed

Обман

04.07.2013 by petr8512

Когда нам удается надуть других, они редко кажутся нам такими дураками, какими кажемся мы самим себе, когда другим удаётся надуть нас. Франсуа де Ларошфуко

Способен на любой обман тот, кто привык делать из черного белое и из белого черное.
Овидий

Кто раз умеет обмануть,
Тот много раз еще обманет.
Лопе де Вега

Вернейший способ быть обманутым — это считать себя хитрее других.
Франсуа де Ларошфуко

    Обман как качество личности – склонность к сознательному введению в заблуждение другого лица с корыстными целями.

     В одном ресторане кто-то из посетителей попросил приготовить живую рыбу. Официант выловил рыбу из бассейна и показал её посетителю. Тот попросил его бросить рыбу на пол. Официант исполнил, что от него требовали. Он бросил рыбу на пол, затем поднял её и исчез вместе с ней на кухне. Как потом выяснилось, в некоторых заведениях посетителям предлагают живую рыбу лишь для того, чтобы, удалившись с ней на кухню, бросить её обратно в воду. А вместо предъявленной посетителю рыбы готовят блюдо из задохнувшейся, несвежей рыбы. Зная об этом, посетитель своей просьбой бросить рыбу на пол предохраняет себя от обмана. Раз рыба ударилась об пол и доведена до полусмерти, ничего не остаётся, как незамедлительно препроводить её на сковороду.

     Как не печально, обман пронизывает все сферы человеческой жизни, и бесчисленные полки его обладателей, как ярко проявленного качества личности, всё множат и множат свои силы. Виртуозы обмана представлены в русской литературе образами Хлестакова и Остапа Бендера. Случалось бывать в гостях на российской земле и такому маэстро обмана, как граф Калиостро, убеждавшего современников в своем бессмертии. «Вы знаете, виконт, подобную мысль я где-то уже слышал… Ах, да, это было на пиру у Клеопатры – ее произнес наместник Александрии». В романе русского писателя XIX века Е. Салиаса «Кудесник», посвященном этому всемирно известному авантюристу, есть следующие строки: «К графу шли всякий за своим. Всем было известно, что у него несметное богатство, так как он сам при помощи алхимии делает золото и бриллианты. Одни спешили на его великолепные обеды и ужины, другие – чтобы поправить при помощи алхимии свои пошатнувшиеся состояния, третьи, посмелее, — чтобы войти через него в сообщество с духами и мертвецами. Наконец, большая часть, и в особенности простой народ, шли не к алхимику, а к замечательному медику. Невероятные излечения графа-доктора, почти сверхъестественные, были известны во всем Париже. Молва о них опередила еще его появление, а теперь несколько случаев подтвердили эту молву. Вдобавок кудесник-доктор, возвращая едва живых и умирающих к жизни, делал это всегда даром… Многие благоразумные люди и в высшем кругу, и среди буржуазии пожимали плечами, презрительно усмехались и даже сердились, когда при них говорили о кудеснике Калиостро. Они объясняли все очень просто. Графиня Лоренца была для них только развратная женщина, которою ловко торговал ее муж, сам же он был шарлатан и талантливый фокусник. Его чудесные исцеления А. Калиостро совершались всегда в среде простонародья, а два опыта исцеления в высшем кругу не удались. Эти благоразумные люди доходили до того, что уверяли, но бездоказательно, что граф Калиостро нанимает людей-полубродяг из предместья Св. Антония и заставляет их разыгрывать роли больных, умирающих, а иногда даже мертвых, чтобы над ними показать свои чудеса».

          Обман многолик и разнообразен, если попробовать описать все его разновидности, не хватит и тысячи страниц. К обману человека могут вынудить обстоятельства – это «разовый» обманщик, обман не стал проявленным качеством его личности. Но есть и другая категория людей,  которые, обманув, говорят: «Я не могу иначе». Это настоящие обманщики, для которых склонность вводить людей в заблуждение стала второй натурой. Так, знаменитая аферистка начала XX века Сонька Золотая Ручка играла роль Дамы, Ошибившейся Номером. Этот способ ограбления Сонька называла «гутен морген». Обман состоял в следующем. Поселившись в элитной гостинице, она перед рассветом проникала в чужой номер, зная, что в это время люди обычно крепко спят, и начинала чистить карманы. Если жильцы вдруг просыпались, то видели перед собой элегантную даму в дорогих украшениях, которая начинала раздеваться, якобы думая, что находится у себя в номере. Заканчивался спектакль невинным смущением и взаимными извинениями.

       Обман – следствие лживости и безверия. Его инструментом может стать любой предмет, факт, явление, слово или переодевание. Анекдотичный случай произошел с Татьяной, служившей во времена царствования Екатерины Великой в армии под фамилией Курточкин. В нее, вернее в капитана Курточкина, влюбилась дочь одного из офицеров полка. Поскольку ответить взаимностью Татьяна по понятным причинам не могла, она мягко отвергла влюбленную девицу. Та в отместку решила оклеветать честнягу – капитана,  заявив, что он соблазнил ее и бессовестно бросил, пообещав жениться. Капитана отдали под суд, и сколько Татьяна не пыталась разоблачить обман, ей никто не хотел поверить. В итоге суд приговорил ее к лишению всех прав и высылке в Сибирь. Тогда она подала прошение к императрице, в котором честно призналась, что она и капитан Курточкин одно и то же лицо. Когда это подтвердилось, суд отменил свое решение, уволил ее в отставку, сохранив за ней чин капитана.

       Интересный эпизод с переодеванием, произошедшим в элитном охотничьем хозяйстве, обслуживавшем членов Политбюро КПСС, описывает Ю. Щербатых: «Туда на охоту прибыли Генеральный секретарь Никита Хрущев и тогдашний правитель Восточной Германии Хонеккер. Причем последний был страстным любителем охоты на зайцев. Для таких гостей заранее пойманных зайцев выпускали на лужайку перед охотничьим домиком, и те стреляли их прямо с крыльца дома. Однако накануне случилась неприятность: изгородь загона, где содержались звери, прохудилась, и все зайцы до единого благополучно сбежали в лес. Узнав об этом, Хрущев пришел в ярость и пообещал снять с работы всех виновных в срыве охоты его высокопоставленного гостя. Егеря же весьма дорожили своей непыльной и доходной службой и поэтому стали лихорадочно соображать, как им выпутаться из сложившегося положения. А Хрущев с Хонеккером тем временем пошли перекусить и выпить с дороги. И тут главному егерю пришла в голову гениальная мысль. Он взял заячью шкуру и вместе с товарищами зашил в нее местного кота, жившего у них в доме. После этого они вынесли бедное животное на лужайку перед домом и сообщили об этом гостям. Уже не совсем трезвые руководители дружественных держав выскочили на крыльцо и начали палить по нему из ружей. Одуревший от стрельбы кот не нашел ничего лучшего, как стрелой вскарабкаться на ближайшую сосну. От такого необычного зрелища немцу стало плохо. – Что за удивительная страна, – говорил он потом. – Здесь даже зайцы по деревьям лазают».

          Обман предполагает создание благоприятных условий, в частности доверия потенциальной жертвы. Обманщик пускает в ход открытость и обаяние, формирует соответствующую репутацию, создает имидж правдивого, честного человека,  разговаривает доверительным  тоном, создает легенды, обеспечивает некритическое восприятие со стороны объекта обмана, льстит,  вызывает жалость, играет на индивидуальных личностных особенностях человека, создает соответствующую ролевую ситуацию, вызывает в потенциальной жертве обмана чувство собственной важности.

        Играя на сострадании и милосердии людей, заклятые обманщики прикрывают свое корыстолюбие «благородными» целями: сбором денег на строительство православного храма или детского дома для сирот, иногда – для лечения больных детей или другой не менее чистой и возвышенной цели. Философ Дубровский так комментирует это явление: «За немногими исключениями обман – безнравственная форма защиты собственных интересов. При этом, однако, создается видимость соблюдения нравственных и других социальных норм (принципов честности, справедливости, юридических законов и тому подобное), что как бы удваивает обман, обусловливает двуплановость всякого акта обмана. Без создания такой видимости, без тщательного камуфляжа своих действительных устремлений обманывающий не может рассчитывать на успех. Поэтому тот, кто стремится достигнуть своей практической цели ценой обмана, выступает, как правило, под личиной поборника истины, добра и справедливости. Сколько раз нам читали высокую мораль творцы подлого обмана! Сколько раз под покровом выспренных речей торжествовала ложь, хитроумная, уводящая от истины и ответственности полуправда!»

         Обман всегда идет в связке с одним или несколькими пороками. Любимые его союзники – жадность, глупость, страх, ханжество, лесть, хитрость, клевета, мистификации и лицемерие. Достаточно сложно выявить обман, когда он спрятался под лицемерной маской искренности, открытости и любви. Мастером такого рода обмана была императрица Екатерина II. Если она не держала слово, то обставляла разыгранный сюжет так, что ее, как и жену Цезаря, нельзя было ни в чем заподозрить. Исторический эпизод со свергнутым малолетним императором Иоанном Антоновичем – яркое тому подтверждение. Он был заключен в  Шлиссельбургскую крепость и, вроде бы, не представлял особой опасности, но при определенном неблагоприятном раскладе мог стать опасным претендентом на российский престол. Законных оснований у него было намного больше, чем у императрицы, убившей своего мужа с помощью любовника – Алексея Орлова. Из книги выдающегося художественного критика, долголетнего библиотекаря Петербургской публичной библиотеки В. В. Стасова «Брауншвейгское семейство» следует, что план убийства Иоанна Антоновича произошел прямо от самой императрицы. В ночь с 4 на 5 июня 1764 года поручик Смоленского пехотного полка В. Мирович попытался освободить узника. Когда приставы, охранявшие узника, увидели, что нападавшие могут освободить Иоанна, они выполнили инструкцию, данную им на этот случай Екатериной, и убили Иоанна Антоновича. Мирович был схвачен, арестован, судим и приговорен к смерти.

     По роману Г. Данилевского «Мирович», Поликсена – невеста Мировича – добилась приема у Екатерины II с просьбой помиловать ее жениха. Дальше предоставим слово Данилевскому: «- Государыня, можете ли хоть обещать? — спросила она. – Все, что в моих силах. – Даже помилование? – вспыхнувшим взором впиваясь в Екатерину, спросила Поликсена. – Увижу!.. По вашей искренности… Есть сообщники, подстрекатели? – Есть… Одно лицо. – В живых оно? И вы знаете? – медленно спросила императрица. – Знаю… В живых… – Можете уличить, доказать? – Могу. – И его не привлекали к следствию? – Его никто не знает, а в нем вся вина… Екатерина встала. Облако прошло по ее лицу. – Извольте, – сказала она, – обещаю даже помилование, говорите, кто это лицо?<…> – Вы были откровенны со мной, – объявила она просительнице. – Я сдержу обещание… Поликсена упала к ногам императрицы. Та ее ласково придержала, обняла. В глазах Екатерины светилась ласковая, добрая улыбка. – Только ни слова о том никому, – заключила императрица, -завтра экзекуция, утром. Указ о помиловании будет с фельдъегерем доставлен к эшафоту. 15 сентября 1764 года Мирович был казнен. Палач за русые длинные волосы поднял отрубленную, бледную, окровавленную голову казненного… Площадь ахнула, раздался вопль девушки, без памяти упавшей на руки обезумевшей от горя старухи. – Да, – рассказывал щеголеватый преображенец, идя от места казни с измайловцем, — непостижимо. Николай Иванович, фельдъегерь-то… опоздал ведь всего на пять минут. Показался, слышно, от Тучкова моста, когда все уже было кончено». Формально «добрая» Екатерина свое обещание сдержала – указ о помиловании был ею подписан. Обидно, что этот нерасторопный фельдъегерь задержался на пути к месту казни! Но она-то причем? Вмешался слепой случай, и несправедливость восторжествовала. Никто и не пытался уличать императрицу в обмане и лицемерии. Да и к чему? Иоанн Антонович вместе с несчастным поручиком отправились в мир иной.