RSS Feed

Обязывание

15.10.2015 by petr8512

Каждый человек обязан, по меньшей мере, вернуть

миру столько, сколько он из него взял.

Альберт Эйнштейн

Если женщина делает вас счастливым, она

когда-нибудь обязательно вам это припомнит.

Афоризмы о женщинах

      Обязывание как качество личности – склонность заставлять кого-либо испытывать благодарность, потребность отплатить за оказанную услугу, любезность и т.п; налагать известные обязанности, заставлять поступать, вести себя определенным образом.

    У моей жены есть чувство долга и обязанности – чувство, что я ей должен и обязан по гроб жизни…

   Мужчина познакомился с девушкой вечером. Утром говорит:- После того, что случилось, я, как порядочный человек, обязан на вас жениться.- Ой, Господи, а что же такое случилось?

   Жена офицера говорит мужу: – Почему ты на мне женился, дорогой?- Ты так стреляла глазами, что я был обязан подавить эту огневую точку.

   Алгоритм обязывания: «Ты – мне, я – тебе». Обязывание как качество личности основано на понимании правила взаимного обмена. Роберт Чалжони пишет: «Это правило гласит, что мы обязаны постараться отплатить каким-то образом за то, что предоставил нам другой человек. Если женщина оказывает нам любезность, нам следует ответить ей тем же; если мужчина посылает нам подарок ко дню рождения, мы должны вспомнить о его дне рождения; если супружеская пара приглашает нас к себе на вечеринку, мы должны в свою очередь пригласить эту пару к себе. Таким образом, правило взаимного обмена гарантирует нам своего рода награду за любезности, подарки, приглашения и тому подобное. Признательность настолько часто сопутствует получению подобных вещей, что словосочетание «премного обязан» превратилось в синоним слова «спасибо» во многих языках».

   Вот как описывает алгоритм обязывания Гоулднер: – Так, в некоторых областях Пакистана и Индии широко распространен узаконенный обычай обмена подарками «Вартан Бханджи». «Важно то, что сложившаяся система не дает людям оставить данные ими обязательства невыполненными. Так, после окончания свадебного торжества хозяева дарят уходящим гостям конфеты. Отсчитывая их, хозяйка может сказать: „Эти пять — ваши“, имея в виду „Это за то, что вы раньше дали мне“; затем хозяйка добавляет еще конфет, говоря: „Это мои“. При первой появившейся возможности она получит свои конфеты обратно с дополнением, которое она позже возвратит и так далее».

      Человек любит тех, в ком принял участие, кому покровительствует, тех, кого он  сильно обидел и ранен, он, в лучшем случае, недолюбливает. Возникает парадоксальный феномен. Человек спасает кому-то жизнь, выручает из беды, помогает принять вызовы жизни и чувствует в себе желание покровительствовать тому, кого спас и выручил.  Всё дело в том, что во Вселенной действует закон, говорящий о том, что любое служение, чем более оно искренне и преданно – обязывает к покровительству. Оно просто обязывает. Человек просто не может в силу объективных, можно сказать, физических законов отказать в покровительстве тому, кто служит.

    Когда Потемкин сделался любимцем императрицы Екатерины, сельский дьячок, у которого он учился в детстве читать и писать, решился отправиться в столицу и искать его покровительства. Зачем ты прибыл сюда, старина? – Да вот, ваша светлость,- отвечал дьячок, выгнали за ненадобностью: говорят, дряхл, глух стал. – В какую же должность тебя определить? – А уж не знаю. Сам придумай. – На другой день светлейший велел его позвать. – Ну, старина,- сказал ему Потемкин,- нашел я тебе отличную должность. Знаешь Исаакиевскую площадь? Видел Фальконетов монумент императора Петра Великого? – Еще бы! – Ну так сходи же теперь, посмотри, благополучно ли он стоит на месте, и тотчас мне донеси. Дьячок в точности исполнил приказание. – Ну что? – спросил Потемкин, когда он возвратился. – Стоит, ваша светлость. – Крепко? – Куда как крепко, ваша светлость. – Ну и хорошо. А ты за этим каждое утро наблюдай да аккуратно мне доноси. Жалование же тебе будет производиться из моих доходов. Теперь можешь идти домой. Дьячок до самой смерти исполнял эту обязанность и умер, благословляя Потемкина.

     Когда нам кто-то оказывает услугу, нам хочется оказать встречную услугу. Работает правило: услугу за услугу.

   Европейский ученый Айбл-Айбсфельдт поведал миру историю одного немецкого солдата, основной задачей которого во время Первой мировой войны была поимка вражеских солдат для допроса. Из-за специфики окопных боевых действий того времени армиям было чрезвычайно трудно пересекать территорию между линиями фронтов; но отдельному солдату было несложно пробраться ползком и незаметно проскользнуть в окоп противника. В армиях имелись специалисты, которые регулярно проделывали это, чтобы захватить в плен вражеского солдата. Германский специалист, о котором идет речь в нашем рассказе, успешно выполнял подобные миссии. Однажды он ловко преодолел расстояние между фронтами и застиг врасплох солдата во вражеском окопе. Ничего не подозревающий солдат в это время ел и поэтому был легко обезоружен. Испуганный пленник с одним лишь куском хлеба в руках затем сделал то, что, возможно, было самым важным поступком в его жизни. Он протянул своему врагу хлеб. Немец был так тронут этим подарком, что не смог выполнить свое задание. Он предпочел вернуться в свою часть с пустыми руками, не побоявшись гнева начальства. Еще более причудливым кажется недавний случай с вооруженным грабителем, ворвавшимся на званый обед в Вашингтоне (округ Колумбия), размахивая оружием и требуя денег, но он изменил свои намерения и даже извинился после того, как ему предложили остатки вина и сыра.

    Порочность обязывания в его корысти. Обычно, оказывая кому-либо услугу, человек в страсти или в невежестве завязывает у себя в памяти узелок: – Ты мне должен. Ты мне обязан. Его протеже тоже чувствует, что он уже в долгу перед своим «благодетелем». Состоялась своеобразная коммерческая сделка, никакого отношения к доброму делу не имеющая.

     Обязывание в страсти – корыстное, эгоистичное служение другому. Служение, обязывающее к ответному служению, является проявлением эгоизма и корысти.

     Обязывание людей воздавать тем же частенько используется манипуляторами.

      Роберт Чалдони утверждает, что небольшая любезность может породить чувство признательности, вынуждающее согласиться на оказание гораздо более важной ответной услуги. Поскольку правило взаимного обмена позволяет человеку выбирать форму обязывающей первой услуги и форму «аннулирующий долг» ответной услуги, нас легко могут втянуть в нечестный обмен те, кто пожелает использовать данное правило для извлечения собственной выгоды и манипуляции окружающими.

    Пишет одна женщина: – Однажды, это было около года назад, у меня не завелась машина. Когда я сидела на обочине дороги, ко мне подошел парень с автомобильной стоянки и помог ее завести. Я поблагодарила его, парень ответил, что он к моим услугам; когда он уходил, я сказала ему: «Если тебе что-либо когда-нибудь понадобится, забегай». Примерно через месяц этот парень пришел ко мне и попросил мою машину часа на два – съездить за покупками. Я чувствовала себя в какой-то степени обязанной, но испытывала неуверенность, поскольку машина была совершенно новая, а он выглядел очень молодым и неопытным. Позднее я выяснила, что он был несовершеннолетним и не имел страховки. Тем не менее, я одолжила ему машину. Он разбил ее.

   Как могло случиться так, что умная молодая женщина согласилась передать свою новую машину фактически незнакомому человеку (причем несовершеннолетнему), потому что он оказал ей маленькую услугу месяцем раньше? Или, в более общем плане, почему незначительные любезности часто побуждают к оказанию более важных ответных услуг? Одной из главных причин является неприятный характер чувства морального обязательства перед кем-либо. Большинство из нас не любит быть кому-нибудь обязанным. Обязательства угнетают нас, от них хочется поскорее избавиться.

   Страх разных возможных потерь нередко вынуждает людей отказываться от определенных даров и услуг. Женщины часто отмечают, что испытывают неприятное чувство обязанности, когда мужчины вручают им дорогие подарки или платят за дорогостоящий выход в свет. Даже угощение дешевой выпивкой может породить чувство долга. Одна моя студентка выразила это достаточно ясно в своей письменной работе: «Наученная горьким опытом, я больше не разрешаю парню, с которым встречаюсь, платить за мою выпивку. Я хочу, чтобы никто из нас не чувствовал, что я сексуально обязана». Исследования подтверждают, что основание для такого беспокойства имеется. Если женщина, вместо того чтобы платить самой, позволяет мужчине покупать себе выпивку, она автоматически начинает считаться (как мужчинами, так и женщинами) более доступной для него в сексуальном отношении.

     Обязывание вынуждает человека идти на уступки. Роберт Чалдони рассказывает о таком случае: – Как-то раз я прогуливался по улице, и вдруг ко мне подошел 11– или 12-летний мальчик. Он представился и сказал, что продает билеты на ежегодное представление бойскаутов, которое состоится вечером в ближайшую субботу. Мальчик спросил, не хочу ли я купить несколько билетов по 5 долларов за штуку. Поскольку представление бойскаутов было не тем мероприятием, которое мне хотелось бы посетить в субботний вечер, я отказался. «Хорошо, – сказал мальчик, – если вы не хотите купить билеты, как насчет больших плиток шоколада? Они всего лишь по доллару за штуку». Я купил пару и немедленно осознал – случилось нечто заслуживающее внимания, потому что: а) я не люблю шоколад; б) я люблю доллары; в) я остался с двумя ненужными мне шоколадными плитками; г) мальчик ушел с моими двумя долларами.

    Чтобы лучше понять, что же произошло, я отправился в свой офис и пригласил на совещание помогавших мне исследователей. Обсуждая ситуацию, мы увидели, как правило взаимного обмена вынудило меня уступить мальчику, требовавшему купить шоколад. Согласно этому правилу, человек, который действует по отношению к нам определенным образом, получает право на подобное действие в ответ. Одно из следствий правила взаимного обмена заключается в обязанности оплачивать услуги, которые были нам оказаны. Однако другим следствием данного правила является обязанность идти на уступку по отношению к тому, кто уступил нам. В ходе обсуждения мы с коллегами поняли, что именно такова была позиция, в которую поставил меня бойскаут. Его требование купить несколько плиток шоколада по одному доллару за штуку имело форму уступки с его стороны; это требование было представлено в качестве отступления от требования купить несколько пятидолларовых билетов. Если я признаю диктат правила взаимного обмена, с моей стороны должна была последовать уступка. И такая уступка действительно имела место: я сменил неуступчивость на уступчивость, когда мальчик от большего требования перешел к меньшему, хотя я не нуждался ни в одной из предлагаемых им вещей.

  Это классический пример того, как орудие автоматического влияния может заставить подчиниться требованию. Не имело значения, люблю я шоколад или нет; бойскаут уступил мне, щелк, зажужжало – я ответил уступкой со своей стороны. Конечно, тенденция отвечать уступкой на уступку не может неизменно работать во всех ситуациях в отношении всех людей; ни одно из орудий влияния, рассматриваемых в этой книге, не является до такой степени сильным. Однако в моем обмене с бойскаутом эта тенденция была достаточно выраженной, чтобы сделать меня обладателем пары ненужных и чересчур дорогих плиток шоколада.